Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
09:48 

Кроссовер: перевод.

Название: Дело маленьких зелёных человечков
Автор: AconitumNapellus
Размер: 21 150 слов в оригинале
Переводчик: Tivisa
Оригинал: здесь
Разрешение на перевод: Есть
Фандом: "The Man from U.N.C.L.E." 1964-68 гг. + Star Trek (TOS) (кроссовер)
Жанр: джен: приключения, дружба
Рейтинг: нет.
Персонажи: Джеймс Кирк, коммандер Спок, Леонард Маккой, Наполеон Соло, Илья Курякин, Александр Уэверли.

Саммари: Посетив прошлое с целью историко-культурных исследований, капитан Кирк и старший помощник Спок транспортируются на Землю с простой и невинной наблюдательной миссией. Они не планировали очутиться в нью-йоркской штаб-квартире А.Н.К.Л. – как и Наполеон Соло никак не рассчитывал обнаружить инопланетянина в туалете!

От переводчика: на мой взгляд, интересное переплетение двух фандомов. Классика как она есть - в отношении обоих сериалов.
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ:В тексте используется игра слов, привычная для сериала "The man from U.N.C.L.E.", поскольку название организации THRUSH/ТРАШ полностью созвучно названию певчей птицы - дрозда.

Акт I: А что у вас с ушами? Часть 1

Наполеон Соло покинул одну из многочисленных туалетных кабинок штаб-квартиры А.Н.К.Л. и вальяжной походкой прошествовал к раковинам. Вымыл руки, поправил перед зеркалом галстук, пригладил волосы. Соло думал вернуться в свой маленький кабинетик через оружейный арсенал - он нацелился на одну тамошнюю симпатичную секретаршу и планировал в эти выходные пригласить её на свидание. Но пока он так стоял и прихорашивался, ощутил на коже что-то странное - то ли покалывание, то ли щекотку, - сопровождающееся слабым шумом в ушах.

- Вообще-то оружие ТРАШ сюда не достаёт, - очень тихо сказал он собственному отражению.

Рука его скользнула под пиджак, нащупала рукоятку револьвера и успокаивающе замерла на ней. Наполеон неподвижно застыл, следя в зеркале за кабинками позади. Две двери открылись почти одновременно, и двое прилично одетых мужчин - в гражданском - шагнули в небольшое помещение. Они тут же заметили присутствие постороннего и хотели прошмыгнуть мимо, к выходу, но Соло мгновенно развернулся, выхватив оружие:

- Так, руки вверх и не двигаться.

Один мужчина выглядел ошарашенным, другой лишь поднял бровь. Затем оба очень медленно подняли руки и замерли.

- Что вы здесь делаете?

Тот, что ростом чуть пониже – светловолосый - очаровательно улыбнулся:

- Простите. Мы, должны быть, ошиблись отделом.

- Да, - добавил глубоким ровным голосом более высокий. - Боюсь, произошло отклонение от курса.

- И сильное отклонение, дружище, раз в итоге вы попали сюда, - скептически заметил Наполеон. - Это частная собственность. Очень частная. Кто вы такие? - резко бросил он.

Парочка переглянулась.

- Не думаю, что наши имена вам знакомы, - извиняясь, ответил высокий.

Соло наставил револьвер прямо на него:

- Вам лучше сказать их, да поскорее. А не то обнаружите аккуратную круглую дырочку в своей голове.

Незнакомец почти не отреагировал на угрозу, которая заставила бы большинство людей выдать столько подробностей, сколько Соло и не требовалось. Наполеон пригляделся пристальнее к этому странному высокому мужчине. Тот выглядел… иным, Наполеон мог описать это только так. Очень бледное, почти бело-зелёное, лицо, совершенно невыразительное. Тёмные, лишённые эмоций – как и вежливый голос - глаза. Несмотря на строгий деловой костюм, его голову покрывала шерстяная шапочка, надвинутая на уши и даже на брови, но Соло, тем не менее, видел: одна бровь поднята так, словно незнакомец только что услышал шутку.

- Дыру? - уточнил он, даже не повысив голоса. - То есть вы бы на самом деле выстрелили из этого древнего…

- Спок, - быстро проговорил светловолосый, слегка мотнув головой.

- Так это ваше имя? - подхватил Соло. – Не помню такого ни в одном досье ТРАШ, - он извлёк из кармана тонкую серебристую ручку и крутанул кончик. Его глаза неотрывно наблюдали за двумя неизвестными. – Открыть канал Д. Илья?

- Курякин слушает, - донёсся из ручки голос с русским акцентом. Опять же, незнакомцев абсолютно не удивило то, что большинство людей сочло бы настоящим чудом.

- Илья, тебе лучше спуститься сюда. В нашем туалете пернатые друзья. И пока идёшь, проверь имя Спок по трашевским досье. Можно по буквам? - попросил он высокого.

- С-П-О-К, - любезно произнёс тот. Он словно развлекался, несмотря на наставленный на него пистолет. Может, это просто воображение? Ни один мускул на лице незнакомца не дрогнул; единственным признаком весёлости был блеск в глазах. Из него вышел бы чертовски хороший игрок в покер, подумал Соло.

- О, как детский врач, - непочтительно заметил он. – Вы врач, друг?

- Я пока ещё не ваш друг. Но у меня есть несколько докторских степеней или их эквивалентов, - невозмутимо, без намёка на самолюбование, ответил Спок.

- Несколько докторских степеней, - пробурчал Наполеон себе под нос и возвысил голос: - С-П-О-К. Ты понял, Илья?

- Как детский врач. Да, я слышал, - мрачно ответил русский.

- Прекрасно, - Соло закрыл устройство и сунул его в карман. – Ладно, - сказал он, снова адресуясь к нарушителям, - объясните. Как вы проникли сюда, не насторожив систему безопасности? Сирена должна была завыть на весь комплекс, как только ваша нога переступила черту.

- Прилетели, - с сарказмом ответил тот, что пониже. Его глаза прищурились; он разглядывал Наполеона так, будто просчитывал возможный исход схватки.

- Об этом даже не думай, - предостерёг Соло. – Прострелю ноги обоим прежде, чем двинетесь… Вот что, не знаю, в какие игры вы, клоуны, тут играете, но мы, так или иначе, это выясним.

- Это угроза? – тон светловолосого был беспечным. Он казался слишком легкомысленным для нешуточности ситуации. Наполеон с нетерпением ждал возможности сбить с него спесь.

- Это обещание. И начну с тебя, ты явный запевала, - попытал он удачу.

"Запевала" скрестил руки на груди; этот нечаянный жест выдавал, что он, возможно, чувствовал уязвимость, невзирая на свою браваду.

- Может быть.

- Твоё имя?

- Имя Спока вам досталось за так. За моё придётся потрудиться, - самодовольно ответил он.

- Не хотите ли поведать, зачем вы здесь?

- Нет, не так чтоб очень.

- Но большое спасибо, что спросили, - добавил "Спок". Соло снова призадумался над тем, был ли то юмор, но потом всё-таки решил, что нет.

В этот момент дверь распахнулась, и в уборную энергичной походкой вошёл стройный блондин с пистолетом наголо.

- Ну, что там, Илья?

- Да, в ТРАШ есть Спок, - Курякин быстрым взглядом окинул обоих мужчин, – но на фут ниже любого из этих и с длинными светлыми волосами. Зовут Валери.

Он мимолётно улыбнулся – настолько мимолётно, что можно легко усомниться в том, что улыбка действительно была.

- Как раз в твоём вкусе.

Чем дольше Курякин рассматривал незнакомцев, тем озадаченнее выглядел.

- Наполеон, как они сюда попали? Как умудрились обойти систему безопасности?

- Не говорят, - ответил Соло, по-прежнему внимательно наблюдая за обоими.

- ТРАШ?

- Кто же ещё? - Соло пожал плечами.

- Мистер Уэверли не порадуется, - хмуро констатировал Илья, качая головой. – Раньше никто не заходил незамеченным так далеко…. Эй, вы, двое! - он кивком указал на дверь. – На выход! И держите руки так, чтоб я видел. Я бы предпочёл не иметь повода стрелять в вас. Коридоры свободны.

- Илья - очень хороший стрелок, - заметил Соло.

Мужчины переглянулись, а затем молча повиновались.

******


В кабинете начальника Илья не спускал глаз с гостей – или пленников - пока Уэверли усаживался за большой круглый стол. Пленники уже разместились в креслах рядом. Светловолосый выглядел на удивление расслабленным, но то и дело бросал взгляд на причудливый маленький чёрный прибор, который у него изъяли и который лежал на столе - вне досягаемости. Тот, что повыше - по имени Спок – сидел прямой как палка; его тёмные глаза, словно луч прожектора, обшаривали комнату, с ошеломляющей тщательностью подмечая каждую деталь. Илья поклялся бы, что тот записывает всё в память так, словно она у него фотографическая.

Уэверли, с приветливой улыбкой на лице, обратился к тому, что пониже.

- Позвольте представиться. Я Александр Уэверли, - сказал он со свойственной ему британской учтивостью. Мужчина коротко кивнул. – С вашей стороны было бы вежливо ответить тем же. Так будет проще общаться.

- Хорошо, - светловолосый склонил голову; взгляд его теперь был проницательным и целиком сосредоточенным на шефе оперсостава нью-йоркского подразделения А.Н.К.Л. – Это вреда не причинит. Уверен, вы не найдёте меня ни в одном досье. Меня зовут Кирк. Джеймс Кирк.

Наполеон, обменявшийся взглядом с Ильёй, хмыкнул:

- Вы уверены, что не Бонд, Джеймс Бонд?

Незнакомцы выглядели полностью сбитыми с толку.

- Хватит, мистер Соло, - вмешался Уэверли. - Благодарю вас, мистер Кирк, - его взгляд переместился на высокого. - Не хотите ли снять шапку, мистер…

- Спок, - ровным тоном ответил тот. - Благодарю вас. Я бы предпочел её оставить.

- Думаю, это сейчас не важно. Что важно, так то, как вы попали сюда, не включив ни один сигнал тревоги. К этому моменту от воя сирен затряслось бы уже всё здание.

- Боюсь, я не уполномочен рассказать вам, как мы сюда попали, - ответил тот, что ниже ростом, с улыбкой, которая пока что граничила с самодовольством, несмотря на серьёзность положения.

Соло отошёл от окна и присел на край круглого стола:

- Ладно. Зайдём с другой стороны. Что вы знаете о ТРАШ?

Тёмная бровь снова взметнулась. Это, казалось, была единственная реакция, которую мистер Спок себе позволял. Он открыл рот с видом человека, готовящегося зачитать хорошо отрепетированный доклад.

- Дрозд. Небольшая, довольно распространённая на этой планете птица. Так называют певчих птиц семейства дроздовых отряда воробьинообразных, особенно те виды, которые обладают пятнистой грудью. Я могу назвать ряд разновидностей, если хотите. Дрозд певчий, дрозд-деряба, дрозд…

- Вполне достаточно, - прервал его Илья, придвигаясь ближе. - У нас нет времени для шуток.

- К тому же это не очень смешно, - добавил Соло.

- Уверяю вас, я не претендую на юмор, - ответил мистер Спок, устремив на Соло особо равнодушный взгляд.

- Спок, думаю, ты должен позволить мне объяснить, - решительно проговорил Кирк.

- Возможно, наши гости нервничают, - предположил сидевший за столом Уэверли. - Мистер Соло, не могли бы вы передать мне вон тот ящичек?

Он указал рукой на небольшую прямоугольную коробочку из серебра, сделанную очень просто, но со вкусом. Соло подтолкнул её через стол, не спуская любопытных глаз с незнакомцев. Уэверли открыл коробку, демонстрируя ряд белоснежных сигарет, и протянул мистеру Споку со словами:

- Могу я предложить вам сигарету?

Тот вынул из портсигара один скрученный бумажный цилиндрик и недоумённо воззрился на него, как будто раньше никогда ничего подобного не встречал. Потом поднёс сигарету к носу и понюхал:

- Это содержит табак?

- Это сигареты, Спок, - напомнил Кирк, искоса глядя на него. – Ты знаешь. Чтобы курить.

Спок бросил сигарету в коробку так, словно она вдруг обожгла ему пальцы.

- Это наркотическое средство. Отрава, - на мгновение его голос окрасился неверием. Он посмотрел на Уэверли. - Боюсь, я должен отклонить ваше предложение, - продолжил он вежливо. - Не хочу травить свой организм вредными газами. Я собираюсь прожить жизнь без болезни лёгких и других проблем, связанных с этим дурманом.

- Мы не курим, - кратко подытожил Кирк. - Извините.

- Передумали? - спросил Илья, заметив, что мистер Спок вновь взял сигарету и стал осторожно её обнюхивать.

- Нет, не передумал. Это, кажется, пахнет чем-то ещё… не могу пока идентифицировать, чем.

- Турецкий табак, - поспешно уточнил Илья. – Доставлен самолётом из…

- Нет, - Спок покачал головой, – аромат совсем другой. Постойте, я понял, - он взглянул на Кирка: – Сигареты содержат сыворотку правды, капитан. Трибексианалин. Создана в начале шестидесятых годов двадцатого…

- Ладно-ладно, Спок, - оборвал его Кирк. Он, прищурившись, смотрел на Уэверли, очевидно, раздражённый этим трюком. - Понимаю.

- Подождите-ка минуту, - Соло поднял руку. - Никто не в состоянии почувствовать этот запах.

- Я прошу прощения за то, что опроверг вашу теорию, - ответил Спок просто.

Реакция Уэверли была скорой и жёсткой.

- Хорошо. Я не люблю этого, но поскольку вы отказываетесь сотрудничать… - он полез в другой ящик и достал шприц: - Мистер Курякин, сделайте одолжение? И, пожалуйста, поскорее - я нахожу всё дело по напичкиванию лекарствами наших гостей очень неприятным.

- Конечно, сэр, - Илья кивнул, с мрачным энтузиазмом глядя на гостей. Он выдавил немного сыворотки через иглу и подождал, когда Соло снимет с мистера Спока пиджак и закатает рукав его рубашки.

На лице Кирка обозначилось явственное беспокойство.

- Спок!

- Не думаю, что раны будут обширными, сэр, - тот говорил ободряющим тоном, хотя намёк на беспокойство возник и на его лице.

- О, достаточно обширными, чтобы сыворотка правды смогла подействовать, - угрюмо ответил Илья.

Нарушители спокойствия обменялись такими взглядами, как будто это не то, что занимало их мысли. Спок не дрогнул, когда игла вошла под кожу. Как только поршень пошёл вниз, он немного обмяк в кресле, его глаза подёрнулись дымкой. Вдруг он рывком подался вперёд, но тут же откинулся, часто моргая и сопротивляясь наркотическому воздействию. Его рот приоткрылся, он начал задыхаться. Его рука беспокойно шарила в воздухе, потом нашла стол и ухватилась за него.

- Спок? - с тревогой спросил Кирк, подавшись к нему.

Остальные присутствующие были так же, как и Кирк – если не больше – встревожены этой реакцией.

- Я… ощущаю… - голос начал хрипеть, - ощущаю… немного тошнит, сэр.

- Ну, до больничной койки вас это довести не должно, - озабоченным тоном проговорил Наполеон. Он наклонился и быстро спросил: - Скажи мне своё полное имя.

Мистер Спок выглядел совсем больным и дезориентированным, когда попытался сосредоточиться на стоящем перед ним человеке, но заставил рот складывать слова во фразы.

- Меня зовут Спок.

- Ваше полное имя, - Соло стал настойчивее. – Скажите его.

- Я…не…думаю… вы бы его выговорили, - выдохнул Спок.

- Как вы сюда попали?

- Не могу сказать.

- Что-то не так, - тихо проговорил Илья. - Он выглядит ужасно.

Впервые какие-то эмоции, казалось, пробились сквозь трещины внешней невозмутимости мистера Спока. Его глаза уставились в глаза компаньона - возможно, с оттенком паники.

- Джим, я не могу вздохнуть... - начал Спок придушенным голосом, поднеся руку к горлу, как если бы хотел ослабить слишком тугой воротник.

Он задыхался, хрипел, словно ему пережали трахею. Его лицо приобрело пугающий серо-зелёный оттенок, он сползал в кресле, сосредоточившись на жизненно важной задаче глотнуть воздуха.

- Вы отравили его! – вскричал Кирк. - Боже мой, вы же его убьёте!

- Это не предназначено для того, чтобы убивать, - в замешательстве ответил Илья.

- Но оно убивает! – рявкнул Кирк.

- Капитан… - Спок тяжело дышал, его глаза впились в Кирка. – Это… не беспокойтесь… всего лишь неблагоприятная реакция.

Он с усилием встал и спустя секунду рухнул на колени, давясь подступающей рвотой. Кирк быстро опустился на колени и положил руку Споку на спину, глядя, как того обильно тошнит.

- Должно быть, враждебно вулканской физиологии, - пробормотал он очень тихо, но Илья услышал.

- Мистер Соло, вызовите доктора, - коротко скомандовал Уэверли. – И поскорее. Мы не хотим, чтобы этот человек умер.

- Нет! – скорчившийся на полу Спок облокотился на кресло; его лицо было бледным и влажным от пота. – Я… буду… в абсолютной норме… через минуту.

Он ненадолго прикрыл глаза, потом достаточно уверенно поднялся на ноги и уселся обратно в кресло.

- Я в порядке, - успокоил он встревоженных агентов. Его состояние быстро возвращалось к нормальному, дыхание выравнивалось. - Я избавился от яда. Нет необходимости во врачах.

- Хорошо, - Наполеон повернулся к Кирку, немилостиво игнорируя страдания другого гостя. - Итак, ваш друг называет вас "капитаном". Капитаном чего, интересно? – и, не дождавшись ответа, продолжил: - Что-нибудь хочешь сказать?

- Вам я ничего говорить не хочу, - натянутым тоном проговорил "капитан", сосредоточив всё внимание на своём друге.

- Илья, - окликнул Наполеон, указывая на коробку с сывороткой.

- После того, что только что случилось? - с сомнением спросил он.

- У него случилась аллергия, - пожал плечами Наполеон. - Мы знаем, как препарат действует. Мы использовали его сотни раз.

- Валяйте, мистер Курякин, - спокойно кивнул так и не вставший с кресла Уэверли.

Илья взял новый шприц и сноровисто вколол препарат в руку Кирка. Его глаза затуманились, и он откинулся на спинку. Безэмоциональный мистер Спок всё ещё старался прийти в норму после реакции на сыворотку, но Илья решил, что и этот чужак тоже начинает выглядеть встревоженным.

- То, что он может сказать, вас пугает? - спросил он.

- Такая эмоция, как страх, мне чужда, - отрезал мистер Спок.

- Да, - протянул Илья, – может быть, и так, - он посмотрел на Уэверли. - Сэр, могу я задать несколько вопросов?

- Несомненно, мистер Курякин.

- Благодарю вас, сэр. Ну что ж, Кирк. Капитан Джеймс Кирк, я полагаю?

Тот стал выглядеть пьяным.

- Капитан Джеймс Т. Кирк со звездолёта "Энтерпрайз", - сказал он полу-автоматически, затем ухмыльнулся: - Мы пришли с миром.

Илья кинул испуганный взгляд на Соло. Бред вместо правды – это необычно для препарата.

- А ваш друг?

"Друг" явно беспокоился всё больше, но не шевелился.

- Коммандер Спок, старший помощник и офицер по науке. Очень хороший старший помощник и офицер по науке. И мой лучший друг.

- Да, в этом я уверен.

- Коммандер Спок.

- Да, это мы выяснили. А теперь расскажите мне про ТРАШ.

- Эт…птичка. Чик-чирик.

Илья вздохнул.

- Мистер Кирк, почему вы сказали, что физиология вашего друга не восприняла сыворотку правды?

- Это для него яд.

- Его организм устроен не так, как у вас?

- Да. Совсем не так. Боунс всегда говорит, что у него сердце там, где должна быть печень. Он тоже мой друг, - Кирк понизил голос до конспиративного шёпота и наклонился ближе: - Я тебе ещё кое-что скажу. У него зелёная кровь – зелёная, как деревья...

- Уверен, так оно и есть, - сухо сказал Илья. - Мистер Кирк, в ТРАШ нашли способ использовать генную инженерию, чтобы создать супер-людей? Или путём скрещивания вывели породу под названием "вулканцы", которые от природы сильнее и умнее среднего человека?

Кирк отрицательно помотал головой:

- Спока нельзя скрещивать. Он вулканец. Ему ещё семь лет до…

- Капитан, - прервал Спок, выглядевший сейчас скорее смущённым, а не взволнованным.

- Ты мой лучший друг, Спок, - мило улыбнулся Кирк.

- И ваш друг один из этих супер-людей? - спросил Илья.

- О, нет, нет, нет. Он супер, но вулканец.

- Вы работаете на организацию под названием ТРАШ?

- Никогда не слышал о такой.

Илья откинулся на спинку кресла – допрос практически зашёл в тупик. Ни одного ожидаемого ответа.

- Давайте попробуем простые вопросы, - снова начал он. - Когда и где вы родились, мистер Кирк?

- 22 марта 2233. Риверсайд, штат Айова, США, Земля.

- Повторите.

- 22 марта 2233. Риверсайд, Айова, Эс…

- "22-33" это время? Хотите сказать, что родились в половине одиннадцатого? А год какой?

- Тридцать третий год двадцать третьего века, глупыш, - хихикнул Кирк. Спок заметно поморщился. - В Объединённой Федерации планет. Я не клингон.

- Мистер Курякин, - проговорил Спок ровным голосом, – не считаю, что есть необходимость продолжать задавать вопросы. Я расскажу всё, что вам нужно знать.

- Это обещание? - мрачно спросил Илья.

- Я не лгу.

- Хорошо.

Илья разломил капсулу и поднёс её к носу Кирка. Тот зажмурился, потом широко раскрыл глаза и закашлялся.

- Что тут… - он огляделся. - Спок, что я им наговорил?

- Вы, кажется, были слегка нетрезвы и сообщили правильную дату своего рождения. Я согласен, мы должны кое-что пояснить относительно нашего присутствия.

- Ты прав, - утвердительно кивнул ещё немного одуревший Кирк. - Можешь снять головной убор, Спок.

Тот молча согласился и торжественно стянул шерстяную шапку, обнажив два изящно заострённых уха и концы бровей, которые поднимались к чёлке вместо того, чтобы изгибаться над глазницами.

- Не вижу смысла выглядеть как эльф-переросток, - пробормотал Наполеон. - Но отдаю должное мастерству пластического хирурга.

Спок оскорблённо поднял бровь, а глаза Кирка сузились.

- Не думаю, что мне нравится то, как вы отзываетесь о моём лучшем друге, - пробормотал он. Лицо его всё больше светлело по мере того, как проходило действие сыворотки.

- Уверяю вас, уши мои собственные, - заверил Спок.

В этот момент снова послышался такой же гул, как тот, который Наполеон слышал в туалете, и в золотом сиянии материализовалась фигура какого-то мужчины. Он был одет в облегающий синий джемпер и узкие чёрные брюки и выглядел так, будто явился прямо с джаз-тусовки в Гринвич-Виллидж. Взвыла сирена – и тут же смолкла, поскольку Уэверли спокойно нажал кнопку на вращающемся столе.

Наполеон вытаращил глаза, как бы пытаясь понять, он ли сошёл с ума или же человек на самом деле просто возник из ниоткуда прямо в центре кабинета главы А.Н.К.Л.

- Ох, Боунс, - выдохнул Кирк, закрыв ладонью глаза с таким выражением, как если бы желал, чтоб тот исчез. – Ты выбрал худшее время для медицинского осмотра.

Этот мужчина был немного постарше, и его лицо прорезали морщины беспокойства. Он шагнул вперёд и в недоумении огляделся.

- Куда, к чертям, я попал? - воскликнул он резким сердитым голосом.

- Думаю, пояснять придётся многое, - глубокомысленно заметил Уэверли.

Акт I: А что у вас с ушами? Часть 2

Александр Уэверли пристально разглядывал Джеймса Т.Кирка, капитана – предположительно – звездолёта "Энтерпрайз". Ещё минуту назад всё происходящее можно было бы счесть либо высшим пилотажем ТРАШ, либо чьим-то розыгрышем. Вторжение в штаб-квартиру А.Н.К.Л. можно объяснить. Устойчивость к сыворотке правды тоже. Даже непривычно бесстрастный брюнет мистер Спок с его диковинной формы ушами и изогнутыми вверх бровями поддавался объяснению.

Внезапная материализация обычного человека – пусть даже в чудной одежде - посреди зала заседаний объяснению не поддавалась. Но если Уэверли и застала врасплох эта квази-магия, он ничем этого не показал. За семьдесят с гаком лет, прожитых на земле, он повидал много необъяснимого и обнаружил, что лучший способ на него реагировать - со спокойствием, обратно пропорциональным необычности явления.

Джеймс Т. Кирк, напротив, накинулся на вновь прибывшего с явственным выражением досады и подавленного гнева.

- Боунс, зачем ты явился? – быстро заговорил он. – Мы не вызывали корабль. Я строго-настрого приказывал…

- Подожди-ка минутку, Джим, - перебил тот, подняв руку; его взгляд быстро перебегал с одного присутствующего на другого. - Мы следили за вашим состоянием, и показатели жизнедеятельности Спока внезапно и резко снизились. Судя по сканерам, он почти перестал дышать, а потом и твои тоже будто с ума сошли. Но излучение какого-то оборудования мешало проклятому транспортеру, и Скотти пришлось перенастраивать его прежде, чем мы смогли им воспользоваться.

И он повернулся к тому, кто здесь выглядел наиболее чужеродным.

- Спок, с тобой всё в порядке?

Остроухий молча наклонил голову. Каким-то образом его пристальный взгляд охватывал одновременно всех и каждого в комнате, хотя он вообще не шевелился.

- Ваш друг довольно сильно отреагировал на сыворотку правды, - пояснил Уэверли.

Боунс – очевидно, врач – наставил на Спока небольшой попискивающий прибор, и его брови саркастически взлетели.

- Куда уж сильнее! - сказал он сердито. - Вы отравили его! Чёрт, да вы его почти убили! Разве вы не знаете, что он не может… – он покачал головой. – О чём это я… Конечно, не знаете. Тебя тошнило, Спок?

- Рвота была довольно сильной, доктор, - подтвердил Спок. - Если вы посмотрите вниз, вы найдёте доказательство у своих ног.

Доктор взглянул на пол и, передёрнувшись от отвращения, быстро отскочил в сторону.

- Спасибо за предупреждение, - сказал он, скорчив кислую мину.

- Позвольте представить: доктор Леонард Маккой, старший офицер медицинской службы "Энтерпрайз", - невозмутимо произнёс Спок, глядя на Уэверли и параллельно указывая на вспыльчивого новичка.

- Я бы сказал, что рад знакомству, доктор, - поклонился Уэверли. – Но, по правде говоря, я просто поставлен в тупик вашим появлением.

Маккой, по-прежнему всецело занятый Споком, ограничился ответным коротким ворчанием и таким же кивком. Он помахивал пищащим устройством вверх и вниз, словно высокотехнологичной волшебной палочкой.

- Вы испытывали затруднения в дыхании, Спок?

- Немного, - лаконично проговорил вулканец.

- Он задыхался, - добавил более эмоциональный, нежели его друг-стоик, Кирк.

- Я констатирую воспаление тканей горла, вызванное сильной тошнотой и рвотой как следствие влияния препарата, сказавшегося также на чувстве равновесия и ясности рассудка, - проговорил доктор тоном скорее угрозы, нежели постановки диагноза. – Мне продолжать?

- Я полностью сознаю, что со мной произошло, - раздался спокойный ответ.

- Тогда вы также сознаете, что живы только благодаря вашим вулканским рефлексам.

- Рефлексы? - с любопытством спросил Кирк, переводя взгляд с доктора на чужого.

Маккой кивнул.

- Если яд попадает в его организм, тело автоматически перегоняет пораженную кровь к поверхности, фильтрует яд через поры кожи и в желудок, который выводит отраву наружу – по каковой причине и была рвота, - его горящий негодованием взгляд упёрся в Уэверли. - Я так понимаю, это вы приказали его отравить?

- Я приказал дать препарат, это так, - с достоинством подтвердил тот. - Но это больше не повторится, - пообещал он. – У нас нет привычки травить людей. Очень недостойный способ расправы. Исподтишка.

Илья навёл револьвер на новоприбывшего, будто только что очнулся от ступора неверия.

- Ладно, - сказал он мрачно. - Вы уже удостоверились, что с вашим другом всё хорошо. Выверните карманы, присядьте и начинайте объяснять, как сюда попали.

- Джим, я здорово напортил? - спросил Маккой, с опаской последовав указаниям русского. Он косился на его револьвер так, будто это пленительный, но смертоносный музейный экспонат.

- Не беспокойся, Боунс, - ответил с усталым вздохом Кирк. – Всё уже основательно напорчено до тебя… Спок, ты сможешь объяснить процесс транспортации этим господам – просто и понятно?

- Надеюсь, смогу, - Спок повернулся к растерянным агентам. - Транспортер это устройство, которое преобразует физическое тело в энергетический сигнал и передаёт его на предварительно заданные координаты, а затем в месте назначения конвертирует энергию обратно в ту же материю. Доказано, что этот метод транспортировки безопаснее ходьбы пешком.

- Как вы знаете, мы из двадцать третьего века, - продолжил Кирк, когда Спок остановился и взглянул на него. - Не знаю, верите ли вы нам или нет, но это правда. Я капитан звездолёта "Энтерпрайз". Вы уже знакомы с моим старшим помощником, а это начальник нашей медицинской службы, доктор Леонард Маккой. Мы здесь с исследовательской миссией и ничего более. Мы ничего не знаем об организации, называемой ТРАШ.

- Думаю, я могу внести немного ясности, сэр, - поправил его Спок. – ТРАШ объединяла, как я бы выразился, слегка придурковатых учёных и лидеров двадцатого века, которые считали, что могут и должны доминировать в мире. В этих попытках ТРАШ противостояла организация, известная как А.Н.К.Л. или Агентство по наблюдению, контролю и ликвидации преступных элементов – значительно превосходящая, на мой взгляд.

- Ну, спасибо большое, - ответил Уэверли с небольшим поклоном. - Но, осмелюсь спросить, что у вас с ушами?

Спок посмотрел на него, приподняв бровь, как если бы ответ на этот вопрос был само собой разумеющимся.

- Для вас я чужеродный вид гуманоида, - спокойно сказал он. – Мой народ известен как вулканцы. Существует целый ряд физических и психических различий между вулканцами и людьми, и прежде всего то, что у меня более мощные мыслительные процессы и мускулы сильнее, чем у человека.

- И самомнение тоже, - буркнул доктор. - Не забудьте и про остальное, Спок.

- Про остальное, доктор? – Спок перевёл вопросительный взгляд на Маккоя.

Тот улыбнулся, складывая руки на груди:

- Про тот глубоко постыдный факт, что вы на самом-то деле получеловек с некоторым количеством красных кровяных телец, смешанных с зелёной ледяной водой, которую называете кровью.

Губы Спока на секунду сжались, прежде чем снова расслабиться.

- Вы хорошо знаете, что моя кровь не ледяная, доктор. Она на несколько градусов теплее вашей. И мне не стыдно, что моя мать была с Земли. Не все люди настолько обескураживающе эмоциональны и иррациональны, как вы.

Наполеон попеременно смотрел на того и на другого с выражением полнейшей ошарашенности. Никого из гостей, казалось, не смущал обмен такими колкостями – и ни один не сознавал курьёзность того, что они говорят.

- Ладно, - сказал он. - Итак, мы установили, что вы из будущего и что один из вас - наполовину инопланетянин. И что дальше?

- Господа, вы понимаете, сколь неправдоподобно звучит это последнее? – Илья покачал головой и адресовал вопрос всей троице нарушителей.

- В этом можно убедиться путём несложного медицинского освидетельствования, - ответил Спок. Он вытянул в сторону русского оголённую руку, продемонстрировав каплю зелёной крови, выступившей из оставленной иглой ранки.

- Достаточно убедительно, - согласился Илья, попятившийся с таким выражением, будто его вот-вот стошнит. - Но почему штаб-квартира А.Н.К.Л.?

- Мы просили нашего оператора подобрать для транспортации какое-нибудь большое здание, - с чувством некоторой неловкости объяснил Кирк. - Надеялись, что в огромном офисе не привлечём внимания.

- Мы настояли, чтобы нас переместили в туалет, - добавил Спок. - К сожалению, мы не отдавали себе отчёт в том, что нарушаем чьи-то протоколы безопасности.

- Вы нам верите? - спросил капитан. - Мы не враги и не пытаемся внедриться в вашу организацию. Это просто ошибка.

- Думаю, нам придётся вам поверить, - ответил Уэверли, слегка пожав плечами. - Факты свидетельствуют, что вы говорите правду.

И он жестом велел Соло и Курякину опустить оружие. После минутного колебания агенты положили револьверы на стол с нежеланием, однозначно читавшемся во взглядах, которыми они обменялись.

Когда оружие перестало им угрожать, Кирк и Спок, в свою очередь, переглянулись.

- Вулканский мелдинг? – последовал загадочный вопрос.

- Было бы крайне неэтично, капитан, - ответил Спок, отрицательно качнув головой.

- Ну, а нервный захват тоже неэтичен?

Бровь вулканца поднялась.

- В этой ситуации ни в малейшей степени. И с помощью доктора, я думаю, мы могли бы заставить их забыть.

- Боунс? - спросил Кирк.

Врач кивнул:

- У меня есть кое-что в аптечке, и достаточно эффективное.

- Хорошо. Спок?

Тот поднялся на ноги слитным быстрым движением и опустил руку на плечо Соло. Прежде чем кто-нибудь мог понять, что произошло, агент А.Н.К.Л., прошедший огонь и воду, мешком повалился на пол, словно просто заснул стоя. Столь же молниеносно Спок повернулся к Уэверли и…

- Не надо.

Единственное решительное слово произнёс Курякин. Спок замер и посмотрел на него - револьвер был направлен точно в голову Маккоя.

- Я не промахнусь.

Спок снова сел в кресло, не говоря ни слова, и положил руки ладонями на стол.

- Я сожалею, капитан, - сказал он просто.

- Вам повезло, что я не застрелю вас просто, чтобы убедиться, что ваша кровь действительно зелёная, - рявкнул Илья.

Спок вздёрнул бровь:

- Уверяю вас, в этом не будет необходимости. Было бы нелогично снова пытаться сбежать, когда вы доказали, что настороже.

Секунду Курякин поигрывал оружием, потом убрал его в кобуру и опустился на колени рядом с Наполеоном. Тот, по всей видимости, впал в какое-то глубокое оцепенение.

- Ты убил его? - спросил Илья, прикладывая пальцы к шее Соло. - Что ты с ним сделал?

Спок отрицательно покачал головой:

- Он всего лишь без сознания. Скоро очнётся. У нас нет намерения причинять вред кому-либо из вас. Это может негативно повлиять на наше будущее.

- Мне очень жаль, - развёл руками Уэверли, - но вы только что доказали, что верить вам на слово нельзя.

- Спок говорит вам, что мы не предпримем второй попытки, - тихим голосом сказал Кирк. - Он не лжёт. Мы должны были попытаться…

- Заставить нас забыть, – подхватил Уэверли. – И как же вы намеревались это сделать? Убить нас?

- Нет! – воскликнул Маккой, и горячность его ответа мгновенно заставила Илью опять нацелить револьвер на доктора. - Спок не убивает людей просто так, как и я. Я врач, ради Бога!

- Вулканцы чтят неэмоциональность, логику и пацифизм, - пояснил Спок. - У нас есть также определённые телепатические способности. Если бы это было этично, я бы просто заставил вас забыть, что мы были здесь, так же, как доктор воспользовался бы препаратом, стирающим память. Это безвредно.

- Вы обнаружите, что мы очень хорошо храним секреты, - веско произнёс Уэверли. - Наша организация не продержалась бы долго, если бы это было не так. И мы не станем делать какие-либо записи, откуда и когда вы пришли. Останутся только наши воспоминания.

- Мы не можем рассказывать вам о будущем, потому что есть риск его изменить, даже невольно, - пояснил Кирк.

- А сказать, зачем вы здесь, можете?

Бровь Спока выгнулась. Возникло чёткое ощущение, что он втайне забавлялся, несмотря на отсутствие чего-либо, хотя бы отдалённо похожего на улыбку.

- Изучить общеуголовную преступность и систему правосудия этого времени. Кажется, мы избрали для наблюдений самую выгодную позицию.

Уэверли улыбнулся - очень вежливо - но потом покачал головой:

- Джентльмены, боюсь, из этой комнаты вы немногое уясните относительно общеуголовной преступности и правосудия, а о том, чтобы позволить вам разгуливать по зданию, и речи быть не может.

Кирк вздохнул с улыбкой сожаления.

- Ну, попробовать стоило, - беспечно проговорил он. - Но мы полностью понимаем ваше нежелание. Ваши операции, должно быть, связаны с немалым риском.

- Капитан, позвольте предложить подняться на корабль, пока мы не вмешались как-либо в эту временную линию, - тихо сказал Спок.

- Ты прав, Спок, - с явной неохотой ответил Кирк. – Можно мне? – он потянулся к небольшим чёрным приборам, которые у них ранее отобрали.

Уэверли мгновение колебался, но затем кивнул:

- Вперёд, мистер Кирк.

Кирк взял устройства, оставил парочку себе, а два других таких же отдал Споку. Откинул узорчатую крышку на одном. Какое-то средство связи, предположил Уэверли, но как ни странно, более громоздкое, чем ручки-коммуникаторы А.Н.К.Л.

- Кирк – "Энтерпрайз", - произнёс капитан. В ответ донёсся какой-то треск, и лоб Кирка избороздили морщины.

- Кирк – "Энтерпрайз", - повторил он.

Через секунду из устройства раздался голос, слабый и прерывающийся, но с очень явным шотландским акцентом.

- Кап`тн Кирк. Я не могти понять, что, но что-то мощное мешает связи. Вы меня ваще слышите, кап`тн? -

- Слышу, Скотти, - ответил Кирк и метнул обеспокоенный взгляд на Спока. – Можешь нас поднять?

Последовала недлинная пауза, а затем виноватое:

- Этого я не могу, кап`тн. Что бы ни мешало связи, тож оно и с транспортером. Если я попытаюсь забрать вас оттуда, на другом конце в лучшем случае получим какую-нибудь мешанину.

- Какую-нибудь мешанину? – вспылил доктор, отшатнувшись. - Я всегда говорил, что эта чёртова машина…

- Мистер Скотт, - оборвал его Спок, наклоняясь поближе к коммуникатору Кирка. - Можете ли вы сказать, насколько далеко простирается область помех?

- Немногим более двухсот ярдов во всех направлениях, - донёсся ответ Скотти сквозь треск на линии.

Кирк обернулся к Уэверли, и его глаза подозрительно сузились.

- Не могли бы вы объяснить это, сэр?

Уэверли глянул на Курякина, и русский слегка двинулся в кресле, оторвав взгляд от бессознательного тела Соло на полу.

- Та вторая - транспортация, так вы это называете? – перевела нашу систему обороны в режим повышенной готовности. В этом здании установлено с дюжину устройств аварийной сигнализации и датчиков движения, не говоря уж об устройствах, блокирующих радиосигналы, и тому подобном.

- Создаваемые ими электромагнитные помехи должны быть исключительными, - понял Спок.

- Это сделано специально, - подтвердил Уэверли. – ТРАШ обладает большим количеством систем слежения, о которых мы знаем – и, вероятно, какими-то, о которых нам неизвестно. Наша система сконструирована так, чтобы воспрепятствовать любым подобным попыткам.

- Вы имеете в виду, мы не сможем отсюда транспортироваться? - в тревоге спросил Кирк. – А как вы выключаете эту защитную систему?

- Мы и не выключаем, - хмуро заметил Илья. – Система автоматически остаётся активной на протяжении двадцати четырёх часов на случай диверсионных акций со стороны ТРАШ. Перевод в ручной режим управления не предусмотрен.

- Как видите, нашим операциям это не мешает, - отметил Уэверли с некоторой долей самодовольства в голосе.

Кирк выдохнул. Прозвучало так, будто он пытается контролировать реакцию на эти новости.

- Ну, а покинуть это место во время тревоги? - спросил он. - Не можем же мы застрять здесь на двадцать четыре часа!

- О, пешком - вполне возможно, - заверил его Уэверли.

- Тогда, может, так и сделать? - спросил капитан. – Найдём какой-нибудь тихий переулок или уборную где-нибудь ещё, и транспортируемся оттуда.

Снизу раздался стон. Все взглянули на пол и увидели открывшего глаза Соло. Он неуверенным жестом поднял руку и растёр плечо.

- Может кто-нибудь объяснить, почему я лежу, а вы стоите? - спросил он через мгновение. - Последнее, что я помню… – он посмотрел на Спока широко раскрытыми глазами. - Последним, что я помню, были вы и какое-то неуместное рукопожатие...

Спок мельком глянул на капитана и ответил:

- Это была неуместная попытка избежать вмешательства во временную линию. Я прошу прощения, мистер Соло.

Агент осторожно поднялся на ноги, придерживаясь за стол до тех пор, пока не уяснил, что вполне твёрдо стоит на ногах. Тем не менее, в глазах, смеривших предполагаемого инопланетянина сверху донизу, блестело недоверие.

- Ничего, - ответил Наполеон, скрывая это недоверие. – К слову, не могли бы вы научить меня этой технике? Что это? Какой-то вид дзюдо?

Спок отрицательно качнул головой:

- Не думаю, что человек в состоянии им овладеть.

- Господа, мы говорили о том, чтобы выйти отсюда, - напомнил присутствующим Кирк. - Чем дольше мы здесь остаёмся…

- Конечно, - коротко кивнул Спок, устремив проницательный взор на Уэверли.

- Ну, если вы полностью оправились, мистер Соло, то можете с мистером Курякиным показать этим господам выход, - согласился тот. - Но я предложил бы мистеру Соло забрать ваши устройства, мистер Кирк, - продолжил он, и в его голосе слышалось нечто пожёстче, нежели просто предложение. – Наши датчики системы безопасности, вы понимаете... Вы же не хотите спровоцировать их на крайние меры.

- Понимаю, - согласился капитан, но было ясно, что перспектива лишиться устройства связи и того, что, по мнению Уэверли, являлось оружием не привела его в восторг. – Боунс, Спок, - скомандовал он, и те сдали оборудование.

- Ну, желаю удачи в этом времени, господа, - напутствовал их Уэверли, протягивая руку к стоявшему на столе хьюмидору и извлекая из него щепотку настоящего виргинского табака. Он утрамбовал его в чашечку трубки и снова поднял глаза, чуть ли не удивившись, что посетители ещё в кабинете. – О… сожалею, что мы не можем продолжить обсуждение, - добавил он. - Поторапливайтесь, мистер Соло, мистер Курякин. У наших гостей нет целого дня.

******


- У нас, кажется, входит в привычку бродить сегодня по уборным, - сухо-иронично заметил Кирк, пока небольшая группа по одному проходила через кабинку для переодеваний "Дель Флории" в помещение маленькой химчистки. Молчаливый мужчина за стойкой орудовал гладильным прессом для брюк и даже на них не взглянул, выпустив струю пара, заставившую доктора нервно подпрыгнуть.

- Боже мой, Джим, я как в том старом действующем музее Атланты, - пробормотал он, и Кирк бросил на него осуждающий взгляд.

- Боунс, - пробормотал он, укоризненно качая головой.

Маккой поднял бровь.

- Потому что я даже в зеркало не посмотрелся? – напрямик спросил он.

- Поверьте мне, - заверил доктора Соло. – На дворе тысяча девятьсот шестьдесят восьмой. Есть гораздо более странное на свете – и на улицах Манхэттена - чем то, что на вас надето.

- Точной цитатой, - сказал позади голос эксцентричного брюнета-инопланетянина, - будет: "Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам".

- Ну, приятно знать, что их все ещё воспитывают на классике, - буркнул Наполеон.

- Приятно находиться в компании кого-то, кто столь высоко ценит изящную словесность, - поддел Илья с редкой для него улыбкой.

- Я высоко ценю изящные искусства, прекрасное вино и изысканные блюда, - парировал Соло. - Пока леди, составляющая мне компанию, тоже их ценит.

- А если она предпочитает гамбургеры и пиво? - спросил Курякин.

- Ну, тогда я надеваю клетчатую рубашку, шейный платок и веду её в ярмарочный балаган, - усмехнулся Наполеон, довольно сносно воспроизводя говор какого-нибудь работяги-провинциала. - Давай, Илья, - его тон сразу вернулся к серьёзности. - Проверь, свободен ли выход для…эм… членов международной делегации.

Тот коротко кивнул и подступил к двери; его глаза, казалось, одинаково сосредоточенно изучили всё одушевлённое и неодушевлённое, находящееся в поле зрения. Наконец он распахнул дверь и вышел на улицу:

- Всё чисто.

- Ладно, - Соло пропустил пришельцев из будущего вперёд. - Пойдёмте. Неподалёку отсюда есть переулок с мусорными контейнерами. Идеальное место для этого вашего… фокуса с телепортацией.

Темноволосый мистер Спок осторожно ступил вслед за Курякиным на небольшой пятачок перед входом в химчистку.

- Поразительно, - бормотал он, пока пижонского вида низкий автомобиль с "плавниками" проплывал мимо, оставляя позади шлейф выхлопных газов. – Совершенно поразительно.

Спок поднялся по ступенькам на тротуар, провожая автомобиль глазами, пока тот не свернул на перекрёстке; его внимание было полностью приковано к тому, что, по сути, являлось для него элементом чужого уклада жизни.

- Эй, осторожней! - вскричал Илья, хватая перешагнувшего тротуарный бордюр Спока за руку как раз тогда, когда из-за угла на необычайно высокой скорости выскочил тёмный седан. Взвизгнули тормоза. Машина остановилась возле мужчин, и из полуопущенного окна вырвалось облако газа. Колени и вулканца, и человека подогнулись; обоих мигом заволокли в машину, и она помчалась по улице.


запись создана: 21.04.2017 в 13:44

@темы: ТОС. Фики, ТОС. Переводы, Спок, МакКой, Кирк

Комментарии
2017-04-21 в 17:04 

Алгиз
Ad narrandum, non ad probandum. Ad memorandum
Здорово! Уже хочется знать, что будет дальше) И перевод хороший, словно и не перевод вовсе

2017-04-21 в 19:58 

Алгиз, спасибо, очень приятно. Тем более, что над текстом работы действительно много!

2017-04-22 в 01:46 

Лимбо
неправый кто-то в интернете капслоком брызжет из ушей сожми кулак вдохни поглубже забей (с)
Tivisa, замечательный фик и очень хороший перевод. Буду ждать продолжения.

2017-04-22 в 07:45 

helen stoner
I don't believe in the no-win scenario (c)
Отлично! :hlop:

2017-04-22 в 10:09 

Лимбо, helen stoner, спасибо. Не волнуйтесь, перевод будет непременно закончен, не зависнет.

2017-04-25 в 22:16 

Алгиз
Ad narrandum, non ad probandum. Ad memorandum
Итак, появился доктор и внес ясность в происходящее)
Я уже заранее сочувствую ТРАШ: от этого объединения мало никому не покажется :-D
Tivisa, большое спасибо за перевод!

2017-04-25 в 22:25 

Алгиз, на здоровье. Опасней раздражённого Боунса зверя нет! Разве что Наполеон, когда на него находит стих разыгрывать мать-курицу.

2017-04-26 в 07:07 

helen stoner
I don't believe in the no-win scenario (c)
Ужасно интересно ))

2017-04-26 в 07:13 

helen stoner, а то! Собирались просто понаблюдать - и налетели на супер-шпионскую сеть. Собирались слинять по-тихому пока ещё чего-нибудь не случилось - и вот вам похищение. Собрались спасать похищенных - и... Посмотрим!

   

TOSонулся сам, TOSони другого

главная