11:00 

Перевод: Евгенические войны. Книга II. Глава 26.

Глава 26.

Высокая околоземная орбита,
Альфа-палуба гибернации "корабля спящих" DY-100,
11 января 1996 года


Корабль был, как и обещал Севен, чудом футуристической технологии и дизайна. Как инженер, Хан хотел бы разобрать его по винтику, чтобы посмотреть, что внутри. Как суверен в изгнании, он удовлетворённо провозгласил: "Великолепен!" – и огляделся.

Жилые палубы судна спящих были на удивление просторными для космического аппарата; возможно, чтобы избежать приступов клаустрофобии во время посадки и высадки пассажиров. Отливавшие синим металлические сплошные шпангоуты, изготовленные из прочного сплава, идентифицировать который Хан сразу не смог, надёжно защищали от забортного безвоздушного пространства. Спавшим пассажирам не приходилось опасаться, что их сон прервёт структурный коллапс или столкновение с небольшими метеоритами. Встроенные в стены криониши соединялись попарно на манер двухъярусных кроватей. Последнее заставляло Хана чувствовать себя скорее своего рода Ноем, чем Колумбом, хотя этот ковчег был милостиво избавлен от мычания, лая и воя. По словам Гэри Севена, в рамках подготовки к предстоящему полёту судно полностью снабдили всем необходимым, и здесь царило абсолютное безмолвие.

- Весьма эффектно, - согласился Лиам Макферсон, чьи глаза светились волнением. Рыжеволосый астрофизик едва мог сдерживать восторг при виде DY-100. – Техническое оборудование этого корабля на поколения опережает другие космические аппараты, даже только проектируемые!

Согласно договору Севен транспортировал на борт орбитального космического корабля избранных сторонников Хана из числа сверхлюдей, восемьдесят три мужчины и женщины общим счётом. Будучи ограниченным семью дюжинами криониш, включая собственную, Хан встал перед трудным выбором; в итоге он избрал довольно жёсткий подход, оставив на Земле наиболее тяжело раненных гвардейцев Экзона, дабы начать возрождение расы с сильнейшими и наименее пострадавшими своими верноподданными. Гендерное соотношение, увы, оставляло желать лучшего - 55 мужчин и 31 женщина, - что обещало в дальнейшем некоторые распри. Ничего, я разберусь и с этим, когда придёт время, уверенно говорил себе Хан.

- Кстати, кораблю нужно имя, - заметила Роберта Линкольн. Хан не особо удивился, обнаружив американку уже на борту DY-100, куда телепортировались он и Севен. По иронии судьбы, на ней был тот же поддельный лётный костюм пилота НАСА, который она носила в ночь Хэллоуина 1984 года, когда Хан впервые посетил старый офис Гэри в Нью-Йорке. – Какие мысли? - обратилась она к Хану.

Имя, задумался тот. Это должно быть что-то подходящее, передающее как тяжесть изгнания с Земли, так и великие надежды на будущее. "Феникс"? "Ковчег"? Нет, это слишком очевидно. "Боярышник"? (прим.переводчика – "The Mayflower", корабль, на котором в 1620 году прибыли в Америку первые английские переселенцы).

Он подошёл к главной компьютерной станции, громоздкой транзисторной консоли, встроенной в переборку недалеко от той пустой ниши, которую Хан избрал для себя. Как говорил датчик навигации, безымянный корабль находился на орбите Земли более чем в тысяче километров над Австралией. Экран высокоточного прибора контроля посадки показал ему увеличенные контуры Золотого Берега и Ботанического залива.

Последний, как припоминал Хан, был местом первого европейского поселения в Австралии: британской колонией ссыльных, населенной вывезенными сюда заключенными, что в результате привело к завоеванию всего континента. Своего рода знамение? – спрашивал себя Хан, поддаваясь внезапному импульсу.

- S.S."Ботани Бей", - сказал он Роберте, которая тут же записала это в корабельный компьютер. Почти сразу же жидкокристаллические панели отразили новое название по всему кораблю и на его внешнем корпусе. - Подходящее имя, - потытожил довольный своим выбором Хан, - предсказывающее как борьбу, так и победу.

- Действительно, - согласился Гэри, сопроводивший Макферсона к предназначенной тому нише и инициировавший процедуру заморозки. Престарелый американец деловито распределял пассажиров по криобоксам, оставив Хана и (по настоянию самого телохранителя) Хоакина напоследок. Переполненная палуба постепенно пустела по мере того, как люди занимали свои места, и помещение вскоре стало напоминать древние катакомбы, укомплектованные живыми трупами. Светящиеся индикаторы, расположенные над верхним левым углом каждой ниши, сигнализировали о тех, которые были уже заняты. Один за другим – индикаторы загорелись над всеми.

Хана глубоко тронула вера в него, которую однозначно продемонстрировали эти смелые мужчины и женщины, согласившись на столь диковинное новое предприятие без капли жалоб или малодушия. Такая лояльность всех и каждого по отдельности убедили его в том, что он принял правильное решение, согласившись на предложение Севена. Существа, настолько превосходящие прочих, не должны попусту сгинуть в пирровом разгуле мести, твердил он себе. Я прослежу за тем, чтобы их вера была тысячекратно вознаграждена в моей будущей империи.

Погрузив Макферсона в криосон, Гэри Севен присоединился к Хану, стоявшему у компьютерной станции.

- Я запрограммировал корабль так, чтобы доставить тебя и твой народ к необитаемой солнечной системе примерно в ста световых годах от Земли. На максимальном импульсе двигателей, чуть ниже скорости света, путешествие должно занять немногим более ста лет, и всё это время вы будете в состоянии анабиоза.

Хан не стал спрашивать, откуда Севен узнал о том, что та солнечная система окажется необитаемой; сколько ещё тайн, кроме этой, среди созвездия загадок, охраняющих скрытного мужчину и его секреты? Однако перспектива столь длительного полёта не могла его не ошеломить.

- Более ста лет, - в изумлении повторил он. - Больше целой жизни провести в криосне!

- Должен предупредить тебя, Хан, - добавил Гэри, и выражение его хмурого лица стало ещё серьёзнее, - что в пути без неприятных неожиданностей не обойдётся. DY-100 - прости, "Ботани Бей" - в конце концов, корабль экспериментальный, так что я не могу гарантировать, что всё будет работать без каких-либо сбоев. Кроме того, сам космос полон опасностей: астероидов, радиации, пространственно-временных аномалий и так далее. Существует очень реальный шанс, что путешествие может закончиться катастрофой.

От предупреждения Севена Хан отмахнулся.

- Кто-то сказал, что победа без риска славы не прибавляет, - он беспечно пожал плечами; теперь, когда курс проложен, не имело смысла останавливаться на наихудшем сценарии. - Я не боюсь неизведанного. Я приветствую его.

- Такое отношение может сослужить тебе хорошую службу, - одобрительно заметил Севен, несомненно, испытавший облегчение, когда Хан воспринял его предостережение так философски. – На всякий случай я запрограммировал компьютер так, что в какой-либо экстренной ситуации ты будешь разбужен в первую очередь.

- Так, как это и должно быть, - согласился Хан. Он ещё раз оглядел своё замысловатое облачение из золотистой сетки, приготовленное Севеном для него и прочих изгнанников; по словам Инспектора 194, тонкие волокна предназначались для контроля жизненно важных функций организма во время сна. Сверкающая сеть так плотно облегала тело, что на коже ощущался холод металла.

- Что ж, - напомнил Гэри, - настало время, Хан, выполнить твою часть сделки.

Он положил пальцы на клавиатуру терминала связи. Изис, по-видимому, намеренная подольше оставаться в кошачьем облике после длительной тайной миссии, свернулась поверх трубы системы отвода тепла, тянувшейся вдоль близлежащей переборки.

- Код самоуничтожения "Утренней звезды".

Хан кивнул в знак согласия.

- Это двухступенчатый процесс, - начал он, твёрдо намеренный исполнить обязательства по договору. - Сначала я должен отключить силовое поле, защищающее спутник, затем смогу отдать команду самоуничтожения, - он знаком попросил Гэри отойти от клавиатуры. – Вы позволите?

Севен повернул терминал к Хану. Установив контакт с "Утренней звездой" на известной ему частоте, Хан приступил к вводу ключевой зашифрованной команды, чтобы убрать силовое поле; его действие, как ни странно, базировалось на технологии, которую он похитил у никого иного, как Севена и Роберты. Дороги судьбы иногда причудливы, подумал Хан.

- Нет, Ваше сиятельство! – вскричал пришедший в ужас Хоакин, прежде чем Хан смог ввести код самоуничтожения полностью. - Не идите навстречу этим саботажникам и предателям! - сжав кулаки, он сверлил Севена убийственным взглядом. - Мы должны взять под контроль это судно и вернуться на Землю!

Выходка телохранителя Хана не удивила. Хоакин находился в мрачном настроении с тех самых пор, как оправился от транквилизирующего луча. То, что более возрастной мужчина сумел застать его врасплох в подземном уровне дворца, по понятным причинам беспокоило Хоакина, который к тому же отнёсся с нескрываемым подозрением ко всему, что связано с "Ботани Бей" и предлагаемым рейсом; в отличие от Хана и остальных пассажиров, он ещё не надел золотое сетчатое облачение, в настоящее время лежавшее отвергнутым и игнорируемым в пустой крионише. Голова ощерившегося медведя на изготовленной на заказ латунной пряжке ремня телохранителя, казалось, передавала воинственное состояние Хоакина.

- Вернуться? - повторил Хан, стоявший всего лишь в нескольких секундах от подтверждения приказа на самоуничтожение "Утренней звезды". – На планету, которая пламенно желает стереть нас со своего лица и закопать поглубже?

Такой выход, как он знал, уже невозможен; выпуски новостей, принятые "Ботани Бей", подтверждали, что его крепость в Чандигархе превращена в руины американскими бомбардировщиками. Думают ли в мире, что я погиб? - задавался вопросом Хан. Несомненно, мировые лидеры скорее будут утверждать, что их бомбы оборвали мою жизнь, а не признают, что я избежал их гнева.

- Не волнуйся, старый друг, - мягко проговорил он, не пожалев мгновения, чтобы успокоить Хоакина. Нажатием кнопки он послал закодированный сигнал, который навсегда покончил с угрозой, исходившей от "Утренней звезды". – Доверься в этом моей мудрости.

- Типа того, Ленни, - насмешливо добавила Роберта Линкольн. – Иди, найди себе пару кроликов, и играйся с ними.

Она схватила отброшенную Хоакином золотистую сетку и швырнула ею прямо в мускулистую грудь телохранителя.

- А ещё лучше поторопись и надень пижамку.

(прим.переводчика: Ленни – персонаж книги Дж.Стейнбека "О мышах и людях", умственно отсталый, но богатырски сильный парень. Также он любит всё маленькое, особенно мышей, мечтает о ферме с кроликами и другими домашними животными)

Нахалка сдуру повернулась спиной к Хоакину, направившись через арочный проём к Севену. Хан с интересом – хотя его невозмутимое лицо ничего не выдавало – наблюдал за тем, как Хоакин извлёк зазубренный метательный нож, спрятанный под пряжкой с медвежьей головой. Гэри Севен, находившийся за компьютерным терминалом и поглощённый наблюдением при помощи сканеров за дезинтеграцией спутника, не заметил, что Хоакин занёс нож, чтобы метнуть его прямо в спину ничего не подозревавшей женщины. Хан держал язык за зубами, вспоминая многочисленные случаи, когда она была особенно раздражающим бельмом в его глазу. В конце концов, позже он всегда может сказать, что ничего не знал о намерениях Хоакина…

Оскорблённый телохранитель замахнулся.

- Роберта, берегись!

В один миг на гостеприимно тёплой трубе сидела, подобрав лапки, насторожившаяся чёрная кошка, а в следующий – изящная темноволосая женщина кинулась между Робертой и её потенциальным убийцей.

Сбитый с толку Хоакин всё равно бросил нож. Лезвие молнией сверкнуло над палубой звездолёта и вошло точно между грудей женщины-кошки. Роберта отпрянула, оглушив Хоакина своим серво, но для Изис/Амент, осевшей на пол, было уже слишком поздно.

Севен и Роберта ринулись к своей напарнице. Севен, двигавшийся с поразительной для его старых костей скоростью, опустился на колени подле раненой женщины, пока Роберта сканировала коллегу серво. Потом она печально покачала головой, когда Амент посмотрела на них обоих и промурлыкала напоследок: "Ну, что? Не любопытство, в конце концов?"

Мгновение спустя на палубе "корабля спящих" безжизненно лежала маленькая чёрная кошка, и латунная рукоять ножа торчала из тёмного меха на её груди.

- Нет! – голос Гэри стал хриплым от горя и гнева. Он выдернул смертоносное оружие из кошачьих останков, а затем грянул ножом о стальной пол, продемонстрировав при этом столь впечатляющую силу, что окровавленное лезвие разлетелось вдребезги.

- Мне очень жаль, красавица, - пробормотал он. - Ты заслужила много лучшее, чем это.

Роберта многозначительно взглянула на ближайший пустой криобокс, предназначенный для самого Хоакина. Севен отрицательно покачал головой.

- Даже если она каким-то образом сможет ожить, - со скорбью пояснил он, медленно поднимаясь на ноги, - она очнётся раненой, в руках своих врагов, в неизвестно какой ситуации и среде. Мы не оказали бы милости, задержав её дух в ожидании такого тяжелейшего воскресения.

Его сверкающие глаза сосредоточились на Хоакине, сейчас в невменяемом состоянии привалившегося к одному из прочных шпангоутов судна. Хану было любопытно проверить, выдержат ли хвалёные принципы Севена достаточно сильное искушение свершить немедленную кровавую месть над ничего не осознававшим телохранителем.

- Его жизнь, конечно же, ваша, - предложил Хан, не желавший уклоняться от договора, заключённого с Севеном, даже спасая Хоакина от последствий опрометчивого нападения на Роберту.

Несколько долгих секунд, в течение которых Роберта явно чего-то опасалась, Севен взирал на Хоакина. Затем он развернулся и направился в сторону Хана; на его худом угловатом лице была написана такая злость, какой Хан никогда прежде на нём не видел.

- Чёрт бы тебя побрал, Хан! – взорвался Гэри, дав выход бессильной ярости. - Неужели нет ни одной жизни, которая для тебя что-нибудь значила?!

Хан холодно взглянул на кошачий труп на полу.

- Не ждите, что я буду оплакивать ту, кто предала меня, - прямо заявил он Севену. - Возможно, это простая справедливость. Двадцать два года назад действия вас и ваших агентов привели к гибели моей матери; ныне мой слуга отплатил вам той же монетой.

- Смерть твоей матери дело её собственных рук, - возразил Гэри. Он плотно прижал кулаки к бокам, изо всех сил и весьма заметно стараясь обуздать горькую ненависть, бурлившую в венах. - Но сейчас часть меня желает, чтобы я позволил тебе и всем твоим одержимым жаждой власти родственникам сгинуть вместе с Кризалисом много лет назад.

Пустой трёп, подумал Хан. Теперь, когда стало очевидно, что Севен не поддастся соблазну убийства независимо от того, какова была бы его причина, встреча начала становиться скучноватой.

- Это уже неважно, - надменно проговорил Хан, повернувшись спиной к Севену. - Давайте покончим с нашими делами, и как можно скорее.

Как бы то ни было, Гэри и Роберта теперь по понятным причинам стремились покинуть "Ботани Бей", поэтому последние приготовления были сделаны быстро и с минимальными дискуссиями. Хан сам переодел Хоакина и в одиночку перенёс тяжёлое тело верного стража в бокс. Прямоугольная дверца закрылась, обрекая Хоакина на долгие десятилетия криосна. Прозрачное окно позволяло окинуть взглядом впавшего в дремоту сверхчеловека, лежавшего на спине, как мумия в крипте.

- Спокойной ночи, мой друг, - прошептал Хан. - Когда мы проснёмся, у нас будет новый мир, который мы покорим.

Затем, без всяких церемоний или колебаний, Хан улёгся на металлическую полку, выступающую из нижней части своей собственной ниши. Он вытянулся на спине, чувствуя под собой неамортизирующую поверхность; лишь рассыпавшиеся тёмные волосы обеспечивали что-то вроде подушки под головой.

- Можете продолжать, - скомандовал он Гэри Севену, не удостоив престарелого американца даже взгляда.

Скрытый механизм пришёл в движение, втягивая полку с Ханом в поджидавшую нишу. Подбородок мужчины был высоко поднят; он смотрел прямо перед собой, на освещённый потолок менее чем в десяти сантиметрах от лица.

- Доброго пути, Хан Нуньен Сингх, - обратился к нему Гэри, стоявший прямо возле ниши. Его голос ещё хранил оттенок горечи. – Может быть, вторую жизнь ты используешь лучше, нежели первую.

В ответ Хан фыркнул, нимало не тронутый типичной для Севена праведной сентенцией. Я отвечаю не за чьи-то суждения, но только за мои собственные, подумал он. Шипение скрытой гидравлики отдалось в ушах, когда дверца бокса поднялась, отгородив его от Севена и пергидрольной блондинки-секретарши. Оба американца, как он знал, планировали транспортироваться обратно, как только убедятся, что ни Хан, ни его сподвижники не будут в состоянии повернуть "Ботани Бей" к Земле. Они уйдут так же, как и пришли, оставив "корабль спящих" под управлением компьютерной системы и готовым начать эпическое паломничество среди звёзд.

Со своей стороны Хан не жалел о мире, который покидал и который отверг его. Даже с учётом того, что "Утренняя звезда" уничтожена, он сомневался, что планета Земля просуществует долго. Неразумное человечество, несомненно, самоуничтожится по своей собственной воле, без необходимости прикладывать к этому руку. Моё проклятие им всем…!

Нишу начал заполнять леденящий газ. Хан сделал глубокий вдох, готовясь к подступающему сну. И когда пугающее онемение растекалось по его телу, замедляя мысли так же, как и биения его превосходного сердца, он с радостью предвкушал завоевание пышной девственной планеты… когда-нибудь.

"Пока не слишком поздно, - думал он, вспоминая бессмертные строки "Улисса" Теннисона, - нам будет плыть, чтоб новый мир открыть…"

Бороться и искать, найти…
И не сдаваться.

Заметки автора к главе 26. Несмотря на таинственное исчезновение оригинального прототипа, "корабль спящих" класса DY-100 стал основой продолжающегося освоения человечеством космоса, пока инновации в субсветовых двигателях не сделало к 2018 году их устаревшими. Конечно же, окончательная судьба "Ботани Бей" оставалась никому не известной вплоть до того момента, когда капитан Кирк и звездолёт "Энтерпрайз" не обнаружили это древнее судно дрейфующим в космосе спустя триста лет после Евгенических войн. Неясно, каким образом "Ботани Бей" занесло в сектор Мутара и почему он так и не достиг точки первоначального назначения, но, как Севен и предупреждал Хана, космический полёт не обходится без риска; мы можем только догадываться, были ли тому причиной неисправности навигационного оборудования, червоточины, мельчайшие фрагменты космических нитей или любые другие непредвиденные опасности.


@темы: ТОС. Переводы, ТОС. Книги, Грег Кокс. Евгенические войны

   

TOSонулся сам, TOSони другого

главная