Глава 24.

Зона 51, штат Невада, США
5 января 1996 года


- Поздравляю с благополучным завершением работы!

Шеннон О'Доннелл громко зааплодировала, когда доктор Карлсон откупорил бутылку "Château Picard". Он наполнил бокал для каждого и даже пролил немного через край ради уверенности, что все получили напиток. Богатый букет дорогого французского вина дразнил обоняние и манил омочить в нём губы.

Вся команда - О'Доннелл, Док Карлсон, Уолтер Николс, Джексон Ройкирк и Шон Кристофер - собралась в конференц-зале на неофициальное торжество. Яркий цветной серпантин украшал обшитую унылыми деревянными панелями комнату, а под потолком покачивался рой наполненных гелием воздушных шаров с изображениями звёзд, комет и туманностей. Глазированный белый торт в форме DY-100 занимал почётное место на продолговатом столе, что побудило Шеннон задаться вопросом, где Карлсон раздобыл кондитера с таким высоким уровнем допуска.

- Тост! Тост!

Слегка покраснев, Карлсон откашлялся.

- Наш уважаемый президент много говорит о мостике в двадцать первый век, но в этой комнате находятся те, кто уже построил этот мост – и сэкономил целых пять лет! Ещё в начале этого десятилетия корабль спящих на импульсной тяге был всего лишь мечтой, но вы помогли воплотить эту мечту в жизнь. Леди и джентльмены, - с гордостью провозгласил док, - представляю вам DY-100, первый настоящий межзвёздный космический корабль - и прототип многих кораблей будущего!

- Внимайте все! – горячо поддержали его Шеннон и другие. Даже Джексон, казалось, проникся энтузиазмом; как правило суровый и нелюдимый кибернетик даже ухмыльнулся так же легкомысленно, как и остальные. Шеннон потягивала вино, ощущая тёплое чувство выполненного долга и дух товарищества. Кто бы мог подумать, после всех этих проведённых под грифом "секретно" лет, что корабль всё-таки будет создан!

Жаль, что здесь не могла присутствовать Хелен, с грустью говорила себе Шеннон. Но, если не считать Карлсона, остальная часть команды осталась в неведении относительно помощи, которую они получали от загадочной женщины. Мы не смогли бы сделать это без неё.

- Не знаю, как прочие, - заявил Шон, сердечно похлопав Уолтера по спине, - но я не могу дождаться тест-драйва нашего детища.

Шеннон подняла руку, как автоинспектор.

- Эй, полегче, летун! Нам ещё нужно провести несколько испытаний навигационных систем и убедиться, что все неполадки устранены.

- О, да ты просто не хочешь, чтобы я вывел его в космос раньше тебя, - поддразнил женщину Шон. - Не волнуйся, я оставлю тебе пару планет для исследования… может быть.

- Надеюсь на систему Альфы Центавра! - пошутила она. Вино уже ударило ей в голову, и настроение взлетело до небес. - Кроме того, DY-100 в любом случае не нуждается в пилоте. Мы просто будем дремать всю дорогу!

- Ой! - сморщился Шон, схватившись за сердце, как будто уже не знал, что корабль спящих способен летать под полностью автоматизированным управлением, пока его экипаж покоится в анабиозе. – Я уже устарел!

Однако, если говорить серьёзно, она не могла представить лучшего пилота-испытателя для первоначальных полётов DY-100, нежели Шон Кристофер. Она рассчитывала несколько дней понаблюдать, как он управляет взлётом, а затем, возможно, присоединиться к нему в долгосрочном пилотируемом полёте к Сатурну и дальше.

- Ну, если ты будешь вести себя хорошо, мы подумаем о том, чтобы позволить тебе посадить где-нибудь корабль, как только поймём, куда направляемся.

- В конце концов, после стольких лет напряжённого труда, - с усмешкой вставил Уолтер, - я мог бы продремать в нише и тридцать лет!

Джексон фыркнул.

- Я до сих пор думаю, что пилотируемые полёты пустая трата времени и денег, - он ткнул в висевший на стене постер с изображением "Викинга-II", летящего в космическом пространстве на ракете-носителе "Титан-Центавр". – Вот будущее космических исследований. Беспилотные роботизированные зонды.

Его голос, холодный и отстранённый, звучал так, словно и сам Ройкирк был роботом.

- Отправлять в глубокий космос людей сентиментальный анахронизм.

- Шутите? - спросил уязвлённый Шон. – И в чём же тогда веселье, где приключения?

Он яростно взмахнул рукой, в результате чего вино выплеснулось из бокала.

- Как вы думаете, Колумб был бы счастлив, отправив пустое судно в Новый Свет, возможно, с дружеским приветствием королевы Изабеллы на мачте?

О, Боже, подумала Шеннон, закатив глаза. Опять те же набившие оскомину доводы. Шон и Джексон спорили о плюсах и минусах пилотируемых и беспилотных космических аппаратов со дня, когда впервые повстречались, и она не ожидала, что лётчик и эксперт по робототехнике когда-нибудь сойдутся во взглядах по этому вопросу. Временами она спрашивала себя, почему Джексон соизволил ударить хоть пальцем о палец ради DY-100, учитывая его взгляды, но поняла, что ответ на этот вопрос в значительной степени крылся в практически неограниченном бюджете и ресурсах Зоны 51. Где ещё Джексон получил бы шанс исследовать захваченное инопланетное оборудование?

- Парни, парни! – в присущей ему добродушной манере упрекнул их Карлсон. Пожилой учёный подошёл с остро заточенным ножом из нержавеющей стали к торту в форме корабля. - Прекратите ссориться и возьмите лучше по кусочку этого вкусного пирога.

Звучит очень заманчиво, подумала Шеннон, чей рот наполнился слюной. Она уже шагнула вперёд, чтобы помочь Карлсону, когда неожиданно в нагрудном кармане халата завибрировала ручка. Что? – с удивлением подумала она. Вот теперь?

Ручка снова завибрировала, притом с явным нетерпением.

- Извините, ребята, - на ходу симпровизировала она, - но мне нужно в дамскую комнату.

Склонившийся над тортом Карлсон, будто что-то заподозрив, посмотрел на Шеннон поверх очков с бифокальными линзами, но прочие мужчины, казалось, приняли эти слова как должное.

- Оставьте мне кусочек! – добавила Шеннон, выскальзывая из конференц-зала.

Она поспешила по коридору до ближайшей дамской уборной, одному из немногих мест Зоны 51, которое не находилось (она на это надеялась) под круглосуточным наблюдением. Закрывшись в кабинке и с облегчением поняв, что предоставлена сама себе, Шеннон вытащила вибрирующую ручку и поднесла к губам:

- Хелен?

Вопрос был глупым. Кто ещё мог связаться с ней посредством этой ручки?

В ответ прозвучал голос женщины, которую Шеннон знала только как "Хелен Свенсон".

- Я должна увидеться с вами, и прямо сейчас, - без предисловий сказала она, что было необычно для обычно учтивой, хоть и таинственной женщины. Это само по себе встревожило Шеннон, не говоря уж о явственно обеспокоенном тоне голоса Хелен. Что-то пошло не так? Рыжеволосая астронавтка-стажёр всегда боялась, что эти игры в шпионов когда-нибудь полностью провалятся.

- Где? - нерешительно спросила она. Сейчас действительно не слишком удачное время, чтобы покидать базу.

- Рядом, - ответила Хелен с оттенком привычного юмора. – Ждите меня в Центре управлении пуском сектора S-4.

Э-э… что? Шеннон не могла поверить своим ушам. Она чувствовала себя, как одна из киножертв, внезапно обнаружившая, что телефон, с которого доносятся угрозы, стоит в её собственном доме.

- Вы это серьёзно? - вопросила она.

- Как озоновое предупреждение, - съязвила собеседница. - Ненадолго.

Убрав ручку, которая перестала настойчиво вибрировать сразу после того, как Шеннон ответила на вызов, инженер по аэронавтике потратила секунду на обдумывание того, что только что услышала. S-4? Что, ради всего святого, там делает Хелен?

Ну, по крайней мере, Шеннон не придётся далеко ходить. Высокоскоростной подземный монорельс соединял эту часть Зоны 51 с полигоном под кодовым названием S-4 - скрытым под землёй ангаром и стартовой площадкой, встроенными в изрезанный горный хребет с видом на пересохшее озеро, ранее известное как озеро Папуз. Поездка на джипе потребовала бы минут тридцать, но монорельс доставит её туда менее чем за десять.

Охранники у входа в S-4 знали Шеннон в лицо, но всё-таки попросили предъявить удостоверение личности, прежде чем позволить пройти.

- Не можете усидеть на месте, а? - спросил один из охранников, сержант Стивен Mакерхейд, проработавший в службе безопасности Зоны много лет.

- Представьте, не могу, - ответила она со всей лёгкостью, какую могла в себе отыскать. Её осенило: по странному совпадению, Мак дежурил и в тот первый раз, когда Хелен побывала в Зоне 51 в 1986 году. Тогда таинственная незнакомка похитила "фазер" и "трикодер" (как позже узнала Шеннон, так они назывались). Шеннон не могла представить, что Хелен понадобилось здесь на этот раз.

После прохождения обычных процедур сканирования отпечатков пальцев и сетчатки глаза Шеннон вошла в пустую кабину лифта, доставившего её к Центру управления пуском. Несмотря на терзавшее беспокойство по поводу внепланового (и несколько нелегального) рандеву, она не могла ещё раз не восхититься впечатляющим обитателем подземного ангара.

На железобетонной стартовой площадке покоился устремлённый к небу ярко сверкающий DY-100. Будучи высотой более четырёхсот футов, законченный прототип напоминал больную свинкой ракету: просторные отсеки для пребывающих в анабиозе выпячивались наружу непосредственно под пулеобразным носом корабля спящих. Четыре присоединённые к нижней части корпуса ступени с дейтериевым топливом готовы были помочь DY-100 достичь скорости отрыва, как только будет дано добро на первый испытательный полёт. И-за блестящего голубоватого покрытия из термостойкой керамики корабль напоминал новёшенький леденец в обёртке – так и хотелось поскорее его облизать.

DY-100 был больше, чем передовое слово науки; он был первым образцом совершенно новой эпохи, частью которой надеялась стать Шеннон. Его революционный "импульсный" двигатель, основанный на инопланетной технологии, подсмотренной в Розуэлле и усовершенствованной при помощи Хелен Свенсон – кем бы она ни была, - теоретически способен был бы разогнать корабль до скорости, волнующе близкой к скорости света. Встроенные ниши для спящих (улучшенные конструкции оригинальных криоспутников Уолтера Николса) обещали обеспечить пребывание в анабиозе порядка восьмидесяти пяти пассажиров, пока полностью автоматизированная компьютерная система (гордость и радость Джексона Ройкирка) будет вести корабль в неведомые миры в световых годах от Земли.

От этой картины у Шеннон захватывало дух. Какая жалость, что весь проект до сих пор так тщательно засекречен, думала она. Она жаждала продемонстрировать этот великолепный космический корабль всему миру. Может быть, когда-нибудь, когда поднимется завеса тайны, миллиарды телезрителей будут наблюдать, как DY-100 полетит к звёздам.

Лифт остановился, и Шеннон вышла из кабины прямо рядом с дверью, маркированной: "S-4. Управление пуском". Здесь должен был стоять на часах ещё один охранник, поэтому она удивилась, найдя вход оставленным без присмотра. Всё страньше и страньше, говорила она себе, засовывая в щель замка собственную карту-ключ и набирая на электронной клавиатуре сегодняшний пароль.

- Хэлло? – несмело произнесла она, лишь только дверь открылась.

Была пятница, и время перевалило за полночь. Поскольку до даты самого раннего старта оставалось несколько дней, пункт управления запуском должен быть совершенно пустым. И, действительно, ни за одной из компьютеризированных станций, стоявших на галерее лицом к стартовой площадке, не было людей. Диспетчерскую защищало окно из прозрачного алюминия шестидюймовой толщины, достаточно устойчивое, чтобы выдержать даже огромное количество тепла, выделявшееся сгоравшим топливом ракеты-носителя. Консоли были выключены, из-за чего здесь воцарилось какое-то кладбищенское настроение - не хватало столь привычных для такого места подмигиваний ламп и гудения реле.

Однако совсем уж пустой эта комната не была: Хелен Свенсон, облачённая (подумать только!) в оранжевый лётный костюм НАСА, развалилась в одном из ковшеобразных кресел на колёсиках на месте техника запуска, и её обутые ноги покоились на неактивной клавиатуре. Рядом, в соседнем кресле, задавал храпака охранник в униформе, положивший голову на консоль. На его лице блуждала бессмысленная улыбка, а из уголка рта тонкой струйкой стекала слюна.

- О нём не тревожьтесь, - заверила Хелен, кивнув на забывшегося сном караульного. Его пистолет, как заметила Шеннон, лежал на другой консоли, вне досягаемости вытянутой руки. - Поверьте, таких приятных снов, как сейчас, он ещё не видел!

Кому ты говоришь, подумала Шеннон, на себе испытавшая в 1986 году действие этого ненормального усыпляющего луча Хелен; она в жизни не спала так хорошо.

- Что все это значит, Хелен? – быстро проговорила она. - Что ты здесь делаешь?

Она даже не стала спрашивать Хелен, как той удалось проникнуть на S-4, несмотря на все исключительные меры безопасности в Зоне 51. Загадочная женщина (чьи медно-блондинистые локоны, как Шеннон подозревала, поглощали много краски) давно доказала, что могла более или менее свободно приходить и уходить, как ей заблагорассудится; если до сих пор они, как правило, договаривались встретиться в Лас-Вегасе, то, с точки зрения Шеннон, лишь для того, чтобы держаться подальше от бдительных глаз и ушей вооружённых охранников базы.

Хелен покривилась так, будто испытывала замешательство, раскрывая цель своего визита.

- У меня к вам очень большая просьба, - начала она, передёргиваясь от опасения. - Мне нужен DY-100. Сегодня же.

- Что? – на Шеннон обрушивалось потрясение за потрясением. – Вы, должно быть, шутите? - она уставилась на оранжевый лётный комбинезон Хелен, надеясь, что он часть какого-то розыгрыша. – Вам нужен корабль?

- Сегодня, - повторила Хелен. Она встала со стула и подошла к Шеннон. Та увидела, что самопровозглашенная "посредница" держит в руке полупрозрачное зелёное пресс-папье и нервно вертит его, продолжая говорить: - Слушай, я знаю, что очень многого прошу, но…

- Нет! - выпалила разгневанная и смятённая Шеннон. – Не очень многого, а безумно многого, - от возбуждения её голос взлетел почти на октаву. - Мы говорим о единственном в своем роде космическом корабле ценой в несколько миллиардов долларов, о результате десятилетий суперсверхсекретных исследований и экспериментов! Я не могу просто одолжить его, будто это ключи от моей старой "Субару"!

- Вообще-то, это не будет одолжить, - сказала Хелен в замешательстве. - После того, как он улетит, он не вернётся назад.

Преодолевая очевидную неловкость, она заговорила с Шеннон очень серьёзным тоном.

- Послушай. Я бы не стала о таком просить, если б речь не шла о деле чрезвычайной важности. Не могу объяснить сейчас всего, но, поверь мне, судьба всей планеты, всего живого зависит только от того, поможешь ли ты мне сегодня завладеть DY-100.

Я сплю? – спрашивала себя Шеннон. Все это казалось каким-то чёртовым ночным кошмаром.

- Поверить тебе? Я даже не знаю, кто ты! – она эмоционально всплеснула руками. – В любом случае, от меня-то ты чего хочешь? Почему ты просто не умыкнёшь корабль так же, как сюда попала?

- Я бы хотела! – ответила Хелен, не обращая внимания на горечь в голосе более молодой женщины. Она взглянула через прозрачный алюминий на колоссальный космический аппарат на стартовой площадке. – Но он слишком массивный плюс здесь слишком много высокотехнологичных устройств видеонаблюдения, - она покачала головой. - Я не могу искушать судьбу, пытаясь, м-м-м, просто "умыкнуть" что-нибудь отсюда.

Хелен посмотрела на Шеннон понимающим взглядом, по-видимому, с искренним состраданием и заботой.

- К тому же, я не хотела бы красть корабль, по крайней мере, не поговорив с тобой.

- Да ну? - огрызнулась Шеннон, не собиравшаяся покупаться на показное сочувствие. У неё возникло ужасное подозрение. – Откуда я знаю, может, таков и был твой план! Может быть, все эти годы ты просто играла мной, как марионеткой?

Она украдкой взглянула на револьвер усыплённого охранника, лежавший не так чтобы далеко. Если б ей удалось им завладеть, она могла бы застать Хелен врасплох. Может быть, пришло, наконец, время исповедаться властям, подумала она. ФБР будет очень интересно узнать правду о связи Хелен с проектом.

А та всё крутила в пальцах пресс-папье - полупрозрачную зелёную пирамиду, - пока её глаза умоляли Шеннон.

- Я искренне надеялась, что до этого никогда не дойдёт, - откровенно сказала Хелен. - И я не собираюсь полностью разрушать всё, чего вы достигли, и уничтожать годы кропотливой работы. Все чертежи, схемы и тому подобное останутся у вас. Вы сможете построить новый корабль спящих. Чёрт возьми, да вы сможете построить целый флот этих кораблей, если захотите, - женщина говорила тихо и отчётливо, будто не было в этот критический момент ничего важнее, чем убедить Шеннон. - Но этот корабль, там, снаружи, нужен в другом месте. Для миссии, которая может спасти всю планету от катастрофы глобального масштаба.

Э-э-э…Windows 95? – невпопад спросила себя Шеннон. Несмотря на полное безумие того, что слышала, Шеннон обнаружила, что первоначальный гнев и скептицизм таяли под влиянием неподдельной искренности - и страха, - которые она почувствовала в собеседнице. Ей пришло в голову, справедливости ради, не говоря уж о последних проблесках здравого смысла, что без бесценных научных подсказок, которыми снабжала её все эти годы Хелен Свенсон, не было бы никакого DY-100. Стоило, наверное, пригласить её на ту вечеринку в конференц-зал?

- Я не знаю, Хелен… - пробормотала она, заколебавшись.

- Роберта, - поправила блондинка. - Меня зовут Роберта Линкольн, - она пожала прикрытыми оранжевым костюмом плечами, как будто такое откровение не было чем-то важным. - Я не могу ждать, что ты мне поверишь, если сама тебе не доверяю.

Как ни странно тронутая этим раскрытием Шеннон позволила себе лишь слегка истерический смешок.

- В конце-то концов, какого чёрта? Я на протяжении нескольких лет была двойным агентом. Почему бы не заделаться теперь звездолётокрадом, а? - она смахнула выступившую от смеха слезу. - Что нужно сделать?

Хелен – нет, Роберта - ухмыльнулась, и Шеннон ощутила подлинное облегчение, волнами исходившее от женщины, которая указала на дорогостоящее оборудование и пустые места за консолями.

- Поздравляю, ныне ты Центр управления пуском во плоти.

Если бы Шеннон ещё держала свой бокал в руке, сейчас она бы подавилась вином.

- Ну-ка, повтори, - она отвела ярко-рыжую прядь волос, упавшую на лицо. - Теперь ты действительно говоришь, как сумасшедшая. Я имею в виду, посмотри на все эти станции. Тебе потребуется целая команда, чтобы координировать запуск. В одиночку этого не сделать!

- Ты сделаешь, если оборудование будет соответствующее, - ответила Роберта, озорно подмигнув. Она положила зелёную пирамиду на консоль ближайшего компьютера. – Построить сеть.

Сначала Шеннон подумала, что Роберта обращается к ней, но затем поняла, что женщина разговаривала с пресс-папье. К удивлению Шеннон, миниатюрная пирамида, которая была не больше кубика Рубика, вдруг испустила прохладное изумрудное свечение. Через секунду ожили сразу все консоли диспетчерской, разноцветные переключатели и дисплеи вспыхивали, как рождественская иллюминация. Гудения двух десятков внезапно оживших компьютеризированных рабочих станций оказалось достаточно, чтобы на короткое время пробудить спавшего охранника.

- Ш-ш-ш! – начал он успокаивать нечуткое оборудование, собираясь, хоть и лишь на мгновение, поднять голову с залитой собственной слюной консоли. - Дайте чуть покемарить…

- Не беспокойтесь, - мягко ответила ему Роберта, нажав на затылок. - Спите дальше.

Светящаяся пирамида пискнула.

- Включён перехват управления, - наглым тоном заявила она. - Все соответствующие программы будут ассимилированы.

По-видимому, это было именно то, что Роберте и хотелось услышать.

- Сопротивление бесполезно, - докончила она с ухмылкой, как будто наслаждаясь какой-то шуткой.

- Как бы там ни было, - обратилась она к Шеннон, ласково погладив хрустальную пирамиду, - ваши системы запуска подчинены вот этому малышу. Просто скажи, что делать, и доверься ему. Он присмотрит за всем остальным.

Роберта сделала паузу, чтобы убедиться, не забыла ли чего, а затем щёлкнула пальцами, как будто в голову ей пришла какая-то мысль.

- И, да, не раздражайся, если он начнёт много о себе мнить. Кажется, подобные замашки свойственны любому искусственному интеллекту.

И пока Шеннон изо всех сил пыталась, метафорически выражаясь, поднять челюсть с пола, Роберта быстро объяснила остальную часть плана.

- Всё ясно? - спросила она, закончив.

- Думаю, да, - неуверенно проговорила Шеннон. Раньше ей никогда не приходилось помогать в угоне звездолёта. Её шокированный взгляд скользнул по ярко-оранжевому лётному комбинезону астронавта НАСА, надетом на Роберте. Странно, но прямоугольный пластиковый бейдж определял блондинку как Салли Райд.

- Он что, подлинный? - рассеянно спросила Шеннон. Не то чтобы это действительно имело какое-то значение…

- Нет, - призналась Роберта. – Костюм остался от давнего Хеллоуина, - она оттянула оранжевую ткань на бедре. - Слава Богу, я ещё влезаю в него.

*****

Оставшаяся наедине со спящим часовым Шеннон напряжённо наблюдала с галереи ЦУПа за тем, как крошечная оранжевая фигурка поднималась к капсуле на верхушке DY-100. Через несколько минут затрещал интерком.

- Ладно, пристегнула все ремни безопасности, - послышался в динамике голос Роберты. – Ну что, поехали?

Шеннон с трудом сглотнула.

- Окей, - сказала она в микрофон руководителя. Слишком взволнованная, чтобы сидеть, она расхаживала взад и вперёд вдоль основной станцией. - Корабль был разработан так, чтобы имелась возможность всему экипажу, включая пилота, спать в анабиозе, так что все системы полностью автоматизированы. Теоретически, вам вообще не придётся что-либо делать, просто наслаждаться путешествием.

Она не была уверена, пыталась ли убедить в этом Роберту или саму себя. Вероятно, последнее, призналась она.

Чувствуя себя дурочкой – до некоторой степени, - она обратилась к маленькой зелёной пирамиде.

- Инициировать процедуру подготовки к старту.

- Приём подтверждаю, - тут же ответила пирамида. Шеннон услышала, как в ответ на её команду зажужжало специализированное оборудование. Может быть, мы действительно сможем осуществить запуск, подумала она, скрестив пальцы. К счастью, стартовые двигатели использовали технологии ядерного синтеза, поэтому не было необходимости в длительной заправке топливом; разгонные ступени уже заполнены достаточным запасом нелетучего дейтерия.

Внизу, по ту сторону непроницаемого окна, металлические руки отошли от DY-100, который теперь оставался в вертикальном положении из-за стабилизирующего веса ускорительных ракет.

- Активация подготовки к зажиганию, - сообщила пирамида. - Одна минута до взлёта.

Шеннон не могла поверить той стремительности, с какой мелькали секунды обратного отсчёта; мерцающая маленькая пирамида была самоуверенна в такой степени, в какой были натянуты нервы самой Шеннон. Она не могла не думать о том, что это, в конце концов, первый запуск неиспытанного экспериментального космического корабля – и командовал им крошечный говорящий кристалл! Лица Гаса Гриссома, Кристы Маколифф и других жертв освоения космоса встали перед глазами; ей бы не хотелось, чтобы к пантеону этих выдающихся людей примкнула и Роберта.

- Внимание Центра управления! – взревел вдруг разгневанный голос из громкоговорителя. - Немедленно прекратить несанкционированную операцию. Это приказ!

Испуганная, но не слишком удивлённая предупреждением Шеннон издала стон. Вряд ли возможно подойти так близко к моменту отрыва без того, чтобы кто-нибудь не заметил, что творится на S-4. У неё возникло смутное подозрение, что она слышит в зычных интонациях приказа о запрещении дальнейших недозволенных действий вопли её спускаемых в канализацию амбиций астронавта НАСА.

Но пути назад уже нет, подумала она.

- Внимание! Говорит дежурный Верховный командующий, - Шеннон словно наяву увидела побагровевшее от ярости до свекольного цвета лицо генерала Райта. - Вы совершаете акт государственной измены. Отбой!

- Выключи звук, - скомандовала она пирамиде, и разъярённый голос умолк.

Кто-то сильно колотил в дверь в ЦУП, замок в которой был предусмотрительно заварен Робертой перед спуском на стартовую площадку.

- Открой! – донёсся крик Мака, пока приклады колошматили по усиленной стальной двери. Шеннон намертво приклеилась взглядом к оживающему космическому кораблю. Шлейфы раскалённого пара выбивались из хвостов ускорительных ракет. Шеннон полагала, что неминуемая угроза превратиться в жертвенного агнца удержит силы безопасности Зоны вне ангара до тех пор, пока взлёт не окончится тем или иным способом.

- Открыть створки ангара, - велела она.

- Уже выполняется, - ответила пирамида в той самой манере, о которой её предупреждала Роберта.

Высоко над головами замаскированные створки отъехали в сторону, и на мгновение Шеннон разглядела звёздное небо Невады. Автоматизированная процедура запуска вынесет DY-100 за пределы атмосферы Земли без дальнейших инструкций; ей хотелось бы знать, куда загадочная напарница планирует вести корабль дальше. Марс? Москва? Мир ференги?

- Тридцать секунд до взлёта.

Внезапно в кармане снова завибрировала ручка. В данный момент Шеннон устала от сюрпризов, поэтому просто выхватила устройство, которое Роберта давно ей дала, из кармана и рявкнула:

- Да?!

- Подумала, что надо использовать нашу личную связь, - ответил из ручки голос Роберты, - на тот случай, если нас кто-нибудь подслушивает. Я хотела, чтобы ты знала. Я действительно высоко ценю твоё доверие, и не только сегодняшнее, но и проявленное за последние несколько лет. Если ты когда-нибудь захочешь полной занятости, просто открой этот канал.

Возможно, мне в самом деле придётся начинать карьеру заново после случившегося, сказала себе реалистично мыслящая Шеннон.

- Спасибо, но позволь мне поразмыслить над этим.

Предложение интересное, но где-то глубоко внутри она сомневалась, что ей действительно хотелось бы на регулярной основе иметь дело со столь многими неизвестностями и напрягами.

- Доброго пути, - пожелала она Роберте. – Кланяйтесь от меня космосу.

- Непременно, - пообещала женщина.

- Десять секунд до взлёта, - объявила пирамида. - Десять, девять, восемь, семь…

Шеннон считала вместе с ней, словно находилась на Таймс-сквер в канун Нового года.

- … шесть, пять, четыре, три, два, один… Зажигание!

Несмотря на хвастовство Уолтера, она всё же смогла расслышать рёв двигателей даже через толстый прозрачный алюминий. Прямо перед её благоговейным взором DY-100 оторвался от стартовой площадки, возносимый к полуночному небу перевернутым гейзером пламени и дыма. Что ни говори, а новая эра освоения космоса началась, говорила себе Шеннон, и распахнутые карие глаза следили за взлетавшим кораблём, пока он не покинул поле зрения.

Ей просто хотелось бы знать, кто на самом деле был за рулём.

Стук в дверь на секунду-другую прервался, поскольку даже полные решимости солдаты сделали паузу и увлечённо созерцали старт. Затем снова возобновились непрестанные удары, и она увидела, что чугунные петли двери начинают сдаваться.

Оставалось сделать лишь одну вещь. Не то чтобы Шеннон с радостью предвкушала это, но знала, что так надо.

- Начать протокол завершения, - приказала она пирамиде, подбадривая себя тем, что усыпляющий энергетический луч, как поклялась Роберта, не несёт никаких долговременных последствий для Шеннон. Пирамиде так не повезёт - она запрограммирована на самоуничтожение.

- Приказ принят, - ответила безропотная штуковина и издала звуковой сигнал.

Засияла ослепительная вспышка, а затем, второй раз в жизни, все заботы покинули Шеннон.

По крайней мере, на час - или около того.

Заметки автора к главе 24. Слухи о сверхсекретном ангаре для НЛО и испытательной лаборатории под кодовым названием "S-4", расположенных в скалистых холмах с видом на озеро Папуз к югу от Зоны 51, в течение многих лет циркулировали среди исследователей НЛО и любителей всяческих заговоров. К сожалению, окончательных доказательств его существования, как и многого относительно Евгенических войн, в официальной истории того времени нет.


@темы: Грег Кокс. Евгенические войны, ТОС. Книги, ТОС. Переводы