Глава 22.

Остров Кризалис
5 сентября 1995 года


Острова Туамото из-за внезапных штормов, изменчивых течений и скрытых под водой рифов давно завоевали славу "опасного архипелага". С тех пор, как Хан завладел Муророа, этот атолл, охраняемый днем и ночью эскадроном отборных воинов группы Экзон, в особенности стал смертельно опасным. Радиолокационные и зенитные батареи держали под контролем небо над островом, обеспечивая строгое соблюдение бесполётной зоны, а быстроходные катера, оснащённые прожекторами и тяжёлой артиллерией, беспрерывно кружили вокруг, наблюдая за всеми судами и отгоняя любые прогулочные лодки, которым не посчастливилось словить попутный ветер в направлении запретного атолла.

Во внутреннюю лагуну острова сквозь зеленеющее кольцо вёл только один канал, и эта ключевая точка находилась под постоянным наблюдением как над, так и под водой. Как-то раз, три года назад, Роберте Линкольн удалось при помощи акваланга проникнуть на остров, проплыв по этому проходу незамеченной, но с тех пор меры безопасности значительно ужесточились; подводные камеры фиксировали даже всех акул, кальмаров и медуз, которые по своим делам плавали из моря в лагуну и обратно. Столь неусыпный надзор принёс желаемые результаты: с того предыдущего вторжения, приуроченного к запуску "Утренней звезды", ни один нежелательный гость не ступал на остров Кризалис.

До сегодняшнего дня.

Большой коричневый скат - морской дьявол - плыл к лагуне, скользя над дном канала подобно гигантской подводной летучей мыши. Скат обратил на себя весьма мало внимания тех, кто принимал в прямом эфире картинку с подводных камер: полинезийские воды - дом самому разнообразному ассортименту океанической флоры и фауны, поэтому зрелище крадущегося морского дьявола не такая уж и редкость.

Его грудные плавники мягко развевались, пока скат беспрепятственно проплывал проход. Он продолжал путешествовать под бирюзовой поверхностью вод лагуны, а затем, как ни удивительно, сблизился с чернопёрой рифовой акулой, двумя дельфинами-афалинами и ещё одним приличных размеров ромбовым скатом. Дождавшись дьявола, вся эта эклектичная компания морских существ намеренно выбросилась на песчаный берег, где с ними произошла странная метаморфоза, будто с какими-нибудь русалками.

Морской дьявол обрёл пару стройных ног и ловко сбросил блестящие крылья и туловище. Если их тщательно осмотреть, то можно было заметить, что резиновая оболочка в точности воспроизводила окраску настоящего гигантского ската. Этот поддельный дьявол обратился в красивую китаянку, молча взиравшую на то, как четыре другие женщины снимали объёмистую маскировку, а затем опускали её в солёные волны, набегавшие на песок. Как и у первой, лица всех женщин были раскрашены в оттенки чёрного и зелёного, чтобы лучше гармонировать как с камуфляжем, достойным коммандос, так и с тенистыми джунглями по краю неглубокого залива.

Одарённой исключительным зрением Чен Тайхун не требовался бинокль ночного видения, чтобы наскоро подсчитать своих. Она была рада видеть, что вся группа Артемис в сборе. Хорошо, удовлетворённо подумала она. Миссия ещё в самом начале, чтоб терять хоть одну амазонку.

Изгнанницы-суперженщины быстро оценили своё положение и обстановку. Как они и планировали, стояла ясная безлунная ночь, набросившая покров благословенного мрака на узкую песчаную кайму. Было тепло, градусов двадцать пять по Цельсию, и атмосфера была милостиво избавленна от излишней влажности. Сезон тайфунов миновал несколько месяцев назад, как помнила Чен. Ханские клевреты вряд ли догадывались, что на Муророа надвигался иной вид шторма.

Несмотря на мрак, пляж всё же был чересчур на виду, на её вкус. По знаку Чен вся группа скользнула под сень дававшего укрытие подлеска, оставив подводную маскировку под непрозрачной поверхностью вод лагуны. Портативные вентиляторы на батарейках уничтожили все следы ног на песке.

Чен, присевшая посреди шелестевших листьев и папоротников, старалась уловить шаги патрульных. Меж тем упоительные тропические ароматы витали в воздухе, искушая все чувства сразу. Жаль, что она здесь не в отпуске; ночь была великолепна. Покачивавшиеся пальмы и мангровые заросли казались чем-то экзотическим по сравнению с изрезанными холмами и оврагами чащобами собственного острова - колонии Пентесилея в четырёх тысячах километров отсюда.

В то время, как команда собирала и проверяла оружие, она улучила минутку и достала из кармана брюк компактное устройство связи, напоминавшее по габаритам последние модели сотовых телефонов. Откинув крышку, Чен набрала засекреченный номер. Теперь слово нашему спонсору, с иронией подумала она, вызывая загадочного зачинщика сегодняшнего тайного действа.

- Артемис - Батлер, - прошептала она по-английски. - Повторяю: Артемис - Батлер.

На миниатюрном видеоэкране коммуникатора появилось лицо блондинки, американки в возрасте лет сорока пяти, которую Чен знала только как "Кэролайн Батлер".

- Слышу вас, Артемис, - ответила женщина. Её сине-зелёные глаза хранили тревожное выражение, опровергая тем самым принуждённую весёлость голоса. - Где вы?

По словам американки, коммуникатор использовал тип сигнала, который не могло отследить или обнаружить никакое земное устройство.

- Мы успешно высадились на внутренний берег атолла, - сообщила Чен. Примерно в полукилометре, на пологом склоне холма, густо покрытого растительностью, можно было разглядеть огни Тихоокеанского экспериментального центра. - Каковы последние данные относительно первостепенной и второстепенной целей?

- Всё сработало безотказно, - заверила Батлер. - Согласно очень надёжному источнику, весь запас плотоядных бактерий хранится в герметичной барокамере в основной биологической лаборатории минус второго уровня. У вас не должно возникнуть никаких проблем с её обнаружением; просто понаблюдайте за персоналом, он там будет очень осторожным.

Чен покачала головой, поражённая тем, что Хан мог дойти до такого: породить столь смертоносную мерзость, угрожающую жизни миллиардов невинных женщин и, что несколько менее важно, их мужчин. Она бы не поверила, если б Батлер не представила ей неопровержимые доказательства геноцидных намерений Хана.

- К рассвету всё это обратится в пепел, - пообещала она. Содержимое её рюкзака гарантировало, что, по крайней мере, в этой части сдержать слово ей по силам. – А второстепенная цель?

- Она тоже, - сказала Батлер. – По всем отчётам, доктор Дхасел по обыкновению засиживается в своей лаборатории допоздна. Если повезёт, вам удастся её похитить без особых проблем.

У Чен возник соблазн посмеяться над необоснованным оптимизмом американки. Она знала по опыту, что такого понятия, как боевое задание, прошедшее без сучка, без задоринки не существовало. Амазонки, возможно, сегодня ночью погибнут, но решение двуединой задачи - уничтожить болезнетворные бактерии и лишить Хана его лучшей кудесницы по части биологии – с лихвой оправдывало любые жертвы.

- Можете рассчитывать на нас, - твёрдо проговорила она. - Моя заблудшая сестра больше не станет служить Хану, даже если я должна буду уничтожить её сама.

- Э-э, будем надеяться, до этого не дойдёт, - Батлер сглотнула. - Тем не менее, что бы ни случилось, я хочу поблагодарить за то, что вы взялись за эту миссию. Это действительно вопрос жизни и смерти лоскутного одеялка под названием планета Земля. Сейчас какие-то пара недель отделяет Хана от того, чтобы заиметь возможность запустить свои ракеты с биобоеголовками. Их содержимого, мутантного стрептококка-А, достаточно, чтобы разъесть плоть всех и каждого, - при этой мысли женщину передёрнуло. - Мне очень жаль, что я не с тобой.

Чен сомневалась, что в бою от собеседницы было бы много толка. И возраст уже средний, и генетика - обычная игра случая.

- Не нужно извиняться. Как мы обе знаем, есть, по крайней мере, одна очень веская причина, почему вы не смогли бы принять участие в этом рейде. И почему, в конечном счёте, это задача, которую можем выполнить только я и мои амазонки.

- Знаю, - согласилась Батлер. – Вот отчего в первую очередь я подумала о вас, - Чен разглядела позади головы и плеч американки стену неотёсанного камня. – Удачи!

- Пожелайте удачи миру. Если нас ждёт поражение, это ему понадобится, - Чен увидела, что группа вооружилась и готова. – Артемис, конец связи.

Тайхун оглядела маленькое войско, ныне прятавшееся под прикрытием мечевидными листьев пандануса и отягощённых кокосами пальм. Зенобия, Ширин, Рани и Нина. Все они были суперженщинами - Детьми Кризалиса - и ветеранами десятков спасательных миссий и дерзких рейдов против репрессивных сил патриархата и женоненавистничества.

- Запомните, - тихо проговорила она, – поменьше самоуверенности. Сегодня наши противники - воины группы Экзон, такие же сверхлюди, как мы. Их не так легко победить, как большинство мужчин.

Она кивнула на освещённый комплекс на вершине холма, когда-то французский головной центр богопротивных ядерных атак на Мать-Землю, а теперь ставший домом ещё более отвратительного бесстыдства.

– Там наша цель, как и описывала американка.

Чен подтянула лямки рюкзака, убедившись, что особый груз надёжно закреплён на спине, а затем быстро проинвентаризировала своё оружие: пистолет "беретта" калибра 9 мм (с глушителем), боевой нож Kа-бар, несколько гранат, дымовые шашки, ракетницу и, не в последнюю очередь, тренированное, улучшенное и генетически совершенное тело.

- Вперёд! - прошептала она.

Во главе отряда выступала Зенобия, которая несколько лет назад была телохранителем Чен на окончившемся катастрофой саммите сверхлюдей, устроенном Ханом в Чандигархе. Она поднималась зигзагами в гору, стараясь держаться тени разбросанных тут и там пальм; ярко-рыжие волосы женщины безопасности ради перекрасили в иссиня-чёрный цвет. Остальные шли за ней след в след. Замыкала цепочку Ширин, беженка из Афганистана, сменившая удушающую паранджу на кевларовый жилет и боевую амуницию.

Крутой подъём становился ещё круче по мере того, как группа продвигалась всё дальше; это напоминало Чен самые тяжёлые тропы Пентесилеи. Обильная растительность, хоть и давала столь ценное укрытие, в то же время прибавляла хлопот: шипастые сучья, ветви и побеги ежевики цеплялись за одежду и кожу, хлестали по лицу. Ящерицы и гусеницы сновали туда-сюда, иногда сваливаясь за шиворот.

До сих пор им везло. Чен понимала, что вечно избегать обнаружения они не смогут: в какой-то момент им придётся с боем пробиваться в зловонную клоаку Центра. Она оглянулась через плечо. С этой высоты она легко могла различить на той стороне лагуны опоры ракетного комплекса, возвышавшиеся над макушками деревьев. Ракета-носитель "Ариан-5", предназначенная для доставки Богиня знает, какого нечестивого груза в девственные небеса, покоилась на стартовой площадке; её надёжно удерживали в своих объятиях механические руки. Хитрая ухмылка появилась на лице Чен, знавшей, что должно произойти.

Внезапно земля вздрогнула от взрыва, и Чен не медля ни секунды бросилась лицом вниз на склон зелёного холма. Плечи обдало жаром, ноздрей коснулся едкий запах дыма и горелого мяса. Рискуя подставиться, она слегка приподняла голову и глянула на источник угрозы; к своему ужасу, она увидела столб чёрного дыма, поднимавшийся выше по холму - оттуда, куда незадолго до того прокралась Зенобия.

Мина? Скрытая растяжка? Чен прочла короткую молитву за упокой души её сестры, сознавая, что пламенноволосая (ранее) амазонка пала жертвой оборонных заграждений острова, так или иначе. Оранжевые языки пламени лизали листья кустарникового пандануса по соседству, угрожая поджечь и весь окружавший подлесок.

Хуже, что взрыв, унёсший жизнь товарки, свёл на нет преимущество внезапности и принятые меры по введению противника в заблуждение. В здании на холме завыла тревожная сирена, в каждом окне загорелся свет, и Чен услышала возбуждённые голоса и грохот сапог по асфальту. Напрашивался вывод: их прикрытие целиком и полностью сметено тем же взрывом.

- Амазонки, в атаку! - закричала она, быстро вскакивая на ноги. Сёстры по оружию выросли из теней джунглей, как мифические воины - из посеянных зубов, только не дракона, а драконессы. Держа оружие наизготовку, они с нечеловеческой скоростью взбежали вверх по склону дымившегося холма. Перед тем, как вытащить "беретту", Чен первым делом схватила висевшую на поясе ракетницу. Не колеблясь, она нацелила её в небо над лагуной и выпустила ракету, которая рассыпалась фейерверком фосфоресцирующих огней над мерцающими водами, дав сигнал второй волне вторжения.

- Давайте, сёстры, - шёпотом воззвала она к армии женщин, ожидавшей в прибрежных водах. – Сейчас!

Первой нанесла удар прятавшаяся в джунглях команда Гекуба, что наглядно доказал гигантский огненный шар, внезапно вспыхнувший с жутким рёвом у подножия ракетных опор. Разрыв снаряда миномёта калибра 60 мм подпалил "Ариан", превратив гигантскую ракету-носитель в перевёрнутую римскую свечу, горящую снизу вверх.

Огненная кончина "Ариан" ознаменовала начало полномасштабной атаки амазонок на остров Кризалис. Воительницы на дельтапланах, взлетевшие с укрывавшихся за близлежащими островами быстроходных катеров, тучей парили над островом; угольно-чёрные нейлоновые крылья были практически незаметны на фоне ночного неба. Они поливали землю пулемётным огнём и забрасывали гранатами зенитные огневые точки. Посреди тропической зелени расцвели огненные цветы, призванные увлечь солдат Хана подальше от Центра.

Стартовый комплекс плавился под воздействием свирепого пламени, уничтожавшего ракету; массивные порталы подъёмных кранов опрокинулись на землю с громовым грохотом, который разнёсся по всему острову. Вволю налюбовавшись этим апокалиптическим разрушением, Чен повела свою группу к главной цели: биологическому магазинчику ужасов Фулэн Дхасел. Мужские голоса, выкрикивавшие приказы на пенджаби, звучали с вершины холма, и она быстрым рывком сняла гранату с пересекавшего грудь патронташа.

- Пригнись! - крикнула она своим напарницам, метнув гранату в поджидавших хранителей мерзкой заразы.

Оглушительный взрыв огня и дыма расчистил путь почти что до самой двери Дхасел.

*****

Динамическое компьютерное моделирование демонстрировало распространение плотоядных бактерий на основе расчётной оценки передаваемости, доступных средств доставки, особенностей географического рельефа, устойчивости к антибиотикам и т.д. По самым последним прогнозам, потребуется примерно 79,32 дня, чтобы заразить всю человеческую расу, за исключением, разумеется, тех, кто создан Кризалисом.

Доктор Дхасел оторвалась от многоцветного дисплея компьютера, чтобы дать отдых уставшим глазам. Последние несколько недель, по мере приближения даты старта эпидемии, она привыкла проводить здесь долгие часы. Хан хотел ежедневно получать отчёты о состоянии дел, и она стремилась не разочаровать его.

Фулэн сидела перед компьютером в одиночестве. Двойной слой прозрачного стекла и пластика отделял её от звуконепроницаемой барокамеры, где в безопасной герметичной среде покоились промышленного размера бродильные чаны, способные вместить несколько сот килограммов культивированного стрептококка-A. Манипуляторы, сейчас неподвижные, позволяли отбирать мельчайшие пробы из каждого чана с целью тестирования на вирулентность и передаваемость. Праздные (механические) руки – пособницы дьявола, с сарказмом подумала она, хотя и трудно представить, как шарнирные металлические пальцы могли сотворить что-нибудь более дьявольское, нежели то, что уже помогли состряпать.

Дхасел потёрла глаза. На белой столешнице рядом с клавиатурой стояла чаша недоеденного карри. Откровенно говоря, доктору наскучил некротический фасциит, и она с нетерпением ожидала начала эпидемии только для того, чтобы сосредоточиться на других перспективных направлениях исследований. Прямо перед тем, как Хан приказал направить все ресурсы Центра на доработку и массовое производство стрептококка-A, наметился значительный прогресс в клонировании трансгенных организмов, насколько могла вспомнить Фулэн.

Теперь уже скоро, пообещала она себе. После того, как эпидемия начнёт прореживание избыточного населения планеты, как хотелось бы Хану, у неё будет всё время мира для более интересных экспериментов. Очень многообещающей казалась недавняя работа с синтетическими железами и ферментами…

Компьютерная модель обновилась, привлекая внимание. Фулэн со вздохом принудила себя изучить пересмотренные эпидемиологические прогнозы, ища способы настройки программы для повышения эффективности воздействия. На данной стадии весьма мало что можно сделать с самим патогеном, поэтому она сконцентрировалась на вероятных схемах распространения, пытаясь рассчитать идеальные цели для каждой имеющейся у них биобоеголовки. Не слишком ли мы увлеклись Северной Америкой, размышляла она, в ущерб Африке и Ближнему Востоку?

Проглотив ложку тёплого карри, она подкорректировала параметры распределения, а затем откинулась на спинку стула, наблюдая за результатами. Однако ещё до того, как программа завершилась, сквозь стены биолаборатории проник страшный грохот, словно где-то снаружи взорвалась бомба. Дхасел в тревоге подняла глаза: внезапно завыла предупредительная сирена, терзая её уши.

Диверсия? Авария? Против воли перед глазами возникли картины Бхопала – она вспомнила, как ревели сирены, когда токсичный белый дым вытекал из корпусов старого завода по производству пестицидов на окраине города, как яд преследовал её по полуночной улице, обжигая лёгкие, рубцуя глаза…

Хватит! – приказала она себе, насильственно давя приступ посттравматической паники. Бхопал случился более десяти лет назад; сейчас она должна справляться с гораздо более близким по времени кризисом. Она вдавила кнопку селектора рядом с компьютером.

- Дхасел – службе безопасности, - отрывисто проговорила она, ощущая настоятельную потребность узнать, что происходит. - Что это был за шум? Что случилось?

- На нас напали, доктор! – пронзительно выкрикнул встревоженный голос. Из-за сильного акцента она с трудом узнала Гейра Йонссона, заместителя начальника службы безопасности Центра. – Какие-то бешеные бабы с автоматами и гранатами атакуют по всему острову!

Фулэн могла расслышать звуки взрывов и выстрелов, наряду с гневными проклятиями и воплями. Это звучало так, будто на Муророа разверзлась преисподняя. Дхасел инстинктивно отодвинула кресло от динамика, отстраняясь от безошибочно распознанного гласа войны. Сердце, по-прежнему бившееся в западне Бхопала, стучало в груди, как ополоумевшее, но, держась на чистой концентрации и силе воли, ей каким-то образом удавалось удержаться от дрожи.

Думай! – подстегнула она свой мощный интеллект. Она узнала то, в чём нуждалась. Первый взрыв не был аварией; им определённо объявили войну, хотя и не было уверенности в том, кто именно. Всё это казалось нереальным. Дхасел присутствовала, по мере необходимости, на периодических инструктажах по вопросам безопасности, но никогда не думала на деле столкнуться с вооружённым вторжением в её лабораторию! Я учёный, сердито сказала она себе, а не воин. Почему меня нельзя оставить в покое и позволить просто заниматься своим делом?

*****

Солдат группы Экзон, узнаваемый по серебряным лентам и берету и вооружённый М60, выпрыгнул из-за ствола старой пальмы. Пулемётная очередь, оставляющая на фоне ночных теней красные вспышки, накрыла Ширин, которая исчезла из поля зрения прежде, чем "беретта" Чен всадила нападавшему пулю между глаз. Пригнувшись, чтобы представлять мишень поскромнее, китаянка-суперженщина метнулась к упавшей подруге, которую обнаружила распростёртой навзничь поверх кучи изрешеченной листвы. В тусклом свете растекавшаяся лужица крови казалась чёрной.

Кевларовый жилет защищал грудь и живот Ширин, но её правая рука и бедро превратились в кашу. Кровь лилась так обильно, что Чен оценила бы шансы Ширин на выживание как минимальные, даже если бы они не находились в центре перестрелки.

Чен взглянула на небо. Сквозь переплетение веток она видела, как атаковавших с неба амазонок разрубал ведущийся снизу зенитный огонь. Несмотря на их первоначальное преимущество внезапного нападения, защитники Mуророа в скором времени оправились и, хоть и с запозданием, но пытались сравнять счёт. Подбитые амазонки валились, как падающие звёзды, в чащу деревьев и поджидавшую лагуну. Чен могла только надеяться, что большая часть сторонниц достигли земли невредимыми и приняли участие в последующей борьбе с наземными войсками Хана.

Чем больше те будут заняты, тем выше шансы на успех миссии, говорил ей рассудок. Тем не менее, Чен испытывала боль при мысли о том, сколько душ её сестёр угаснут в течение одной этой ночи. Хан должен заплатить за то, что это стало необходимо, поклялась она, ощутив вдруг всю тяжесть гружёного рюкзака.

- Иди, - сквозь зубы молила её Ширин. Чен сознавала, что у неё не было выбора; на кону стояло куда большее число человеческих жизней, нежели их собственные. Она вложила рукоять собственного ножа Kа-Бар в ладонь левой, оставшейся невредимой руки Ширин, чтобы пострадавшая могла защищаться – или оборвать собственную жизнь, если сочтёт нужным.

- Будь храброй и сильной, как львица.

С недостойным воительницы комком в горле Чен покинула умиравшую амазонку и догнала Рани и Нину, занятых перерезанием колюче-режущей изгороди, окружавшей Центр. Мёртвые солдаты Экзона или части их тел устилали землю вокруг. Рани, бывшая воровка-форточница с талантом к взлому с проникновением, быстро расправлялась с металлическими лентами при помощи кусачек с алмазным напылением, а Нина, полячка-бодибилдерша с плотно скрученными в дреды чёрными косичками, прикрывала её непрерывным огнём карабина M4.

- Почти готово, - пробормотала Рани, щелчком перекусив последнюю ленту. В ограде возникла треугольная дыра, достаточно большая, чтобы прошмыгнуть в неё, низко нагнувшись. – Осторожно с головой, - предупредила она, проскальзывая, не зацепившись, мимо разъединённых звеньев. Теоретически, запертый задний вход в Центр располагался примерно в пятидесяти шагах от этого участка забора; Рани поспешила вперёд, чтобы расчистить дорогу.

Адская какофония войны наполняла тёплый ночной воздух: бомбы, пули, выкрики, грохот и вопли боли. Тяжёлая артиллерия сотрясала остров, возможно, обстреливая флотилию быстроходных катеров за барьерным рифом, которую к тому же атаковали боевые вертолёты Хана. Стаи крачек и буревестников в панике метались в небе, увеличив сумятицу, а летучие лисицы как сумасшедшие носились от дерева к дереву в поисках убежища от шума, огня и всеобщего хаоса. Чен улавливала доносимые ветром запахи кордита (прим.переводчика – нитроглицериновый бездымный порох) и напалма, перебивавшие душистый аромат джунглей и заставлявшие тосковать по миру и покою её собственного острова в тысячах километров к западу. Она задавалась вопросом, увидит ли она опять когда-нибудь Пентесилею.

- После тебя! – расслышала она сквозь грохот слова Нины, кивнувшей в сторону щели в заборе. Мгновением позже автоматная очередь швырнула мускулистую амазонку спиной на ограду, где колюче-режущая лента удерживала её изрешеченное пулями тело даже после того, как его покинула душа. Чен заметила серебристую вспышку в кустах ниже по склону и пальнула в ответ из "беретты", так и не узнав, смогла ли отомстить за смерть сестры.

Кувырком пролетев сквозь отверстие в заборе, она поднялась на ноги и кинулась к обетованному входу. Слабый запах пластиковой взрывчатки, напоминающий марципан, подсказал, что Рани уже готовилась снести дверь с петель. Несмотря на тяжёлые потери, которые они уже понесли, Чен свирепо усмехнулась, сосредотачиваясь на цели. Я пришла за тобой, Дхасел, с триумфом сказала она себе. За тобой и твоей, проклятой Великой Богиней, бактерией!

*****

Над входом в диспетчерскую загорелась красная лампочка. Фулэн знала, что это значит: захватчики проникли в Центр и разгуливали теперь на свободе где-то в этом здании. К счастью, вспомнила она, на случай непредвиденных обстоятельств существовал один план. Зажав нервы в тиски, она методично вводила необходимые команды, а затем одобрительно кивнула, когда вентиляционные отверстия в барокамере за стеклом открылись. Загудели встроенные в стену мощные насосы, разгоняя по основной системе вентиляции Центра потоки пробуждённых к жизни бактерий, вырвавшихся через автоматические клапаны герметичных бродильных чанов.

Я не могу быть солдатом, думала она, но я не безоружна…

Прохладное дуновение, сопровождавшееся шипением насильственно стравливаемого в коридор воздуха, вызвало невесёлый смешок Чен Тайхун. В точности так, как и предсказывала американка: доктор Дхасел или кто-то из её лаборантов закачивал бактерию-убийцу в систему вентиляции здания в последней отчаянной попытке умертвить любых захватчиков.

Умный ход, признала Чен, против почти любого противника. Однако она и Рани безнаказанно шли по заражённому коридору; в отличие от прочих земных коммандос, Чен и её амазонки были невосприимчивы к плотоядным бактериям, как оно и соответствовало собственным планам Хана, имевшим целью расовую зачистку. В конце концов, хорошо, что с ними нет американки, мрачно говорила она про себя. Её кожа обычного человека уже гнила бы прямо на костях.

Поскольку силы безопасности Хана были заняты в других местах острова - на разрушенной ракетной базе и в тёмных джунглях, - два оставшихся в живых члена группы Артемис встретили весьма мало сопротивления, проходя по многоэтажному научно-исследовательскому комплексу. Перепуганные учёные и техники понабились в лаборатории и кабинеты в надежде избегать внимания захватчиков достаточно долго и выйти из атаки живыми. Чен позволила им прятаться и дальше; её целью был выигрыш покрупнее.

- Помогите! – окликнул её мужской голос, когда они шли мимо каземата, набитого проволочными клетками со всевозможными подопытными животными. Приостановившись на мгновение, Чен удивилась, разглядев в одной из клеток Брата Арктура, главу Всеосеменяющей Церкви Первого Контакта, запертого там наряду с верещавшими шимпанзе и пищащими лабораторными крысами. Она почувствовала внезапный приступ сострадания – в отношении шимпанзе и крыс. - Пожалуйста, - умолял он, вцепившись в прутья. Пол его клетки устилала солома, а голое тело мужчины выглядело до отвращения бледным и измождённым. Только астрономическая татуировка на лбу сохранила какой-то цвет или жизненность. – Вы должны помочь мне!

- Мне некогда, - отрезала она. – Обратитесь лучше к своим Звёздным Отцам.

Китаянка возобновила движение, предоставив заключённого сверхчеловека своей судьбе. Лай и рычание зверей глушили его жалобные вопли, когда она покидала виварий. Я отнеслась бы к его просьбе более внимательно, думала она, догоняя ушедшую вперёд амазонку, если бы он платил большую дань почтения звёздным матерям.

Рани быстро обнаружила лестницу, о которой сообщила им американка; если та права, главные лаборатории Дхасел располагались двумя этажами ниже. Дверь на лестницу автоматически заперлась, когда здание перешло в режим аварийного блокирования, но это представляло небольшую проблему для Рани, которая просто-напросто расстреляла замок из крупнокалиберного пистолета "Дезерт Игл" (прим.переводчика – да уж, калибр до 12.7 мм!). Обе женщины носили сапоги на резиновой подошве, чтобы защититься от всякого рода высоковольтных ловушек, на которых, как рассказала Батлер, она и споткнулась в шпионской миссии три года назад.

Прогалопировав вниз по лестнице с оружием наготове, они оказались перед толстой металлической дверью, обозначенной универсальным символом биологически опасных материалов. Похоже, мы на нужном месте, возликовав, подумала Чен. У нас получилось!

Хвала Великой Богине, они остановили Хана прежде, чем у него был шанс выпустить чумные ракеты!

*****

В диспетчерской по эту сторону звуконепроницаемой барокамеры доктору Дхасел, наконец, удалось вызвать Чандигарх – и Хана. С монитора компьютера на неё смотрело его величественное лицо, лишь слегка подрагивавшее от помех на международной линии связи. Между Муророа и Индией, как Фулэн знала по длительной практике, существовала разница во времени в пятнадцать часов, поэтому там, где находился Хан, эта адская ночь превратилась в далеко за полдень.

- Вы знаете, что должны сделать, доктор, - говорил он Дхасел. Лишь тлевший в тёмных глазах гнев и экспрессивно окрашенный тембр голоса намекали на реакцию на нападение на остров - своих же сородичей, к тому же! С провалом плана сразить злоумышленников возбудителем Дхасел запоздало осознала истинную природу захватчиков. – Другого выхода нет.

Её лицо побледнело.

- Вы совершенно уверены, Повелитель? – с трепетом спросила она, обескураженная внезапно свалившейся на неё колоссальной ответственностью. – Окончательный выбор целей ещё не завершён. Я хотела изучить больше прогностических моделей, принять во внимание сезонный характер миграции и демографическую доступность медицинской инфраструктуры…

- Независимо от этого, - оборвал Хан её лепет. - Боеголовки снаряжены, ракеты будут готовы даже раньше, чем мы изначально планировали. Точный расчёт целей роскошь, которую у нас только что украли.

Картинка на экране угрожающе замерцала, и доктор стала опасаться обрыва связи.

- Нам нельзя тратить время на полировку пушечного ядра, доктор, когда противник у самой нашей двери.

- Но ракеты – вооружение – больше в ведении Макферсона, чем в моём, - возразила она. К её нескончаемой досаде, шотландец, отвечавший за запуск, во время этого кризиса находился далеко от Муророа; на самом деле он был в Чандигархе вместе с Ханом, где представлял долгосрочный план освоения космоса после тотального завоевания Земли. Как она помнила, он возлагал большие надежды на вторичное использование всех баз и объектов НАСА после того, как эпидемия очистит Америку… Как он посмел оставить меня здесь, с горечью подумала она, разбираться с этим вторжением на моё усмотрение?

- Вам надо быть мужественной, Фулэн, - посоветовал ей Хан. - Враги применили силу, поэтому мы должны нанести ответный удар так же быстро и неожиданно, как они.

Гул статических помех на миг сделал его слова неразборчивыми.

– …должны немедленно запустить ракеты.

Его твёрдая решимость ободрила женщину.

- Да, Повелитель. Я понимаю.

Изображение мигнуло ещё раз, а затем совсем пропало. Как предположила Фулэн, спутниковая антенна на крыше Центра уничтожена огнём противника. Она попыталась восстановить связь, но безрезультатно. Она осталась одна.

Это не имеет значения, сказала она себе. Приказ Хана ясен. Она активировала громкоговоритель внутренней связи.

- Дхасел - ЦУП. Подготовка к запуску ракет.

*****

"Пункт дистанционного тестирования, - гласила табличка на металлической двери. – Вход только по пропускам".

Сильно ударив плечом, Чен Тайхун проложила себе дорогу в диспетчерскую. Из всей группы Артемис уцелела только она; замаскированные лазеры в потолке, реагирующие на движение биологических объектов, сразили Рани прежде, чем кто-либо из них заметил признаки опасности. Сверхбыстрая реакция Чен, расстрелявшей их как раз тогда, когда захваченная врасплох форточница безжизненно осела на пол, спасла предводительницу амазонок от подобной судьбы.

- Не двигайся! – рыкнула она на Фулэн Дхасел, наставив на женщину "беретту", из дула которой курился дымок. Индианку-биохимика легко было узнать по непрозрачным полосам, расчертившим карие глаза. Одетая в белый лабораторный халат длиной до колена, она отступила к стеллажам с мигавшими лампами компьтерами, стиснув в руке грязную вилку, словно единственное оружие. В диспетчерской пахло страхом и карри.

- Бросьте вилку, - скомандовала Чен; ствол "беретты" был направлен точно между шрамированными глазами. Дхасел послушалась, и столовый прибор со звоном упал на пол. – Доктор Фулэн Дхасел, - с вызовом бросила Чен, - ты предала всех женщин и теперь ты моя пленница.

Она кивнула на блестящие стальные цилиндрические чаны по другую сторону прозрачного стеклянного окна.

- Это твоё ведьминское варево?

- Лишь репрезентативная выборка, - ответила Дхасел. В тоне её голоса было что-то фаталистичное, будто уже не имело значения, что она сделает или скажет. - Большая часть нашей продукции уже перенесена равными частями в 235 биобоеголовок, нацеленных на все континенты, кроме Антарктиды.

Она вызывающе вздёрнула подбородок, встречая презрительный взгляд Чен своими полосатыми глазами.

- Вы явились слишком поздно, амазонка.

Что? – подумала Чен, схватившись за сердце.

- Но я думала, что вы ещё не готовы!

- Вас дезинформировали, - холодно сказала Дхасел. – Ракеты находятся в безопасности в стартовых шахтах и готовы к пуску, как я и говорила.

Её взгляд скользнул к монитору соседнего компьютера, где Чен теперь увидела быстро сменяющиеся цифры обратного отсчёта.

00:09:38 – горело красным на экране. Меньше десяти минут до конца…

- Можете убить меня, если хотите,- злорадно добавила Фулэн, тем самым чрезвычайно искушая Чен, - но воле Великого Хана нельзя перечить. Вы будете жить, чтобы увидеть, как овцы будут отделены от козлищ, примерно через три дня по моим расчётам.

О, Великая Богиня, нет! - ужаснулась Чен. Она знала, что никакого способа, каким её воины могли бы перехватить контроль над пусковыми ракетными шахтами за десять минут, не существовало. Это оставляло лишь один путь.

- Прощай, сестра, - и она дважды выстрелила в голову Дхасел, испытав лишь мгновенный проблеск сожаления. Раньше она никогда не убивала женщин, тем более столь хладнокровно, но обстоятельства были исключительны; она не могла и следить за Фулэн, и продолжать делать необходимое.

Пинком захлопнув дверь и подперев её спинкой кресла, чтобы гарантировать дальнейшее невмешательство, она поспешно сняла набитый рюкзак с устрашающим содержимым: портативным ядерным устройством собственного изобретения Чен. Сверхсекретная технология холодного термоядерного синтеза обеспечит взрыв эквивалентом в десять килотонн; этого более чем достаточно, чтобы уничтожить ракеты до старта - и стерилизовать весь остров.

Нажатием всего одной кнопки она инициировала высокоскоростную последовательность активации оружия, а затем взглянула на цифровой дисплей компьютера Дхасел.

00:08:52.

Она должна успеть раньше…

Двадцать один год назад, вспомнила она, где-то под песками Великой индийской пустыни Тар первый проект Кризалис исчез в очищающем термоядерном пожарище. Теперь, казалось, история склонна повториться.

Она думала об оставленной под сенью джунглей Ширин, которая, возможно, ещё жива, а также об остальных амазонках, доблестно сражающихся по всему острову. По воле рока и ради женской половины человечества, оказавшейся под угрозой уничтожения, Чен бросила в бой всю свою армию; после сегодняшнего дня выживет лишь горстка амазонок, чтобы помнить тех, кто погиб на острове Кризалис.

Портативная бомба подала признаки жизни - цепная реакция на субатомном уровне начала обратный отсчёт, опережая отсчёт времени до пуска ракет, несущих эпидемию. Измученная Чен Тайхун прислонилась к белой бетонной стене недалеко от тела Фулэн Дхасел, чьи испещрённые прожилками глаза остекленевшим взглядом взирали сейчас в пустоту. Больше всего Чен жалела о том, что здесь не присутствовал сам Хан, чтобы сгореть вместе с остальными.

Будем надеяться, думала она, им займётся наш американский партнёр.

Ядерный взрыв опередил старт ракет на три минуты.

Заметки автора к главе 22. Записи современников подтверждают, что 5 сентября 1995 года в южной части Тихого океана произошёл 10-килотонный ядерный взрыв, вызвавший бурю международных протестов. Мало кто в мире знает, что очевидное возобновление Францией ядерных испытаний было лишь прикрытием организованной Гэри Севеном акции атомного уничтожения фабрики Хана по производству биологического оружия.

@темы: ТОС. Переводы, ТОС. Книги, Грег Кокс. Евгенические войны