16:33 

Перевод: Евгенические войны. Книга II. Глава 19.

Глава 19.

Международный терминал железнодорожного вокзала Ватерлоо, Лондон, Великобритания
14 ноября 1994 года

Стоявший сразу же за автоматизированным выходом к платформе международного сообщения Гэри Севен мог только надеяться, что сегодняшний день действительно станет для генерала Моррисона его собственным "Ватерлоо".

Новый вокзал впечатлял: стеклянный купол увенчивал высокие стены. А, кроме того, на четырёх ярусах располагались удобочитаемые электронные табло, уютные залы ожидания, кафе, информационное бюро, газетный киоск, магазины, таксофоны и даже пункт обмена валюты с фунтов на франки и наоборот. В переполненном здании царил дух волнения и радостного возбуждения; всё-таки это первый настоящий день эксплуатации Евротуннеля. Хотя торжественная церемония его официального открытия в присутствии как королевы Елизаветы, так и президента Франции Миттерана состоялась несколько месяцев назад, регулярные коммерческие рейсы из Лондона в Париж до этого момента не осуществлялись. Команды репортёров с телекамерами готовились освещать грядущее событие в прямом эфире, на что генерал Моррисон, без сомнения, и рассчитывал. Глаза всего мира устремлены на вокзал Ватерлоо; делом Севена проследить за тем, чтобы они не стали свидетелями бойни.

Откровенно говоря, он предпочел бы, чтобы вокзал был не таким просторным; в этой толпе будет достаточно трудно обнаружить Портера или Коннорса. Чтобы играть наверняка, Гэри неотрывно наблюдал за главным входом, надеясь засечь кого-то из "сынов свободы" прежде, чем они сольются с роем нетерпеливых пассажиров, ожидавших поезда 8:23 на Париж. Если хоть один проскочит мимо меня, мрачно говорил себе Севен, у меня будет чертовски мало времени для определения его местонахождения до того, как он пустит нервно-паралитический газ.

Ведущие СМИ проделали очень хорошую работу по сокрытию того, что на самом деле произошло в Женеве два месяца назад, однако тщательный анализ неофициальных отчётов убедил Севена, что орудием нападения действительно оказался зарин. Тут определённо крылась причина для тревоги; по смертоносности варварское варево более чем двадцатикратно превосходило циан и в жидкой форме легко транспортировалось.

- Могло быть и хуже, - тихо пробормотал он себе под нос; по крайней мере, человечество еще не придумало биогенетическое оружие.

Облачённый в строгий серый костюм Гэри изучал лица вновь прибывших, проходивших паспортный контроль и систему безопасности. Процесс досмотра, по-видимому, был организован сравнительно хорошо, но вряд ли имевшееся оборудование позволило бы обнаружить у совершенно рядового американца контрабанду в виде небольшого количества нервно-паралитического газа. Однако, к счастью, вычислить в потоке пассажиров американцев довольно легко, поскольку почти все они носили некую вариацию стандартной униформы "турист США за рубежом": бейсболка, сувенирная футболка, джинсы и кроссовки.

Руководствуясь этими критериями, Гэри уже успешно выделил несколько вероятных кандидатов, но, увы, ни один из них не соответствовал фотографиям Клейтона Портера и Батча Коннорса, которыми Бета-6 удалось его снабдить. Он задумчиво хмурился, обеспокоенный тем, что объект мог проскользнуть мимо, затерявшись в толчее.

Севена также тревожило то, что кто-то из этих заговорщиков, возможно, избрал своей целью вокзал в Париже. Вдруг Моррисон захотел нанести удар одновременно на обоих концах Евротуннеля? Даже Гэри не мог быть сразу в двух местах, по крайней мере, не без серьезного искажения пространственно-временного континуума.

Он с опаской покосился на свои наручные часы. Они показывали 7:55, и солнечный свет, свободно лившийся сквозь стеклянную крыщу, озарял вестибюль, быстро наполнявшийся путешественниками.

- Простите, сэр, - обратился к нему вежливый голос, отвлекая тем самым от имеющей первостепенное значение слежки за входом в вокзал. Молодая сотрудница компании "Евростар", одетая в тёмно-синюю форму с ярко-жёлтыми перевязью и галстуком, заслонила вход от Севена. - Я могу вам помочь?

- Нет, спасибо, - ответил тот, пытаясь выглядеть беззаботным туристом, пока его глаза продолжали выискивать в толпе террористов-янки. Его озабоченный вид, как он боялся, и привлёк внимание женщины. - Я просто жду приятеля.

- Если вы хотите, мы можем объявить его фамилию по громкой связи, - предложила чрезмерно заботливая сотрудница. Севен внезапно обнаружил в себе склонность к менее клиентоориентированному подходу.

- Нет, благодарю, - ответил он. Ему померещилось или ещё одна бейсбольная кепка прошествовала мимо ворот? Он попытался обогнуть взглядом услужливую молодую британку, но обзор загораживало её плечо. - Всё в порядке, - проговорил он так твёрдо, как мог, чтобы не привлечь внимание службы безопасности вокзала.

- Очень хорошо, сэр, - нежелательная помощница наконец-то, казалось, уловила посыл. - Спасибо за то, что пользуетесь услугами компании "Евростар".

И женщина поспешила на помощь другому растерявшемуся клиенту, однако на то, чтобы перевести дух, у Севена и секунды не было. Куда подевалась эта красная бейсболка? Досмотр теперь проходила большая пакистанская семья, и Севен в тревоге огляделся по сторонам, в ужасе, что мог отвлечься и пропустить тех, кого поджидал. Что, если Портер или Коннорс уже вошли в здание?

Стойте-ка! Севен узрел бейсболку в нескольких ярдах от того места, где находился; она то и дело подпрыгивала, возвышаясь над головами людей. При взгляде со спины объект в кепке соответствовал общему описанию Портера, данному Робертой: высокий стройный человек с военной выправкой. К сожалению, увидеть лицо мужчины, даже мельком, Севен не мог.

Взрощенный чужеземцами Инспектор 194 имел в своём распоряжении лишь секунду для принятия верного решения – продолжать наблюдение за входом или последовать за подозреваемым. Если бы он поставил не на ту карту и стал бы преследовать не того человека, настоящий террорист беспрепятственно проник бы на платформу и последствия были бы самыми плачевными. Жизни сотен путешественников, журналистов и сотрудников компании "Евростар" зависели от его выбора. Я должен попытать счастья, понял он, и надеяться на лучшее.

Он снова посмотрел на часы. 8:06. Если атака действительно была запланирована на 8:23, и ополченцам пришлось бы для этого ещё добраться до платформы, то времени у них оставалось крайне мало. Севен подумал, что настоящие террористы не стали бы так рисковать; если б я планировал за эту операцию, я был бы уже здесь.

Следуя принятому – не без некоторого трепета – решению, он поспешил за высоким мужчиной в красной бейсболке. Серво не насторожил металлодетекторы, и сейчас Гэри крепко стискивал его в пальцах, ожидая удобного случая, пока, следуя сквозь людские орды за тем человеком (Портером?), забирался всё глубже в вокзал. Что дальше? – размышлял он. Террорист на самом деле сядет на поданный к перрону поезд или выпустит нервно-паралитический газ внутри переполненного терминала, столь заманчиво кишащего народом?

Севен поставил бы на второй вариант. Согласно его сведениям, роскошные вагоны на высокоскоростных поездах Евростар были рассчитаны на перевозку сорока путешественников (плюс-минус) и, в целях противопожарной безопасности, отгораживались друг от друга огнестойкими дверьми. Посланный Соколиным Глазом киллер достиг бы максимального эффекта, распылив зарин в сравнительно широко открытом пространстве вокзального вестибюля размером с собор.

Из громкоговорителя разнёсся голос, на английском и французском языках известивший, что до отправления поезда 8:23 осталось десять минут. Это объявление привлекло внимание незнакомца в бейсболке; он повернул голову, чтобы взглянуть на одно из электронных табло и позволил, наконец, Севену видеть его профиль. Очень человеческая волна облегчения затопила сухопарого седовласого пожилого мужчину, когда он с удовлетворением признал морщинистые хмурые черты лица "свободного гражданина" Клейтона Портера, до недавнего времени обитателя бесславного Форта Кочайз, Аризона.

Слава Иджис! – с чувством сказал про себя Гэри. В конце концов, мой выбор оказался правильным.

Устранив все сомнения относительно личности подозреваемого, он попытался приблизиться к медленно бредущему куда-то ополченцу. Сутолока и толчея, несшие их по направлению к эскалатору на перрон, препятствовали этому манёвру. Тем не менее, Севен неуклонно приближался к Портеру, который вдруг притормозил прямо посередине главного вестибюля вокзала, выказывая мало интереса к посадке на поезд. Севен держал мужчину в поле зрения; какая удача, что они относительно высокого роста!

На часах 8:19.

Портер распахнул клетчатую шерстяную охотничью куртку, под которой обнаружилась застёгнутая доверху фланелевая рубашка. Сунув руку в нагрудный карман куртки, он извлёк небольшую коробочку; Севен узнал маленький пакетик сока, частую принадлежность обеда американских школьников. Прищурившись, он смог даже разглядеть этикетку с изображением сочного красного яблока.

Что, по словам Роберты, было написано на той наклейке с папки в кабинете Моррисона? Операция… Кальвадос? В жидком виде, он вспомнил, зарин маслянистая жидкость цвета пива - или яблочного сока.

Температура в здании вокзала из-за палящего сквозь стеклянный потолок солнца и накопившегося тепла тел нескольких сотен ничего не подозревающих мужчин, женщин и детей, повысилась до некомфортной, однако Севен сильно сомневался, что Портера томила жажда. Он в тревоге наблюдал, как американец, украдкой оглянувшись по сторонам, выронил коробку сока на пол, а затем поднял ногу с явственным намерением топнуть по маленькому картонному контейнеру. Сходу разгадав это движение, Севен представил, как этот так называемый "сок" разбрызгивается по всему полу.

А потом жидкий зарин быстро испаряется и…

- Простите!

Севен рванул сквозь толпу на максимальной скорости, оттолкнув с дороги какого-то англичанина. Сухожилия и мускулы шестидесятипятилетнего секретного агента – усиленные процессом тясячелетнего искусственного отбора – донесли его до Портера в доли секунды, так что кожаная подошва ковбойского сапога ополченца находилась ещё в дюйме-двух от упаковочки со злосчастным соком.

- Позвольте пройти!

Носок его собственного ботинка успел пнуть коробочку до того, как на неё опустился каблук сапога.

- Осторожно! – услужливо предупредил он Портера, отправив сок в скользящий полёт по гладкому плиточному полу. Нехорошее предчувствие овладело им при виде тщательно упакованного зарина, находившегося вне досягаемости их обоих и рикошетом отскакивавшего в лабиринте торопливых ног. - Вы чуть не наступили на это.

- Какого чёрта? – взревел Портер; вены на его шее вздулись, как у какого-нибудь кардассианца. Севен встретил взгляд разгневанного мужчины своим, и этот стальной взгляд не оставлял сомнений: противник точно знал, что было у Портера на уме. Ополченец, планы которого были сорваны, под этим ледяным взором оробел, и его адамово яблоко судорожно дёрнулось. Портер отвернулся от внеземного оперативника и поспешил прочь.

Севена переполняли стремления последовать за ним, но сначала предстояла более важная работа. Даже присущее ему от природы самообладание пошатнулось, когда он увидел коробку сока, которую гоняла по полу, как футбольный мяч, орава беспечных пассажиров. Пока что герметичная упаковка, по-видимому, сохранила целостность, но Севен понимал – такое положение вещей продлится, в лучшем случае, лишь несколько минут, прежде чем кто-то наступит на хрупкий картон, и жидкий зарин вытечет в незащищенную атмосферу.

И не было бы никакой возможности достаточно быстро эвакуировать вокзал; люди начали бы погибать почти сразу.

Он не стал тратить время в погоне за отпинываемой туда-сюда коробкой. Вместо этого он вынул серво из кармана и тщательно прицелился в движущийся объекта, просчитывая каждый его отскок и рикошет. Задача была сложной, учитывая, что перед ним то и дело мелькали лихие туристы; мурашки беспокойства щекотали его спину, когда он, затаив дыхание и укротив нетерпение, поджидал момент для выстрела.

А затем… вот оно! На мгновение море людских ног расступилось, дав единственный шанс на прямой выстрел в ту секунду, когда коробка сока временно резко остановилась. Залп – и дезинтегрирующий луч серво разложил картонную тару (и её мерзкое содержимое) на составляющие атомы.

Это тот самый случай, сказал себе Гэри, когда правило "в день по яблоку съесть – здоровье обресть" не сработало бы ни для кого.

Так, эта угроза устранена. Теперь время заняться Портером.

Оглядевшись кругом, он заметил сделавшего ноги террориста на одном из многочисленных эскалаторов; они поднимались к платформе 23, откуда готовился уйти утренний поезд. Освещённые табло информировали пассажиров, какой эскалатор доставит их до вагона с забронированными местами. Предположив, что Портер полон решимости сесть в поезд, Севен бросился на тот же эскалатор, шагая через несколько ступенек зараз.

Он не мог позволить американцу уйти, не в то время, когда существовал шанс, что у фанатичного "сына свободы" была при себе ещё одна смертоносная коробочка сока.

Эскалатор быстро вознёс Гэри до посадочной платформы, где он с радостью увидел, что поезд еще не отошёл от станции. Состав гладкой современной обтекаемой формы был окрашен в белый цвет с желтым оголовьем и выглядел неуютно, как ракета. Номера вагонов и станция назначения чётко и разборчиво высвечивались на жидкокристаллических дисплеях рядом с механизированными скользящими дверьми. Бросив взгляд вдоль перрона, который, казалось, был длиной почти полтора километра, Севен увидел Портера, метнувшегося в соседний вагон.

Гэри последовал за ним. Разумеется, он забронировал себе место, чтобы гарантировать доступ в вокзал Виктория, но рассчитывал перехватить Портера раньше, чем сядет на поезд. На краткий миг он задался вопросом, планировал ли ополченец заранее эту поездку или они оба были вынуждены менять планы на ходу?

Интерьер вместительного вагона, отделанный плюшем, поразительно напоминал величественные экипажи на Денебе IV. Откидывающиеся сидения с большим количеством места для ног, раскладные столики, накрытые безупречными белыми скатертями. Большинство путешественников, кому выпала честь ехать в первом поезде Лондон-Париж, уже заняли свои места, и по очистившимся проходам между рядами бродили лишь пара-тройка припозднившихся да проверяющий билеты кондуктор - и, в дальнем конце просторного вагона, сбежавший Портер.

Объявление на двух языках проинформировало, что поезд отправляется. Автоматические двери скользнули и крепко впечатались в дверные проёмы, наглухо закрыв вагон. Двери закрываются, поезд отправляется, криво усмехнулся Севен. Похоже, совершить поездку мне сегодня придётся – хотел я того или нет.

Оглянувшись через плечо, Портер увидел преследовавшего его Севена. Их взгляды встретились, преодолев разделявшую их длину вагона, и Портер удвоил усилия, чтобы избежать поимки; он намеревался достичь закрытой стеклянной двери, ведущей в следующий вагон. Севен спешил к нему через салон… только чтобы быть остановленным проводником в форменной одежде компании "Евростар".

- Простите, сэр. Могу ли я помочь вам найти своё место?

Перед глазами Гэри всплыла картина чрезмерно услужливой служащей на вокзале, чуть не сорвавшей его миссию. Не имея возможности опять претерпевать всю эту рутину, он вынул из внутреннего кармана серого твидового пиджака удостоверение, обычно вгонявшее людей в ступор и предусмотрительно заготовленное Бета-6.

- Интерпол, - сухо сказал он, помахав корочкой перед носом проводника.

- Понял, сэр! – ответил тот, судорожно сглотнув, и поспешно отступил в сторону, чтобы дать Севену пройти. Не теряя Портера из виду, он разглядел, как тот вошёл в открытый тамбур между этим вагоном и следующим, а затем потянулся к кнопке замка стеклянной двери.

Поезд начал движение, и Севен инстинктивно ухватился за спинку ближайшего кресла, чтобы не упасть. В принципе это движение было лишним; ускорение состава-ракеты было таким гладким и постепенным, что вы могли бы судить о движении поезда только по гомону возбуждённых голосов и проносившемуся мимо окон перрону. Мягкое урчание высокооборотистых электродвигателей напомнило Гэри об Изис, и он не мог не вспомнить, сколько времени он уже не наслаждался её обществом. Сегодня мне бы очень пригодилась твоя помощь, красавица, подумал он.

Проходя соединительный тамбур, Севен машинально отметил наличие жёлтых противопожарных дверей, в настоящее время утопленных в пазы и неактивных; он предположил, что эти двери не будут закрываться, пока поезд фактически не войдёт в туннель, примерно через час езды, но был счастлив узнать - есть средство дополнительно герметизировать каждый вагон, если Портер имел при себе ещё зарин.

Быстро, но осторожно, он пересёк открытый тамбур. Небольшое, но ощутимое возвышение в полу над колёсной тележкой чуть не заставило его споткнуться, но Севен сумел удержать равновесие и пройти в следующий вагон, где Портер был уже на полпути к стеклянной двери в другом конце. Выражение паники исказило высушенное солнцем лицо мужчины, когда он заметил всё ещё преследовавшего его Гэри. Хорошо, что у него нет огнестрельного оружия, сказал себе последний, уверенный, что служба безопасности вокзала Ватерлоо была достаточно компетентна, чтобы не пропустить в здание вооружённого человека; как бы там ни было, Портер выглядел так, будто мог начать палить по Севену, не обращая внимания, кто ещё мог попасть под пули.

- С дороги! Интерпол! – закричал Севен, размахивая фальшивым удостоверением, чтобы расчистиь путь по проходу. Пассажиры похватали сумки и, то пихая их на багажные полки, то выхватывая их оттуда, были явно напуганы. Между кабиной машинистов этой мощной ракеты и хвостом поезда находились, по меньшей мере, шестнадцать пассажирских вагонов и два вагона-ресторана; Севен очень надеялся, что ему не придется гоняться за Портером по всему составу. Несмотря на свои превосходные физические данные, он начинает чувствовать усталость от погони. Я становлюсь слишком стар для всего этого, понял он.

Грубо оттолкнув какого-то пожилого туриста, Портер выбежал из вагона лишь на несколько шагов впереди Севена, который в одной руке держал наготове серво. Портер рванул во второй тамбур, но его противник двигался быстрее. Короткий гудок - и противопожарные двери захлопнулись прямо перед Портером, заперев его в тамбуре вместе с Гэри.

- Брось, Портер, - предостерёг последний, переключая серво на "усыпить". - Всё кончено.

Развернувшись лицом к Гэри и прижавшись спиной к закрытой жёлтой двери, Портер взирал на своего неустанного преследователя.

- Кто ты? – свирепо рыкнул он, и с его губ слетели капельки слюны. – Откуда ты знаешь моё имя?

Его рука энергично зашарила по карманам красно-чёрной охотничьей куртки, вытащив оттуда, как и опасался Севен, ещё одну коробку с фальсификатом яблочного сока.

- Отойди! – грозно сказал ополченец, подняв руку, чтобы швырнуть маленькую упаковку в противника. – Чудовищу я не сдамся!

Севен устало вздохнул. Когда же человеческая раса перерастёт, наконец, эту воинственную паранойю? При наличии закрытых противопожарных дверей угроза Портера распылить нервно-паралитический газ малозначима; Севен предусмотрительно ввёл себе сегодня утром антидот, пралидоксимхлорид, перед тем, как транспортироваться из Шотландии.

- Единственное Чудовище есть неконтролируемая человеческая агрессия, - ответил он; не то чтобы Севен всерьёз ожидал, что Портер к нему прислушается. Серво прогудел, и смертоубийственная ярость в глазах террориста сменилась расфокусированной безмятежностью. Бессмысленная ухмылка трансформировала его угрюмые черты, что сделало его почти неузнаваемым. Он сполз спиной по двери в следующий вагон, и угрожающе поднятая рука бессильно свесилась вдоль тела. - А это я возьму себе, если вы не возражаете, - пробормотал Севен, с лёгкостью вынимая коробочку сока из вялых пальцев Портера и аккуратно опуская её в карман серого пиджака.

От потряхивания колесной тележки на стыке вагонов Портер слегка пошатывался, поэтому, кряхтя от усилий, Севен схватил наполовину усыплённого мужчину за плечо и, поставив кое-как на трясущиеся ноги, потащил обратно в вагон. Переключив серво, он разблокировал противопожарные двери, скользнувшие назад в углубления, так что между ними и тамбуром-переходником осталась только стеклянная дверь. К небольшому удивлению Севена кто-то открыл эту дверь, и он оказался лицом к лицу с недоуменно выглядевшей британской парой пенсионеров.

- Э-э, в вагон-ресторан сюда? – вопросил мужчина, косясь на обвисшего туповатого Портера.

- Боюсь, что так, - бойко отчитался Гэри, изо всех сил старавшийся удержать полубессознательного террориста в вертикальном положении. - Как мой друг, очевидно, уже выяснил.

Пара неодобрительно воззрилась на, по-видимому, нетрезвого американца ("И, к тому же, в такую рань!" – бросила шокированная пожилая леди), но услужливо позволила Севену пройти мимо со своим грузом на подгибавшихся ногах. По пути Гэри попалась на глаза свободная уборная, и, виновато пожав плечами, он ловко всунул Портера в крошечную комнатку, а затем протиснулся вслед за ним и захлопнул дверь.

Тут было тесновато, но Севен против подобной приватности не возражал. Усадив Портера на стульчак, он поднёс серво к губам. В принципе он намеревался телепортироваться с Портером в Шотландию, откуда мог бы принять меры и передать пленника-террориста в руки контакта Роберты в ФБР; но сперва, тем не менее, надо получить ответ на один вопрос.

Что там в Париже? - волновался он. Судьба сообщника Портера, Коннорса, оставалась неизвестной, и Севен опасался, что другой вооружённый зарином маньяк избрал своей целью противоположный конец железнодорожной линии, в четырёхста семидесяти шести километрах отсюда.

Именно поэтому он озаботился тем, чтобы заручиться поддержкой совершенно особенного агента на платформе Евростар в парижском Гар-дю-Нор.

- Севен Гуинан, - прошептал он в микрофон серво. - Пожалуйста, доложите о ситуации.

- Гуинан Севену. Расслабьтесь, - хрипловатый тон голоса явно забавлявшейся эль-аурианки, раздавшийся из кончика серво, значительно смягчил испытываемое Гэри напряжение. – В Париже всё спокойно.

Это было как раз то, что он хотел услышать.

- А террорист? Коннорс?

- Отсыпается и готов к вывозу, - заверила она.

Севен позволил себе смущённо улыбнуться. Он не так уж часто привлекал Гуинан к своей работе, но знал, что всегда может рассчитывать на неё, когда потребуется. И на протяжении многих лет невозмутимая чужестранка избавляла его и Роберту от уймы непростых ситуаций; она была одним из его лучших информаторов на этой планете, не говоря уже о нескольких других.

- Ещё раз спасибо, Гуинан.

- Но помни: ты мне теперь кое-что должен, Гэри, - мужчина легко вообразил озорное выражение лица Гуинан. – О`ревуар, дорогуша.

- В следующий раз, - ответил Севен. Закончив передачу, он сразу же послал сигнал управлению транспортером в Шотландии, требуя немедленного переноса двух человек – себя и Портера. Покалывающий кожу синий туман начал заполнять крошечную уборную, когда любознательный стук сотряс дверь в комнату отдыха.

- Простите, сэр? - спросил обеспокоенный голос. – С вами всё в порядке?

Севена задался вопросом, сколь долго будет ждать проводник, прежде чем вскрыть дверь в пустой туалет.

Глава 19. Как правильно заметил Гэри Севен, туннель под проливом Ла-Манш (известный как Евротуннель) официально открылся 6 мая 1994 года, когда королева Елизавета II села на поезд, чтобы встретиться с президентом Франции Миттераном в Кале, но регулярных пассажирских перевозок не было до 14 ноября того же года. Подозреваю, у генерала Моррисона был соблазн устроить теракт на торжественном открытии в мае, но, возможно, он полагал, что преодолеть кордон охранников, окружавших королеву, будет трудновато; поэтому и решил дождаться обслуживания настоящих пассажиров.
Евротуннель строился восемь лет и обошёлся больше чем в 15 миллиардов долларов. Таким образом, это был один из самых амбициозных и дорогих инженерных проектов по ту сторону рубежа тысячелетий.



@темы: ТОС. Переводы, ТОС. Книги, Грег Кокс. Евгенические войны

   

TOSонулся сам, TOSони другого

главная