16:30 

Перевод: Евгенические войны. Книга II. Глава 18.

Глава 18.

Остров Кризалис,
2 октября 1994 года


- Теперь можно вкатить внутрь.

Доктор Фулэн Дхасел терпеливо дожидалась, пока помощники поместят каталку с испытуемым в герметичную лабораторную камеру. Свет флуоресцентных ламп озарял учёных - и подопытного. Последний корчился, пытаясь избавиться от привязных ремней, и находился в крайнем возбуждении.

- Стойте! Вы не смеете так поступать со мной! – взывал Брат Арктур. Электронные датчики, прикреплённые к его черепу, конечностям и туловищу, фиксировали все показатели жизнедеятельности, которые в данный момент свидетельствовали о значительно повышенной частоте сердечных сокращений. - Я требую отпустить меня!

На краткий миг Дхасел задалась вопросом, не следует ли погрузить объект в бессознательное состояние, но… нет, это исказило бы результаты нынешнего эксперимента. Лучше наблюдать испытуемого в естественном состоянии, даже если его истеричные вокализации вносили сумятицу в мысли.

- Пожалуйста! - умолял Арктур. Выбритого с головы до ног и лишённого своих обычных одежд, в которых он напоминал монаха-картезианца, пленника- лидера малоизвестного культа можно было узнать только по астрологической татуировке на лбу. - Не делай этого, сестра моя! Звёзды запрещают!

Стоявший рядом с Дхасел и одетый так же, как и она – в жёлтый костюм биозащиты, - Дональд Уильямс ощутимо поёжился.

- Может, вставить кляп или что-нибудь подобное? – с брезгливостью спросил он.

- Нет, - категорично ответила Дхасел. – Мы должны иметь возможность спросить его о симптомах, если таковые появятся.

Она бросила взгляд на поднос на колесиках с медицинскими инструментами; среди них находилось нечто вроде электронного блока управления компактным пыточным приспособлением, которым можно будет воспользоваться, если испытуемый откажется отвечать.

- Словесное описание субъективного опыта может быть чрезвычайно информативным.

По её указанию лаборанты подняли каталку так, чтобы мужчина находился под углом восемьдесят градусов по отношению к полу. Дхасел лично проверила ограничители на руках и ногах, чтобы убедиться, что они достаточно крепки; с учетом генетически усиленной мощи испытуемого она не желала оставлять ему ни единого шанса освободиться.

- Прошу, во имя любви наших звёздных отцов, выпустите меня!

Руки Арктура были вытянуты по бокам, бритая голова удерживалась в неподвижности при помощи прочного кожаного ремешка, пересекавшего горло. В сапфировых глазах светилась малопривлекательная смесь испуга и религиозного фанатизма.

- Я должен подготовиться к исходу!

Суеверные разглагольствования подопытного образца Фулэн проигнорировала. Удовлетворённая тем, что Брат Арктур вполне адекватен, она позволила ассистентам покинуть камеру через шлюз, оставив её и Уильямса наедине с объектом. Стерильно-белые перегородки отрезали их от передовой биомедицинской лаборатории Кризалиса. Женщина опустила капюшон из неопрена и активировала автономный дыхательный аппарат, дав знак Уильямсу сделать то же.

Конечно, Дхасел могла бы наблюдать за ходом эксперимента из-за прозрачного стекла смотрового окна, но такой подход она считала менее практичным. Ей хотелось с близкого расстояния изучить действие плотоядных бактерий на генетически модифицированный организм.

После массового самоубийства своих последователей Брат Арктур очень кстати угодил в руки агентов Хана, и тот распорядился тайно перевезти лидера опального культа на Муророа. Дхасел была искренне благодарна ему за возможность исследовать оригинальный продукт самого первого проекта Кризалис; к тому же это избавляло её от необходимости жертвовать кем-то из персонала.

- Вы готовы, доктор? - спросила она Уильямса. Встроенный в скафандр микрофон позволял переговариваться с другими учёными, невзирая на несколько слоёв разделявших резины и пластика.

Уильямс нерешительно кивнул. Видимое сквозь прозрачную лицевую панель капюшона румяное лицо англичанина выглядело нервным и покрытым испариной. Покрасневшие глаза неуверенно смотрели на лежавший на каталке объект.

- Всё в порядке, - наконец, пробормотал он. - Давайте покончим с этим.

Доктор Дхасел решила не обращать внимание на столь явное отсутствие научного энтузиазма и объективности; в конце концов, мужчина всего лишь рядовой человек. Её куда больше возмущало недостойное поведение объекта – существо высшей расы должно встречать свою судьбу с большим хладнокровием.

Подняв руку, она дала сигнал техникам по другую сторону окна выпустить бактерии в изолированную среду испытательной камеры. Низкий шипящий звук, исходивший из отверстия в потолке, подтвердил, что эксперимент начат.

Они с Уильямсом усиленно работали последние несколько месяцев - прискорбно пренебрегая при этом другими проектами Дхасел, - чтобы улучшить и усовершенствовать генетически созданный Сариной Каур много лет назад штамм стрептококка-A. В особенности непростой задачей оказалось производство аэротранспортабельных бактерий, но предварительные тесты на самом широком круге подопытных животных весьма обнадеживали, приводя в 85% случаев к летальному исходу.

Внезапное шипение встревожило Брата Арктура, который с удвоенным рвением, однако безуспешно, пытался совладать с путами.

- Что это? - с тревогой вопросил он. - Что происходит?

- Молчать, - скомандовала женщина, и острые зубья впились в спину мужчине, призывая к сдержанности. Хитрое приспособление, подсмотренное Ханом у Святой инквизиции, терзало нервную систему, при должной настройке не причиняя никакого непоправимого ущерба. - Не заставляйте меня перерезать вам голосовые связки.

Пыточное устройство отвлекло внимание объекта. Он вскрикнул, и одиночный отчаянный вопль эхом отразился от белой стены, прежде чем пленник замолк, как ему и было приказано. Дхасел взглянула на контрольные показания медицинских датчиков; частота сердечных сокращений и дыхания повысилась ещё больше, но, возможно, это не так уж и плохо, если означало, что подопытный будет поглощать бактерии быстрее.

Её глаза прищурились, так что непрозрачные полосы на роговицах стали видны отчётливее, рассматривая Арктура и ища любые признаки воздействия плотоядного микроорганизма. По словам Уильямса, у всех детей, зачатых в том Кризалисе, заложен генетический иммунитет ко всем формам стрептококка, в том числе и к этому особенному штамму, но доктор Дхасел не собиралась принимать на веру это утверждение, пока сама не проведёт тест. Если повезёт, то Арктур прояснит этот вопрос – хотел он того или нет.

Прошло полчаса, а затем ещё полный час. Спустя девяносто минут после того, как бактерии были выпущены в камеру, образец не выказывал никаких очевидных признаков инфицирования.

- К этому времени уже должна была бы последовать какая-нибудь реакция, как думаете? - с надеждой спросил Уильямс, пополняющий запас кислорода в резервуаре костюма биозащиты из специального сопла, встроенного в стену. На его лице застыло напряжённое выражение – он непрерывно наблюдал за Братом Арктуром.

- Возможно, - признала женщина. Все предыдущие испытуемые поддались разрушительному влиянию бактерий через несколько минут ингаляции. – Чувствуете какой-либо дискомфорт? – обратилась она к бледному Арктуру, трясшемуся на поставленной почти вертикально каталке. - Тошнота? Лихорадка? Мышечные боли?

- Конечно, - заскулил мужчина. – Мне холодно, я хочу есть, - его безволосое тело дрожало весьма жалобным образом. - Моя смертная оболочка требует отдыха.

Несмотря на столь ребячливые сетования, Дхасел не думала, что в Арктуре проявлялся хоть один из ранних симптомов некротического фасциита. Взгляд на монитор, отражавший данные жизненно важных функций, подтвердил, что пленник не страдал от лихорадки или шока. Кровяное давление, хоть и повышенное, находилось в пределах нормальных параметров - для генетически созданного сверхчеловека. Очаровательно, подумала она. В теории, обычный человек был бы уже мёртв.

- Присматривайте за ним, - отрывисто бросила она Уильямсу, а сама пересекла помещение и набрала секретный код на сенсорном дисплее встроенного видеофона. Надёжный спутниковый канал мигом соединил её с Чандигархом на другой стороне земного шара, где, как она знала, Хан в нетерпении дожидался результатов теста.

Величественный образ её Повелителя возник на миниатюрном видеоэкране.

- Ну, доктор, - учтиво спросил он. – Что показал ваш эксперимент?

Она подключила микрофон к консоли, чтобы общаться с Ханом без свидетелей.

- Результаты превзошли все мои ожидания, - сообщила Фулэн. – И хотя я до сих пор вижу необходимость в нескольких дополнительных тестах, данные свидетельствуют о том, что в действительности вся элита человечества на генетическом уровне обладает иммунитетом к плотоядным формам стрептококка-A, наряду со всеми другими штаммами этой бактерии.

- Прекрасно! - воскликнул Хан. – В конце концов, казавшийся столь сомнительным доктор Уильямс не вводил нас в заблуждение; гениальное творение моей матери на самом деле обеспечивает нас средством отделить, так сказать, зёрна от плевел.

- Как скажете, Повелитель, - Дхасел мало занимали практические последствия её открытия; она была счастлива просто порадовать лидера. – Покойная доктор Каур явно была исключительной женщиной.

И она многозначительно взглянула в лицо Хана.

- Кстати о докторе Уильямсе. Не думаете ли вы, что его полезность исчерпана?

Глаза женщины переместились с видеоэкрана на несовершенного человека, нуждавшегося в костюме биозащиты. Уильямс нервно расхаживал от одного конца камеры до другого, держась на абсурдно безопасном расстоянии от беспомощного сверхчеловека, привязанного к каталке.

- Это Хан? – тревожно вопросил он, заглянув через плечо Фулэн. Черты лица, усеянного красными пятнами и прожилками, и расползшаяся фигура наглядно показывали все слабости и недостатки природы обыкновенного человека. - Что ты ему сказала?

- Разумеется, милорд, - продолжала Дхасел, уверенная, что Уильямс не может подслушать разговор, - на ранних стадиях при восстановлении первоначальной генетической последовательности бактерии он был полезен, но в настоящее время мы далеко продвинулись. Я не верю, что он способен внести ещё какой-либо вклад в исследования.

- Понятно, - ответил Хан, созерцательно поглаживая подбородок. - Я не доверяю человеку, который продал столь смертельный секрет ради собственной безопасности, так же, как и тому, кто уже раз предал Кризалис.

В тоне его голоса прорезалась жёсткость.

- Вы знаете, что делать, доктор.

Тёмно-полосатые глаза Дхасел сосредоточились на ничего не подозревавшем англичанине.

- Да, Повелитель. Я понимаю, - холодный взгляд исследователя переместился с Уильямса на соседнюю приборную панель, прежде чем вернуться к экрану. - Что относительно бактерий?

- Мне нужно их гораздо больше, - ответил Хан без колебаний. - Я хочу направить все имеющиеся ресурсы, каждый чан и пробирку, на производство бактерии в таком количестве, которого достанет, чтобы пожрать весь мир, если потребуется.

Тёмные глаза Хана стали колючими и неумолимыми.

- Я прошу также не ослаблять похвальных усилий по улучшению разрушительного потенциала штамма.

Женщина не задавалась вопросом, зачем Хану такое громадное количество плотоядного стрептококка-А; это вне её компетенции. Тем не менее, она беспокоилась, что столь амбициозная задача может оттянуть на себя силы с иных перспективных направлений, таких, как продолжающиеся попытки повторить беспрецедентный успех Сарины Каур в клонировании генетически изменённых человеческих яйцеклеток.

- Простите меня, милорд, - почтительно проговорила она, - но работа с этим конкретным организмом, сколь бы замечательным он ни был, уже затормозила наши исследования в других областях. Что Вы скажете, например, о цели превзойти оригинальный проект Кризалис в разработке нового поколения высших существ?

- Это может подождать, - отрезал Хан, непоколебимый в своей убеждённости. - Мы находимся в состоянии войны, доктор, и война диктует собственные приоритеты. На данный момент я желаю, чтобы вы и ваши сотрудники полностью сконцентрировались на массовом производстве и усовершенствовании плотоядных бактерий.

Повелительный тон не допускал дальнейшего обсуждения.

- Я сам поговорю с доктором Макферсоном об установке подходящих биобоеголовок на суборбитальных ракетах.

- Как прикажете.

Доктор Дхасел сожалела о том, что другие проекты отодвигаются на задний план, но надеялась, что Хан лучше знал, что делать.

- Я соответствующим образом проинструктирую персонал.

Хан кивнул в знак одобрения.

- Ещё одна вещь, доктор. Как мы уже обсуждали ранее, важно, чтобы информированность об этой бактерии базировалась строго на принципе служебной необходимости. Вы и ваши люди не обсуждаете эту тему с любыми неуполномоченными лицами, в том числе некоторыми членами моего аппарата.

- Разумеется, - согласилась Фулэн. Хан уже дал понять ей, что леди Амент, его главный советник по внутренней политике, не должна быть в курсе исследований в области некротического фасциита. К счастью, расстояние от Муророа до Чандигарха делало задачу сохранения тайны гораздо более лёгкой. А вскоре, как думала Фулэн, количество народа, знакомого с тем, что мы здесь сотворили, сократиться ещё на одного человека.

Хан, несомненно, поглощённый прочими неотложными делами, попрощался с ней, и связь оборвалась. Отключив микрофон от коммуникационной консоли, Дхасел обернулась, чтобы встретить обеспокоенный взгляд доктора Уильямса.

- Ну? - с тревогой спросил англичанин. - Что он сказал?

- Он доволен результатами, - честно ответила она. Подойдя к высокому столику на колёсиках, она взяла из лотка с инструментами скальпель. Толстые бутилкаучуковые перчатки не давали почувствовать хватку пальцев на тонкой ручке, но она уверенно сжала её покрепче.

- Слава Богу! - воскликнул Уильямс, и от тепла его дыхания защитное стекло шлема на мгновение запотело. – Значит, этот злосчастный эксперимент завершён?

- Почти, - проговорила женщина, подходя к Уильямсу. По-прежнему привязанный к каталке Брат Арктур безрадостно взирал в космос, возможно, в надежде мельком увидеть мнимых предков, пришедших со звёзд. Датчики продолжали регистрировать его сердцебиение, темп которого наконец-то стал не таким бешеным. Фулэн всё больше и больше убеждалась, что подопытный образец совершенно не затронуло присутствие в воздухе бактерий. Как многообещающе, подумала она.

Уильямс совсем запарился в герметичном жёлтом костюме.

- Чёрт, пора бы уже! – он нетерпеливо топнул облачённой в оранжевый резиновый чехол ногой по полу. - Не могу дождаться, когда избавлюсь от этого проклятого костюма. Я в нём положительно задохся.

- Позвольте помочь вам, - спокойно сказала Дхасел, и на её лице не отразилось ни одной эмоции, когда она шагнула вперёд и умело полоснула скальпелем по костюму Уильямса. Острое, как бритва, лезвие легко разрезало защитный слой неопрена, оставив глубокую прореху поперёк передней части костюма, и даже достало до тела: крошечные красные капли - как тут же стало ясно, крови - слетели с кромки инструмента, пролившись мелким дождиком на чистый линолеум.

- Боже мой! - ахнул Уильямс, шокированный и удивлённый неожиданным нападением Фулэн. Он судорожно ощупывал пальцами в перчатке скафандр, только чтобы убедиться в жуткой истине – герметичность защиты была нарушена. - Что вы делаете?

- Заканчиваю эксперимент.

Дхасел отступила на шаг, выставив перед собой скальпель на тот случай, если Уильямс на неё кинется. Быстрый взгляд за окно, в комнату для наблюдений за ходом эксперимента, выявил ряд испуганных лиц, взиравших на разыгравшуюся в испытательной камере непредвиденную драму.

- Тревогу не поднимать, - сообщила она сотрудникам, включив встроенный в гермошлем микрофон. - Всё под контролем и происходит так, как должно.

- Что?! - взревел Уильямс и неуклюже двинулся к ней, протягивая руку в чёрной резиновой перчатке. Обладавшая куда более быстрой реакцией женщина отскочила, поставив металлическую этажерку с инструментами преградой безопасности между ними. – Проклятая ведьма, ты же убила меня!

Дхасел подозревала, что могла легко взять верх над этим дряхлым стариком, даже если бы не благословение в виде улучшенной ДНК. Как бы там ни было, столь жалкий выпад истощил последние резервы организма, и она с интересом наблюдала, как полем боя завладевала инфекция.

Уильямс, пот с которого катился градом, наконец, сорвал защитный шлем.

- Какая жара! – бормотал он, схватившись за горло и шатаясь, как пьяный. – Мне трудно дышать!

Он сделал пару шагов, наткнулся на этажерку и ухватился за неё в поисках опоры, но колёсики покатились, и мужчина наклонился вперёд, теряя равновесие. Пальцы вцепились в поднос с инструментами, однако лишь опрокинули его на пол, куда он и обрушился с диким шумом. Скальпели, шприцы, стетоскоп и блок управления пыточным устройством разлетелись по испачканным кровью плиткам, внеся свою лепту в этот грохот.

- Воды! – прохрипел Уильямс, согнувшись в мучительных судорогах почти пополам. Его глаза налились кровью и чуть ли не вылезли из орбит. – Дайте воды!

Клинические признаки лихорадки и обезвоживания, бесстрастно отметила Дхасел. Занятно.

Симптомы развивались в значительно ускоренном, даже по сравнению с простым некротическим фасциитом, темпе. Мужчина рухнул на пол, не в силах стоять, и перекатился на спину. Руки в чёрных перчатках словно пытались нащупать что-то, витавшее в воздухе. Пурпурная сыпь появилась на лице и горле; утолщения сливались и гротескно набухали.

Поразительно, говорила себе Дхасел под впечатлением скорости атаки возбудителя. Как правило, на то, чтобы симптомы стали столь угрожающими, требовалось от трёх до четырёх дней.

Плоть Уильямса пошла пузырями, из которых начала сочиться чёрная жидкость. Она же потекла из поверхностной раны на груди умиравшего. Дхасел жалела, что нет времени полностью снять защитный костюм с мужчины и изучить действие инфекции на другие органы, но утешала себя мыслью о выполнении полной аутопсии позже.

Фулэн пережила аварию в Бхопале и занималась созданием биологического оружия; она не была брезгливой. Тем не менее, когда прожорливые бактерии вгрызлись во внутренности Уильямса, она высоко оценила наличие защитного шлема, избавившего её от вони разлагающейся на глазах живой ткани.

- Во имя наших звёздных предков! – взвизгнул на своей каталке Брат Арктур, заставив Дхасел вспомнить, что здесь присутствовал ещё один подопытный образец. Бритый наголо сверхчеловек извивался в путах, расширившимися от ужаса глазами глядя на корчившееся в судорогах тело инфицированного учёного. – Что это за пагубное поношение нашей земной оболочки?

- Да замолчите вы! – нетерпеливо успокоила его Фулэн. - Вы и я в полной безопасности.

И в самом деле, если бы не несомненно тошнотворный запах, исходивший от гниющих тканей, она бы тоже сняла шлем, уверенная теперь, что для неё и её расы модифицированный стрептококк-A никакой угрозы не представляет. Ещё одно доказательство того, насколько мы совершеннее общего стада остального человечества.

Конец наступил скоро, хотя, возможно, и недостаточно скоро с точки зрения Дональда Уильямса. Большая часть вздувшейся волдырями и покрытой сине-багровыми пятнами плоти умерла прежде, нежели он сам; лишь через несколько минут после начала воздействия загрязнённого воздуха, когда токсический шок остановил, наконец, его сердце, он превратился в изъеденный очагами некроза труп. Дхасел сделала мысленную заметку выяснить потом точную продолжительность процесса.

Всё произошло так скоротечно, что она просто диву давалась, и чересчур быстро, чтобы проводить наблюдения должным образом. К счастью, экспериментальный отсек был в достатке оснащён видеокамерами, так что она сможет изучить весь процесс на досуге, предпочтительно в замедленном воспроизведении.

Воодушевлённая столь удовлетворительными результатами эксперимента, она немедля приступила к следующей стадии.

- Промыть атмосферу в испытательной камере, - приказала она лаборантам, кратко и отрывисто надиктовывая инструкции в микрофон. - Полный анализ крови и рентгеновское исследование обоих образцов, с последующим немедленным препарированием и анализом останков доктора Уильямса.

Брат Арктур, чьё психическое здоровье и без того было далеко от нормального, совсем потерял над собой контроль, но Фулэн Дхасел находилась в слишком хорошем настроении, чтобы обращать на это внимание. Она спешила известить Хана о результатах эксперимента.

Заметки автора к главе 18. Симптомы, наблюдавшиеся у покойного доктора Дональда Уильямса, хотя и искусственно ускоренные, соответствуют известной клинической картине некротического (или некротизирующего) фасциита. Для получения дополнительной информации об этом очень реальном, но, к счастью, столь же редком синдроме, посетите веб-сайт Национального фонда исследований некротизирующего фасциита nnff.org.

@темы: Грег Кокс. Евгенические войны, ТОС. Книги, ТОС. Переводы

   

TOSонулся сам, TOSони другого

главная