11:17 

Перевод: Евгенические войны. Книга II. Глава 17.

Глава 17.

Округ Кочайз, юго-восток штата Аризона, США
29 августа 1994 года


Это уж точно не самая гламурная миссия под прикрытием в моей жизни, размышляла Роберта, опустившись на колени рядом с весьма капризным воздухоочистителем, чтобы открутить перфорированный стальной кожух и заменить пробитый конденсатор. Подобные очистители, во множестве установленные во всех помещениях и казармах Вечно Бдительного Воинства, постоянно выходили из строя, требовали нескончаемого ремонта и технического обслуживания. От нового преданного рекрута ВБВ "Бобби Ландерс", естественно, ожидали, что она энергично возьмётся за дело и примет участие в сохранении атмосферы Форта Кочайз в безопасности от пыли, перхоти и внезапной газовой атаки правительственных сил.

Генерал Моррисон, как обнаружила Роберта, положительно помешался на ядовитом газе. Хотя это конкретное устройство очистки воздуха находилось в женской казарме – ангароподобном строении с выбеленными глинобитными стенами и крышей из гофрированных листов жести, – шум работы фильтров-очистителей слышался внутри каждого здания лагеря, вплоть до подземных бомбоубежищ; под последние приспособили выработанные золотые и серебряные штольни рудника-призрака. Всего лишь ещё один симптом безудержной паранойи Моррисона, спрашивала себя Роберта, или он знает что-то, чего не знаю я?

С отвёрткой в руке, облачённая в бэушный выцветший армейский камуфляж, она напрягалась и потела, стараясь добраться до упрямого механизма, а её гиперактивный ум анализировал то, что она к этому моменту узнала о "сынах свободы". Она провела здесь около двух недель, живя и работая бок о бок с остальным контингентом частной армии Моррисона, но так пока и не нашла ответа на вопрос: насколько велика угроза для мира во всем мире, исходящая именно от ВБВ? Может, я зря теряю время? – разъедали её сомнения. Гарнизон психов, готовых пострелять по поводу и без, разумеется, и без того далеко не самая хорошая вещь на свете, но не превратили ли Воинство сверхчеловеческие качества его лидера во что-нибудь более опасное, нежели любая другая из многочисленных правых группировок, играющих в войнушку в глубинке Америки?

Моё нутро говорит мне, что да, ответила себе Роберта, твёрдо решив задержаться тут подольше. За многие годы она научилась доверять своему чутью так же – если не больше, - как тематическим подборкам и планам миссий, выходившим из печатающего устройства Бета-6. Соколиный Глаз - угроза, я уверена в этом.

- Помяни чёрта, - пробурчала она под нос, увидев уголком глаза, как к ней с одной из частых проверок лагеря приближается сам генерал. Моррисон регулярно обходил помещения, и его глаза хищной птицы выискивали бреши в обороне цитадели; в конце концов, никогда не знаешь, в какой момент в небе замаячат пресловутые чёрные вертолёты, и Зверь начнёт долгожданную атаку на Форт Кочайз.

Генерала сопровождала его правая рука, тот самый гражданин Портер, которого Роберта столь эффектно повергла к своим ногам в самый первый день. Молчаливый лейтенант, который, видимо, до прихода в армию Моррисона работал на ранчо, всё ещё таил злобу, поэтому женщина старалась не пересекать ему дорогу.

- Я хочу, чтобы весь лагерь перешёл в состояние повышенной боевой готовности, - говорил Моррисон Портеру. Роберта подметила, что Соколиный Глаз должен поворачивать всю голову, дабы посмотреть в нужном ему направлении, как это делает тот, чьё прозвище он носил; предположительно, периферийное зрение генерала столь же слабо, сколь остро прямое. - Сейчас мы наиболее уязвимы; нужно ожидать быстрых и решительных мер в ответ на нашу операцию в Женеве.

Ответ? За Женеву? При этих словах уши Роберты насторожились, хотя её, как казалось, целиком поглотила битва с неисправным воздухоочистителем. Плеер "Волкман" заставлял думать, будто во время работы она вдобавок слушала музыку, и эту иллюзию поддерживали усиленные кивки головой в такт воображаемой песенке; в действительности же пластиковая гарнитура повышала чувствительность микрофонов, что позволяло легче подслушивать Моррисона и Портера. О чём это он говорит? – встревожилась женщина. Ей не понравилось, как это прозвучало. Ответ за что?

- Так точно, сэр, - ответил Портер. - Я удвоил количество часовых на вышках и приказал установить прожекторы для наблюдения за небом после того, как стемнеет.

Он держался собранно, манеры его, как всегда, были характерно напряжёнными; Роберта никогда не видела этого мужчину расслабившимся.

– Врасплох нас никто не застанет, генерал. На это вы можете положиться.

- Отлично, - кивнул Моррисон. Его челюсти методично трудились над жевательной резинкой, пока он проводил рукой в белой перчатке по верху оружейного шкафчика, расположенного в конце первого ряда пустых коек; этим поздним утром в женской казарме не было никого за исключением Роберты. - А как насчёт устройства защитного силового поля, которое мы получили от нашего друга в Чандигархе? Наши техники смогли собрать и запустить его?

- Мы так думаем, сэр, хотя покамест трудно сказать, есть ли в действительности в нём какая-либо нужда, - Портер понизил голос и осторожно огляделся, прежде чем продолжить; однако, благодаря аудиоусилителям "Волкмана", Роберта могла чётко и ясно расслышать каждое слово. - Вы действительно верите, что у правительства есть какое-то подобие устройства переносчика материи? По мне, так это из области научной фантастики.

Моррисон выдул из жевательной резинки пузырь и резко его схлопнул; этот звук отозвался в ставших очень чувствительными ушах Роберты пистолетным выстрелом.

- Не стоит недооценивать ресурсы Зверя, - наставительно произнёс генерал. - Если уж такой неустрашимый человек, как мистер Сингх, сказал, что враги могут телепортироваться прямо к нам сюда, то было бы безрассудно не принять его слова во внимание. К тому же он утверждает, что предоставил нам средство блокировать любой такой перенос.

Он прервал инспекцию и устремил весьма строгий взгляд на Портера.

- Полагаю, специалисты-инженеры тщательно осмотрели генератор защитного поля и пришли к выводу, что он не служит никакой иной скрытой цели?

- Это так, - неохотно согласился Портер. - По всей видимости, это не бомба или подслушивающее устройство или что-нибудь в этом роде, - он озабоченно почесал голову, как если бы не знал, что и думать о таинственной машине. - Насколько мы можем судить, он просто излучает странный вид энергии, с которой не знаком ни один из наших людей.

Роберта не могла поверить тому, что слышит. Хан поделился своей анти-транспортерной технологией с Моррисоном? Она и раньше подозревала, что у Хана и сверхчеловека-лидера ополченцев были какие-то сделки, но ей никогда и в голову не могло прийти, что Хан даст одному из собственных соперников дополнительную защиту от неё и Гэри Севена. Это намного усложняет мою миссию, поняла она и сглотнула вставший в горле комок. В особенности потому, что она не сможет просто взять и свалить отсюда, если дело примет совсем уж гнилой оборот.

Её обуял соблазн сразу же извлечь серво и проверить наличие силового поля. Но это было бы слишком заметно - Моррисон и Портер разговаривали всего в паре рядов от неё. Лучше продолжать играть в неведение, решила Роберта, и изучить ситуацию, когда она обеспечит себе чуть больше уединения.

- Не знаю, сэр, - продолжал тем временем Портер, покачав головой. Его морщинистое лицо, не носившее даже следов усмешки, стало ещё угрюмее, чем всегда. - Не доверяю я этому лукавому индийцу, генерал.

На этот раз Роберта целиком и полностью с ним согласилась. Но причём же тут Хан?

- Как и я, гражданин Портер, - ответил Моррисон. - Но пока что наши интересы совпадают, по всей видимости. Не забывайте: всё, что он попросил в обмен на генератор силового поля, это проведения в конкретный день намеченной нами операции в Женеве, - в зеркальных линзах очков генерала отражалась пустая казарма, построенная на фундаменте разрушенного танцевального зала. - Если мы и должны иногда заключать сделку с дьяволом, чтобы нанести ответный удар по Чудовищу… ну, война вообще дело грязное. Время пререканий с Ханом Нуньен Сингхом настанет позже, после того, как мы демонтируем остальную часть Нового Мирового Порядка.

Портер выглядел оставшимся при своём мнении.

- Как скажете, сэр.

Заканчивая инспекцию и проходя мимо одетой в хаки Роберты - которая сразу же вскочила и отсалютовала генералу, - сподвижник Моррисона окинул женщину масляным взглядом. Что касается генерала, то он едва взглянул в сторону Роберты, небрежно отсалютовав в ответ.

Так Хан в сговоре с Моррисоном в этой таинственной женевской операции? Роберта смогла бы по достоинству оценить эту информацию, если бы у неё существовали хоть какие-нибудь идеи о том, что вообще имелось в виду. Произошло явно что-то значительное, догадывалась она, но что?

Отойдя от Роберты на ярд или чуть побольше, генерал возобновил приглушённый разговор с Портером.

- Первый этап в Женеве прошёл успешно, - сказал он. - Вы с Коннорсом готовы ко второму?

- Так точно, сэр, - ответил Портер. – Паспорта и билеты на самолёт уже у нас в кармане.

- А "прохладительное"?

От Роберты не ускользнул иронический тон вопроса Моррисона, но его содержание было как тёмный лес. Освежающий напиток?

- Упаковано и готово, сэр.

- Не забудьте также упаковать антидот, - предупредил мужчину Моррисон.

Губы Портера разъехались в редкой для него улыбке, как будто сама идея показалась ему очень смехотворной.

- Конечно, сэр!

- Превосходно! - воскликнул Соколиный Глаз, хлопнув Портера по спине. - Сегодня мы нанесли главный удар по Новому Мировому Порядку, но Женева только начало. Пагубные силы коллективизма угрожают человеческой свободе как никогда раньше. Свобода не будет в неприкосновенности по-настоящему, пока мы раз и навсегда не очистим планету от наших врагов.

Импровизированный патруль, наконец, покинул пределы искусственно усиленного слуха Роберты, оставив её раздосадованной и с чувством полной оторванности от того, что происходило вовне лагеря. Последнее не удивительно, если учесть, что Моррисон жёстко контролировал информационные потоки Воинства. Роберта – как прочие сотрудники низового звена и рядовые ополченцы - была полностью отрезана от мира: ни телевизора, ни радио, ни газет, ни веб-журналов, ничего. Легитимные СМИ лишь выразители воли Зверя, не так ли? Так зачем рисковать, засоряя умы Воинства продажной государственной пропагандой? Даже электронная почта находилась под подозрением; насколько Роберте известно, единственный компьютер с рабочим подключением к Интернету располагался в личном кабинете Моррисона.

Мне нужно выяснить, что произошло в Женеве, сознавала она. Как только двое мужчин вышли из барака, Роберта вытащила серво и попыталась связаться с Севеном. Теоретически он пристально следил за продолжающейся ядерной конфронтацией Северной и Южной Кореи, но, несомненно, сможет просветить насчёт событий в Европе.

Не тут-то было. Именно этого она и боялась – соединение не устанавливалось. Вот чёртово силовое поле, ругнулась Роберта; судя по всему, оно работало, и на полную катушку.

Оставался лишь один выход: компьютер в кабинете Моррисона. Это мой шанс, подумала она, пока генерал на обходе.

Спешно закрутив обратно винты на кожухе воздухоочистителя, она вскочила на ноги, отряхнула пыль с колен брюк и кинулась в направлении, противоположном тому, куда ушли Моррисон и Портер. Роберта понимала – действовать нужно оперативно и закончить всё прежде, чем генерал завершит инспекцию.

К счастью, перестроенное почтовое отделение находилось неподалёку от женского общежития. Быстрым шагом, но так, чтобы никого не насторожить этой поспешностью, пересекала Роберта раскинувшуюся под безоблачным небом Аризоны пропылённую территорию оживлённого лагеря. Постоянные тренировки и готовность к походным условиям диктовали в этом городе-призраке необходимость исполнения всевозможных домашних обязанностей; рот Роберты непроизвольно наполнился слюной, когда до неё долетел запах приготовленных в общей столовой рёбрышек барбекю, а в отдалении кто-то из её товарок – такая же рядовая гражданка – развешивала на просушку выстиранное бельё, пользуясь для этой цели натянутыми между двумя свежеоштукатуренными глинобитными постройками верёвками. Цвета поношенной одежды не отличались большим разноообразием - исключительно оттенки оливкового, кофейного и хаки. Роберта нашла, что тоскует по ярким краскам хиппи и модам давно минувших дней.

Пара вооружённых винтовками охранников, стоявших на посту у входа в штаб-квартиру Моррисона, создали серьёзное препятствие для её планов. Секунду-другую она раздумывала, не усыпить ли обоих транквилизирующим лучом, но такой шаг, особенно средь бела дня, угрожал сорвать с неё маску. По всей вероятности, слишком многие, в том числе охранники на вышках, заметили бы это.

Что мне действительно нужно, так это хороший отвлекающий манёвр, решила она. Оглянувшись украдкой по сторонам, она снова остановила взгляд на висевшем на верёвке камуфляже.

- Отлично, - прошептала Роберта, переключив серво на термонагрев. Невидимая молния ударила в болтавшуюся одежду, отчего та вспыхнула вместе с бельевыми верёвками.

У Роберты даже не было нужды самой бить тревогу – группа проходивших мимо ополченцев и изумлённая женщина-прачка сделали это за неё.

Поднявшийся вслед за этим крик привлёк внимание всех, кто находился в пределах слышимости.

- На помощь! Пожар! Помогите!

Как Роберта и рассчитывала, стража, охранявшая старое почтовое отделение, побежала помочь потушить пожар, который, как надеялась женщина, спишут на "самовозгорание хаки". Воспользовавшись недолгим отсутствием караульных, она поспешила к входной двери приземистого кирпичного здания и, недолго думая, скользнула внутрь. При этом она не забыла быстрым росчерком серво отключить внутренние камеры видеонаблюдения.

Прикрыв за собой входную дверь, она направилась прямиком к кабинету генерала Моррисона. Кабинет оказался заперт, но это представляло небольшую проблему для серво, который также служил женщине первоклассной отмычкой. Негромкий гудок - и она тихонько вступила в личную святую святых генерала. Вибрирующий звук очистителя воздуха отозвался в наушниках гулом роящихся пчёл, и всё благодаря усилителям, но Роберта не снимала фальшивый плеер для того, чтобы держать улучшенное – хоть и не генетически - ухо востро на случай возвращения Моррисона.

К счастью, у генерала стоял быстрый модем - и вполне хакабельная операционная система. Плюхнувшись за чересчур уж прибранный стол, Роберта начала поиск в Интернете новостей о пресловутой операции в Женеве, что бы это ни значило.

Она без труда нашла то, что хотела. Хотя официальные новостные выпуски подходили к событию с осторожностью, упоминая лишь о неподтвержденных "слухах" о каком-то происшествии или теракте в штаб-квартире ООН в Женеве, остальная часть Интернета буквально гудела от известий; ужасающие россказни из первых и вторых уст о том, что случилось на специальной сессии во Дворце Наций, множились, как мухи. Кое-кто из тех, кому повезло остаться в живых, даже упоминал специфический запах прямо перед катастрофой - и делал зловещее предположение о нервно-паралитическом газе.

Бог ты мой, думала Роберта, чувствуя, как сжимаются внутренности. Она вдруг осознала, и с пугающей уверенностью, что паранойя Моррисона относительно отравляющего газа была просто психологической проекцией его собственных чудовищных планов. Оглядев аккуратный офис, тщетно пытаясь постигнуть, как кто-то мог хотя бы помыслить о таком бесчеловечном преступлении, не говоря уже о том, чтобы на деле его осуществить, она обратила внимание на настольный календарь Моррисона: сегодняшняя дата была обведена жирным красным фломастером. Дата, которую, если она правильно поняла, указал сам Хан.

Но зачем? – лихорадочно пыталась найти объяснение этому факту Роберта. Мотивы Моррисона, хотя и безумные, довольно-таки очевидны: в кривом зеркале мировоззрения генерала Организация Объединенных Наций была синонимом того многорукого Зверя, кто был в ответе за кровавый штурм Маунт-Кармел и прочие предполагаемые покушения на личную свободу. Но каким образом вписывается в эту картину Хан? Хан безжалостный, но не сумасшедший; какая ему выгода от ничем не спровоцированного нападения Соколиного Глаза на ООН?

На первых порах Роберта терялась в догадках, но размытая картина стала кристально ясной, как только она заметила, кто принимал участие в заседании ООН во время бойни: Василий Хуньяди, в настоящее время официально считавшийся одной из многих жертв этого жуткого инцидента. Ну конечно, теперь она постигла всё! Вот почему Хан попросил Моррисона устроить теракт именно сегодня. Он использовал одного сверхчеловека, чтобы уничтожить другого.

Тот же метод, какой применил и Севен, но с намного большим числом невинных жертв. Даже теперь, когда она уяснила степень причастности Хана к сегодняшнему злодеянию, она ещё пребывала в шоке от осознания: Хан охотно позволил принести в жертву сотни непричастных, только чтобы устранить одного-единственного врага. Он становится всё более и более опасным, грустно подумала она, находя, что с трудом может соотнести хладнокровного соучастника генерала Моррисона с тем харизматичным ребёнком, которого спасла из Кризалиса двадцать лет назад.

Взгляд на часы напомнил, что время на исходе. Даже с учётом небольшого пожарчика, который неминуемо привлечёт его внимание, Моррисон скоро должен возвратиться к себе. Забудем на секунду про Первый Этап, убеждала она себя, как бы ужасно ни звучал этот эвфемизм женевского бедствия. Это уже случилось и закончилось, оставив куда более важный вопрос, на который ещё предстоит дать ответ: что это за грёбаный Второй Этап?

Перелистав настольный календарь дальше, Роберта обнаружила, что другая дата тоже обведена красным: 14 ноября. На листке с этой датой имелась приписка от руки с конкретным временем - 8:23 GMT.

- Хорошо, у нас есть время и дата, - пробормотала она, хотя значение этих цифр пока что ускользало от её понимания. "GMT", сокращение, означавшее время по Гринвичу, дало ей ключ к пониманию того, где. Теперь она просто должна раскрыть, что.

Склонность Моррисона к дотошности пришла ей на помощь, как только она использовала серво и вскрыла им запертый ящик стола; там и обнаружилась аккуратная папка, предусмотрительно помеченная "Операция: Кальвадос, Второй Этап". Благослови Иджис за генетически сконструированных аккуратистов! – иронически сказала Роберта мысленно. Что один, что другой – я всегда смогу добраться до сути, просто просмотрев их столы.

В найденной папке Роберта обнаружила, к своему большому удивлению, лишь вырезку из газеты. Она извещала о начале 14 ноября пассажирских перевозок по недавно открытому подводному тоннелю, соединяющему Англию и Францию. Жёлтый стикер, прикреплённый к статье, был исписан собственноручными каракулями Моррисона.

"Шаг первый: Британское Содружество + Европейский материк
Шаг второй: Европейский союз целиком
Шаг третий: Единое Мировое Правительство"

Ого, подумала Роберта, и сердце её оборвалось. Всё стало предельно ясно - Моррисон видел в открытии Евротуннеля (под таким брендом стал широко известен этот совершенно новый туннель) лишь первый шаг в создании Нового Мирового Порядка, которого так боялся. Она попыталась вообразить последствия пуска отравляющего газа в Евротуннеле в час пик и вздрогнула, представив столь кошмарный сценарий во всех красках. Погибнут сотни, может быть, тысячи невинных пассажиров и туристов, а триумф международного сотрудничества будет превращён в стихийное бедствие.

В одно мгновение время, которое она потратила на внедрение и пребывание в Воинстве, приобрело просто немыслимую ценность. В спешном порядке она составила и отправила Гэри Севену электронную почту, рассказав всё, что знала о Втором Этапе, включая краткое описание внешности Портера и Бутча Коннорса, которые, как она полагала, и станут исполнителями будущего теракта в Евротуннеле. Затем тщательно стёрла письмо с жёсткого диска и из оперативной памяти компьютера Моррисона, подчистив заодно и Интернет-трафик.

И очень вовремя. Как раз, когда она заканчивала, звуковые усилители в наушниках донесли разгневанный голос Моррисона, раздавшийся прямо по ту сторону стены бывшего почтового отделения.

- Пожар? - сердито проревел он, и прозвучало это недоверчиво. - Как это влажное бельё могло загореться?

Время убираться отсюда, подумала Роберта, но как? Судя по звуку, она определённо не смогла бы выйти там, где вошла, и благодаря любимой игрушке генерала - генератору силового поля - ей не удастся сесть на экспресс "Синий туман". Здесь должен быть другой выход, с жаром твердила она про себя, пока зелёно-голубые глаза обшаривали каждый закуток помещения без окон. Моррисон слишком одержим манией преследования, чтобы не иметь какого-то запасного пути эвакуации на случай опасности!

Роберта просканировала необожжённый кирпич стен при помощи серво, пытаясь обнаружить секретный проход и потерпев в том неудачу. Она слышала шаги в коридоре, разговор Моррисона и Портера, оживлённо обсуждавших тайну самовозгорания одежды. Ей не требовались наушники, чтобы понять, куда они направлялись.

Чтобы потянуть время, она расплавила дверной замок, не дав мужчинам войти. Дверь была сделана на совесть, из крепкого дерева, но она понимала, что даже дуб не сможет долго выдержать напор генерала-сверхчеловека. По наитию она проверила покрывающий пол ковёр тонкорунной шерсти.

Эврика! Под ковром обнаружилась пустота. Да! - подумала Роберта. Расплавленный замок брякнул, и по ту сторону дубовых досок послышался разгневанный голос.

- Что, чёрт возьми… - Моррисон шарахнул по двери кулаком. - Кто там? Открывай, будь ты проклят!

Откинув яркий индейский ковёр, Роберта обнаружила в полу старомодный люк с плоским металлическим кольцом в качестве ручки. Она на миг задалась вопросом, не датировался ли он периодом славного горнорудного прошлого города, а затем взялась за кольцо обеими руками. Хорошо смазанные петли не издали ни звука.

- Впусти, вероломный шпион! – дубовая дверь сотряслась, испытав на себе вулканический взрыв негодования Моррисона. – Тебе некуда бежать!

Позволю себе с этим не согласиться, мысленно возразила Роберта. Скрытая люком ржавая металлическая лестница вела прямо вниз, в манившую к себе чёрную яму. Направив яркий луч света в эту пропасть, женщина увидела двадцатью ярдами ниже скалистый пол тёмного туннеля. Старый рудник, сразу догадалась она, в настоящее время скорее убежище, нежели богатство.

Кто-то снаружи - Моррисон или Портер – наугад пальнул из пистолета по двери. Крупнокалиберная пуля попала в стену за столом Моррисона, расколов стекло на фотографиях из Уэйко и разорвав архаичное знамя революционной войны в клочья. "Не попирай" внезапно превратилось в "Огонь по готовности" - пуля рикошетом угодила в монитор компьютера, рассыпавший во все стороны сноп искр и пластиковых осколков.

Опасаясь попасть под эту шрапнель, Роберта пригнулась и сказала себе, что наверняка злоупотребила гостеприимством хозяина. Она поспешно спустилась по лестнице и, потянув крышку люка, опустила её за собой. Правда, она никак не смогла бы положить на место ковёр, поэтому способ, каким она сбежала, был довольно очевиден, но при удачном раскладе она найдёт выход из шахты и, может, даже вернётся в лагерь прежде, чем кто-нибудь заметит пропажу "Бобби Ландерс". В любом случае, зная Моррисона, он с большой долей вероятности обвинит в шпионаже ЦРУ или АТФ (прим.переводчика - американская силовая структура, Бюро алкоголя, табака, огнестрельного оружия и взрывчатых веществ).

Важно то, что она получила возможность известить Севена. Теперь в его силах убедиться, что Евротуннель не постигнет та же жуткая участь, что и Дворец Наций. Роберта очень верила в способность Гэри спасти положение, но оставалась ещё одна вещь, которая беспокоила её больше, чем всё остальное.

Что ещё затевает в эти дни Хан?

Заметки автора к главе 17. Как и подозревала Роберта, не было сомнений в том, чем занимался летом 1994 года Гэри Севен. Разумеется, отслеживал напряжённую ситуацию в Юго-Восточной Азии, где Северная Корея угрожала повергнуть своего давнего конкурента, Южную Корею, в "море огня" в ответ на обвинения США в том, что она пытается создать ядерное оружие за счет извлечения плутония из топливных сборок реакторов атомных электростанций. Посредничество бывшего президента Джимми Картера (и, возможно, тайная помощь Гэри Севена) осложнялись внезапной смертью давнего диктатора Северной Кореи Ким Сунга, оставившего неясным вопрос, кто же будет править в Пхеньяне. КНДР подписала с Соединёнными Штатами «Рамочное соглашение» о замораживании северокорейской ядерной программы только в октябре 1994 года, после длительных консультаций и многих месяцев тревожной неопределённости. Это, безусловно, и поглощало почти всё внимание Севена.


@темы: ТОС. Переводы, ТОС. Книги, Грег Кокс. Евгенические войны

   

TOSонулся сам, TOSони другого

главная