Глава 15.

Округ Кочайз, юго-восток штата Аризона, США
16 августа 1994 года


Принятые здесь меры безопасности напомнили Роберте Зону 51 или Берлинскую стену – какой она была в старые недобрые времена Холодной войны.

Штаб-квартиру ополченцев по периметру опоясывал забор из колючей проволоки со сторожевыми башнями, а территорию патрулировали головорезы в полувоенной униформе и свирепого вида служебные собаки, наполовину доберманы, наполовину питбули (Роберта не удивилась бы, если б это были какие-нибудь доберпиты!). С какой стороны ни смотреть, поселение смахивало на тюрьму или концлагерь больше, чем на место добровольного проживания десятков "сынов свободы", как они себя называли.

Роберта разглядывала строения сквозь затонированные стекла чёрного армейского вездехода, вёзшего её к этой крепости. Сидя на заднем сиденье, позади водителя, она изо всех сил старалась скрыть тревогу, когда вездеход подъехал к воротам. Часовой, вооружённый чем-то похожим на автомат УЗИ, охранял невысокий металлический шлагбаум. Заруби себе на носу, мысленно сказала женщина, ты взволнована и рада оказаться здесь.

- Это ведь оно, да? - спросила она.

- Угу, - лаконично буркнул водитель, который назвался Бутчем. Вот уж кого нельзя назвать болтуном! Он сопротивлялся всем – редким на самом деле - попыткам Роберты вовлечь его в разговор с тех самых пор, как несколькими часами ранее забрал её в аэропорту Тусон. Она хотела бы знать, был ли мужчина столь необщителен постоянно или только время от времени, с любопытствующими вновь прибывшими?

Вездеход притормозил перед шлагбаумом, и Бутч опустил окно, чтобы переговорить с часовым в камуфляже.

- Гражданин Бутч Коннорс, ездил в Тусон, - по-военному кратко доложил он. В отличие от прочих охранников, Бутч был в цивильном, что лучше подходило для обстановки вне лагеря.

- Пароль?

- Руби-Ридж, - отчеканил Бутч.

Удовлетворённый лишь частично охранник заглянул в окно машины и нахмурился при виде незнакомки:

- Пассажир?

- Потенциальный новобранец, - пояснил Бутч. - Здесь, чтобы встретиться с генералом.

Часовой кивнул, но продолжал с подозрением есть глазами Роберту.

- Пожалуйста, выйдите из машины, мэм, - строго приказал он, кладя руку на своё оружие; теперь Роберта разглядела ещё и карабин "Кольт Коммандо", висевший на плечевом ремне. От дыхания часового в воздух поднималось облачко пара.

Не желая понапрасну гнать волну, Роберта сделала так, как просили. Её ноги затекли от долгой поездки, но чувствовали себя достаточно хорошо, чтобы ступить на твёрдую землю. Оглянувшись назад, на путь, приведший её сюда, женщина увидела безлюдную пустынную дорогу. Засушливую степь отличали выбеленные солнцем черепа крупного скота и таблички "ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ". По пересохшим руслам мимо торчащих красновато-оранжевых скал катились перекати-поле; отдельные кактусы и юкки намекали на влагу, скрытую где-то под потрескавшейся от жары почвой. Ничего себе местечко для отпуска, мысленно прокомментировала Роберта.

- Имя? – требовательно произнёс часовой, вытащив ручку из планшета.

- Роберта Ландерс, - не моргнув глазом солгала она, и охранник послушно записал это имя.

Утро в Аризоне было ясным и холодным. Роберта обхватила себя руками в надежде сберечь часть тепла под украшенной бахромой кожаной курткой. Фланелевая рубашка "Леви`с" и ковбойские сапоги завершали наряд, который показался ей уместным для текущего задания. Ей пришлось лететь ночным рейсом из Спокана, где якобы жила "Бобби Ландерс", и она так вымоталась, что убила бы за чашку горячего эспрессо, но подозревала, что никакого "Старбакса" в окрестностях не наблюдалось.

- Пожалуйста, поднимите руки.

Часовой обыскал Роберту немного тщательнее, чем это было необходимо, по её мнению, а затем провёл палкообразным металлодетектором под мышками и по контуру тела. Палка пискнула один раз, заставив извлечь из кармана серво, чтобы успокоить охранника. Он бегло осмотрел "ручку", пока Роберта усиленно изображала беззаботность. Что делать, если этот перец захочет его конфисковать? - волновалась она. Замаскированное устройство было большим, чем просто оружие; это была "дорога жизни" к Гэри Севену на остров Арран.

Подоспел второй охранник со средней упитанности "доберпитом" и обошёл вездеход кругом. Собака, натянув поводок, внимательно обнюхала транспорт, а вслед за ним лодыжки замершей Роберты. Женщина смотрела, как пёс пачкает слюнями мыски её сапог из змеиной кожи, и с нетерпением пыталась угадать, что первый охранник собирается делать с вполне невинным на вид серво.

- Всё в порядке, мэм, - часовой вернул многофункциональный прибор, и Роберта подавила вздох облегчения. Мужчина кивнул сидевшему за рулём Бутчу. - Можете проезжать.

Возблагодарив небеса за столь удачный проход системы безопасности, Роберта забралась в машину. Стальной барьер поднялся, и Бутч пересёк линию внешней обороны форта. Надпись крупными буквами, гласящая: "ПРОХОД ЗАКРЫТ! НАРУШИТЕЛИ БУДУТ РАССТРЕЛЯНЫ НА МЕСТЕ!" - не способна была хоть сколько-нибудь успокоить нервы.

Форт Кочайз, штаб-квартира "Вечно Бдительного Воинства", был основан на месте уже несуществующего шахтёрского городка; городок забросили ещё в начале тридцатых годов, когда истощились его драгоценные золотые и серебряные месторождения. Многие первоначально построенные глинобитные здания всё ещё стояли тут, приспособленные под общежития и склады. Роберта увидела полуразрушенный фасад старой городской тюрьмы, на окнах которой даже уцелели решётки. Будем надеяться, что на этот раз мне удастся остаться по эту сторону, подумала она.

Бутч припарковал вездеход прямо у забора из колючей проволоки, и дальше они пошли пешком. Мужчины и женщины в униформе различных оттенков хаки или камуфляже усердно занимались своими делами: ремонтом укреплений, латанием выветрившихся саманных стен, переноской тяжёлых ящиков с продуктами питания, медикаментами и боеприпасами из одного здания в другое. Роберта не могла не заметить, что каждый взрослый обитатель крепости был основательно вооружён дробовиком или пистолетом, а то и тем, и другим. Даже группа женщин, развешивавших на верёвке бельё, имела при себе оружие - пистолеты в кобурах.

Донёсшийся звук автоматной очереди слегка ошарашил Роберту. Подняв руку, чтобы заслонить глаза от солнца, она увидела, как несколько ополченцев тренируются на стрельбище, под которое отвели западный сектор форта. В качестве мишеней служили картонные фигуры Джанет Рино, Хиллари Клинтон и Генерального секретаря ООН.

Ой! – подумала Роберта, сглотнув при виде такого зрелища. Бывшее Дитя Цветов и, как она иногда под настроение себя называла, "клёвая герла", чувствовала себя здесь более чем неуместно. Это очень далеко от Вудстока, осознала она. И географически, и хронологически, и психологически.

Фактически весь лагерь явно был организован на военный лад и, казалось, готовился к какой-то большой осаде или битве, могущей вспыхнуть в любой момент. К сожалению, как Роберта выяснила ещё прежде, чем села на самолет в Спокане, врагом, против которого вооружались эти люди, являлось их собственное правительство – и любой, кого они воспринимали как часть обширного глобального тайного заговора. Хуже того, в этом отношении форт Кочайз не был уникален: за последнее десятилетие подобные лагеря и частные армии расплодились по всей Америке. Однако, говорила себе Роберта, старавшаяся во всём находить повод для оптимизма, лишь этим конкретным Воинством руководил сверхчеловек.

Как ни странно, учитывая антиправительственную направленность ополчения, личный кабинет генерала Моррисона размещался в отремонтированном здании давно закрытого отделения федеральной почты. Вход в него патрулировали многочисленные стражи, оснащённые автоматами и "доберпитами". Роберте пришлось выдержать ещё раунд паролей, обысков и чрезмерно тщательных проверок, прежде чем её с рук на руки сдали высокому мрачному солдату, который, в конце концов, и ввёл женщину к верховному главнокомандующему ВБВ.

Моррисон Соколиный Глаз поднялся из-за стола, когда Роберта вошла в комнату в сопровождении своей устрашающей "дуэньи". Она сразу узнала бы общепризнанного лидера ополченцев – и в то же время одного из Детей Кризалиса – по фотографиям периодики правого толка, не говоря уж о том, что часто видела его изображение в архивах Севена.

- Добро пожаловать в Форт Кочайз, - радушно приветствовал её генерал, не переставая работать мощными челюстями над куском жевательной резинки. Песочно-оливковый армейский камуфляж плотно облегал коренастое тело типичного альфа-самца. Пистолет "глок" в кобуре покоился на его бедре.

- Пожалуйста, зовите меня Бобби, - ответила Роберта, глядя в своё отражение в зеркальной поверхности солнцезащитных очков генерала. Уверенная, что любая женщина на её месте сделала бы то же самое, она обвела откровенно любопытным взглядом кабинет Моррисона.

На оштукатуренной стене за спиной генерала висел флаг с дерзким девизом: "Не попирай мои права", - штука вполне в духе революционера, подборка висящих рядом фотографий в рамках увековечивала удушивый дым и пламя, сопровождавшие осаду ранчо Маунт-Кармел недалеко от Уэйко. На стене справа находилась политическая карта мира, вся утыканная разноцветными булавками; эта карта до жути напоминала Роберте точно такую же в офисе Гэри в Шорландии. Похоже, Соколиный Глаз тоже отслеживает своих сверхродственников, сделала вывод Роберта. Вот интересно, как потенциальных союзников или врагов?

К счастью, Югурта, Пачакутек, да и многие менее значительные супермены к настоящему времени уже самоликвидировалась или же прочно увязли в кровопролитных гражданских войнах по всей Африке, Южной Америке и т.д. Но увеличивавшееся не по дням, а по часам Воинство ополченцев генерала Моррисона было тем, о чём следовало тревожиться.

- Это честь, встретиться наконец с вами! – восторженно продолжила Роберта. В помещении не было ни единого окна - вероятно, это была уступка паранойе Моррисона, - но она слышала шум работающей системы автоматической фильтрации воздуха, позволявшей кабинету проветриваться надлежащим образом. - Вы истинный герой Америки.

Моррисон принял эту похвалу с видом, полным смирения.

- Я всего лишь старомодный патриот, в меру своих возможностей защищающий нашу свободу.

Он снова уселся за стол, который поразил Роберту своей пугающей аккуратностью и вылизанностью, в отличие от "творческого" беспорядка, царившего на её собственном столе на Арране.

- Садитесь, пожалуйста, - предложил он, указав на простой деревянный стул, стоявший на ковре тонкорунной шерсти по другую сторону стола.

Роберта плюхнулась на стул. Её эскорт, на чьём высушенном солнцем морщинистом лице словно навечно застыло мрачное выражение, остался стоять, не спуская с неё глаз. Лишь дикий блеск в этих глазах, намекая на фанатизм и давно копившуюся жажду насилия, свидетельствовал: перед ней мужчина из плоти и крови, а не деревянный истукан. Немногословный Бутч, который покончил со своими обязательствами, передав Роберту этому квази-штурмовику, по сравнению с ним просто-таки фонтанировал словами.

- И не относите на свой счёт присутствие гражданина Портера, - сказал Моррисон, кивнув на её молчаливую тень. - Он здесь исключительно для моей защиты.

Генерал предложил Роберте пластинку мятной жвачки, но женщина вежливо отказалась.

- Учитывая коварство противников нашего дела, я не могу позволить себе дать им хоть самый малейший шанс.

- Разумеется, не можете! - с готовностью согласилась Роберта. – Чудовище не остановится ни перед чем, чтобы искоренить последние проблески свободы личности.

Праведное негодование, или его удачная имитация, добавило пучок соломы в костёр пламенной речи.

- Именно поэтому я связалась с вами через веб-сайт! Я хочу присоединиться к вашему крестовому походу против богопротивного коллективизма.

- Это так понятно, - ответил Моррисон. - Я был поражён страстным красноречием вашего письма, так же, как и вашим собственным вкладом в нашу общую борьбу.

Он повернул монитор своего компьютера так, чтобы и Роберта могла его видеть, и быстро вбил знакомый URL в строку запроса веб-браузера.

В шапке открывшейся страницы красовалось анимированное пламя на красно-бело-синем фоне. Всевидящее Око (прим.переводчика - масонский символ. Движение ополченцев считало масонский заговор реальным фактом.) парило над колонками убористого текста, будто пытаясь сжечь буквы. Заголовки поменьше на первой полосе обещали такие поразительные откровения, как "ФЕМА: Тайное правительство" и "Штрихкоды: метки Зверя?".

- Ваш интернет-бюллетень один из лучших, что мне доводилось видеть, - поздравил генерал. – У вас есть понимание того, какими вопросами в первую очередь следует заняться в эти опасные времена.

- Спасибо, - поблагодарила Роберта. Честно говоря, она даже на свой извращённый лад гордилась пришедшей несколько месяцев назад в голову мыслью сцементировать этим Оком всю конструкцию. Хотя текст представлял смешное нагромождение городских легенд и незрелых теорий заговора - большинство из которых к тому же были позаимствованы с других "патриотических" веб-сайтов, - она думала, что ей удалось уловить правильный тон параноидальной воинственности. – Так называемые "легитимные" средства массовой информации никогда не говорят нам правду о происходящем в нашей же стране. Я почувствовала, что кто-то должен предупредить людей о том, что вытворяет наше правительство.

Моррисон одобрительно кивнул.

- Мы обязаны приглядываться не только к тому, что исходит из Вашингтона, округ Колумбия. Федералы лишь одно щупальце огромного спрута - тайного Нового Мирового Порядка, контролируемого элитной группой генетически созданных сверхлюдей. Я знаю, что это так, потому что видел этого врага в лицо - и в зеркале.

Генерал снял зеркальные солнечные очки. Янтарные выпуклые глаза уставились на Роберту немигающим взглядом охотничьей птицы, и она внезапно поняла, что Соколиный Глаз не просто красочное прозвище; это голая правда.

- Я вам скажу то, что знают немногие, чем я поделился лишь с самыми доверенными братьями и сёстрами по оружию. Я сам нечто большее, нежели обыкновенный человек. Я продукт того же дьявольского тайного заговора, который и породил этого Зверя, - Моррисон моргнул совсем как птица, отдельной мигательной перепонкой. - Кроме всего прочего, во мне есть частичка ДНК хищных птиц, это даёт мне необыкновенно острое зрение.

Роберта ахнула, изобразив удивление.

- Вы… кто? - она смотрела на генерала широко раскрытыми недоумевающими глазами. - Но как же тогда… я не понимаю…

- Это очень просто, - пояснил он. - На мой взгляд, мой долг как американца имеет приоритет над диктатом моей испорченной ДНК, поэтому я поклялся защищать человечество от моих собственных сородичей.

Моррисон шарахнул тяжёлым кулаком по столу, отчего аккуратно разложенные по лоткам бумаги подпрыгнули, а ручки в письменном приборе загремели.

- Кто-то должен встать на защиту простого человека! Так пусть борьба начнётся здесь, в округе Кочайз, носящем имя доблестного воина племени апачей. Он боролся за право жить так, как привык, а не так, как ему указывали федералы, - в глубоком голосе мужчины звучали неподдельные эмоции. - Он бросал вызов Зверю в течение одиннадцати лет. Я намерен выиграть эту битву, независимо от того, во что мне это станет.

Именно это-то меня и пугает, подумала Роберта, вспомнив, почему она решила в первую очередь заняться ВБВ. Безумные ополченцы правого толка, готовые палить по любому поводу, во главе со сторониками теории заговора уже достаточно опасны, но "сыны свободы" под предводительством генетически созданного ницшеанского Сверхчеловека…? Это то, за чем бы она хотела бдить в оба глаза, особенно учитывая быстрый рост частной армии Моррисона. Она уже попыталась внедрить в Воинство оперативника под прикрытием, однако несколько недель назад этот агент погиб в таинственной "автокатастрофе". По крайней мере, говорила себе Роберта, испытывавшая чувство вины за смерть своего шпиона, ради него я обязана убедиться, что ВБВ не претендует на ещё какие-либо жертвоприношения.

- Бог ты мой! - воскликнула она, отреагировав так, как, по её мнению, и ждал Моррисон. - Я всегда полагала, что кто-то втайне пытается отобрать у нас свободу, но никогда не догадывалась, как в действительности велика эта дьявольская угроза!

Роберта полагала, что за такую игру Оскар ей был бы обеспечен. Завидуй молча, Мерил Стрип.

- Вы просто должны позволить мне остаться и сделать то, что могу, чтобы помочь общему делу!

Настоящая ирония заключалась в том, что Соколиный Глаз был в чём-то прав. Генетически созданные супермены действительно намеревались захватить власть над миром, причём без ведома девяносто девяти процентов широкой общественности. Чтоб не ходить далеко, Хан не хотел бы ничего лучшего, чем установление пресловутого Нового Мирового Порядка с самим собой на вершине власти. К сожалению, Роберта опасалась, что насильственное сопротивление Моррисона главным образом обуславливалось его острой паранойей и завышенным чувством собственной богоизбранности. ООН и Билл Клинтон вместе взятые не доставят столько хлопот, сколько неподотчётные никому пушки супер-амбициозных Хана и Моррисона.

Птичьи глаза раздумчиво оглядели женщину.

- Позвольте говорить прямо, - генерал выдвинул ящик и извлёк оттуда пухлую папку на толстых резинках. Папка с глухим стуком шлёпнулась на стол перед Моррисоном. – Мы тщательно вас проверили, иначе вас бы здесь не было.

Перед глазами Роберты промелькнули все те часы, когда она, Гэри Севен и Бета-6 кропотливо выстраивали существование фальшивой Бобби Ландерс. Поддельное свидетельство о рождении, номер социального страхования, прошлые адреса, история занятости, учёба в вузе, подписка на журналы, почившие в бозе бывшие мужья шли в комплекте. Надеюсь, это окупилось, думала женщина, хоть и не помнила, чтобы высылала хоть что-то из этого всяким сумасшедшим!

- Верьте мне, - на голубом глазу обещала она. Годы тайных миссий в качестве кого угодно, от монахини до гимнастки на трапеции в странствующем цирке, научили её, как надо врать, и врать убедительно. – Мне нечего скрывать.

Моррисон разрезал резинки серебряным ножом для вскрытия конвертов с эмблемой в виде орлиной головы и открыл дело Бобби. Он перелистывал лежавшие там документы быстрее, чем Эвелин Вуд (прим.переводчика – разработчица одного из способов скорочтения), возможно, чтобы продемонстрировать свои сверхчеловеческие способности в усвоении информации.

- Я ознакомился с вашим резюме, - заметил он, - и вы, кажется, в хорошей форме для женщины вашего возраста.

Ой! - подумал Роберту. Мне всего-то сорок пять!

- Тем не менее, должен вам кое-что сказать. Помимо тех безусловных обязательств, которые вы примете, я не совсем уверен в том, что вы нам подходите, - он поднял глаза от содержимого папки и поглядел на Роберту как-то сочувственно и в то же время скептически. - У нас впереди трудная борьба, и наши противники будут действовать жёстко. Я хотел бы быть уверенным в том, что в вас есть армейская жилка.

- Понимаю, - холодно ответила Роберта. Будто готовясь уйти, она встала со стула, держась при этом с достоинством почтенной леди, какое только могла в себе отыскать. Затем без всякого предупреждения ткнула локтем в шестикубиковый пресс стоящего позади неповоротливого телохранителя. Тот согнулся, а она ухватила его за уши, вырвав крик боли.

Женщина позволила ему пострадать секунду и выпустила уши - просто чтобы дать шанс нанести ответный удар. Обветренное лицо сделалось красным от ярости, и он протянул к ней руки с явным намерением схватить. Этого-то Роберта и ждала. Один ловкий приём из арсенала джиу-джитсу – и Портер распростёрся на спине прямо перед генералом, сметя своим телом всё досье на Роберту на пол. Маленькая добавка в виде удара в нужную точку – приём, почёрпнутый из карате – фактически завершил схватку неравных по силе противников, и женщина отступила, показательно умывая руки.

- Что скажете? - спросила она Моррисона, вопросительно выгнув бровь.

Соколиный Глаз меж тем даже жевать перестал. Он в изумлении переводил взгляд с Роберты на поверженного охранника и обратно.

- Господи, помилуй! - наконец, воскликнул он. Издав какой-то чудовищный утробный смешок, Моррисон в порыве шумного энтузиазма хлопнул по крышке стола.

- Добро пожаловать в Воинство, гражданка Ландерс!

Заметки автора к главе 15. К 1994 году ополченцы – такие, как Вечно Бдительное Воинство - стали серьёзной угрозой. Они смогли убедить десятки тысяч американцев, что злые силы в правительстве плели заговор с целью украсть их свободу. К счастью, большинство этих частных армий не имели во главе сверхлюдей, созданных при помощи методов генной инженерии, но Тимоти Маквея (прим.переводчика – организатор самого крупного (до событий 11 сентября 2001 года) террористического акта в истории Америки — взрыва в федеральном здании имени Альфреда Марра в Оклахома-Сити 19 апреля 1995 года) и ему подобных им всё-таки удалось вдохновить. За ужасающими и поучительными подробностями относительно подъёма движения "сынов свободы" отсылаю к труду Кеннета С.Штерна "A Force Upon the Plain: The American Militia Movement and the Politics of Hate" (прим.переводчика – на русском языке не выходил).


@темы: ТОС. Переводы, ТОС. Книги, Грег Кокс. Евгенические войны