Глава 21.

Индия, база Кризалис


- Внимание. 25 минут до радиационной стерилизации.

Автоматическое предупреждение, эхом гулявшее по всем уровням Кризалиса, подгоняло Мэгги Эриксон, спешившую к дортуару. Не могу поверить, что это на самом деле происходит, со страхом думала она, пока с бешено колотившемся сердцем неслась по коридору мимо одинаково отчаявшихся, впопыхах хватавшихся то за то, то за другое мужчин и женщин. Она широко раскрыла глаза в изумлении при виде этих бешеных метаний и ошалевших лиц вокруг. Как? - в недоумении спрашивала она себя. Как высокоорганизованная размеренная работа Кризалиса могла превратиться в этот безумное спешное бегство?

Все произошло настолько быстро... Она сидела в одной из закусочных для персонала, пила кофе со своим женихом и коллегой, доктором Эвереттом Уолшем, когда вдруг по громкоговорителю зазвучало это странное и страшное объявление. Какой-то незнакомец довёл до всеобщего сведения, что Кризалис обречён, и у них есть только полчаса для эвакуации. Это совершенное сумасшествие! – думала она.

Вот поэтому она и была сейчас здесь, вместе с своими подчинёнными, и своими ушами слышала автоматический обратный отсчёт, подтверждавший жуткую угрозу нарушителя. Эверетт, бежавший рядом, выглядел таким же ошеломлённым и сбитым с толку, как и все остальные.

Разумеется, у них бывали учебные тревоги, и любой знал, что ему делать в такой чрезвычайной ситуации, но Мэгги никогда даже помыслить не могла, что Кризалис когда-либо на самом деле будет эвакуирован. Не после всех мер предосторожности, которые они приняли, чтобы сохранить само существование проекта в тайне от внешнего мира.

Через пару минут оба воспитателя прибыли в детские спальни №5. Дежурная, Джессика Mак-Гивни, уже поднимала одетых в пижамы малышей и готовила их к выходу, переходя от кроватки к кроватке и помогая им надеть обувь и халаты. Мэгги вознесла про себя благодарственную молитву всем божествам, большим и малым, за то, что лично она отвечала только за безопасность группы Эпсилон численностью не более пятнадцати ребят. Двадцать пять минут, подумала она. Этого должно хватить на то, чтобы переправить всех детей к ближайшему аварийному выходу.
- Так, - громко проговорила она, похлопав в ладоши, чтобы привлечь внимание. - Все успокоились и внимательно выслушали меня.

Она сделала короткую паузу, давая утихнуть болтовне и общему шуму, за исключением некоторых хныканий и шмыганий носом, что присутствовавшие Джессика и Эверетт, как могли, старались прекратить.
- Всё будет в порядке, - заверила Мэгги малолетнюю аудиторию, - но сейчас мы должны поступать именно так, как мы с вами тренировались. Пожалуйста, стройтесь у двери, быстро, но спокойно. И не толкайтесь.

К её облегчению, дети сразу подчинились, с минимальной толчеёй и беспорядком. Как всегда, во главе строя встал Нун – положение, не оспариваемое никем в группе. Чувствовался в нём прирождённый лидер, как и в его матери, отметила Мэгги. Наличие Нуна в группе Эпсилон только добавило перчику к острому чувству ответственности доктора Эриксон. Директор никогда не простит мне, если что-нибудь случится с её мальчиком.
Сама мысль об этом вызывала мурашки по позвоночнику.

- Молодцы! - похвалила она класс, усилием воли изгоняя из мыслей этот кошмарный сценарий. Гордость вызвала лёгкую улыбку на её лице, когда женщина смотрела на чётко следовавшим инструкциям малышей; воспитательница сомневалась, способны ли были любые обычные четырёхлетки, зачатые случайной перетасовкой генов и хромосом, хоть вполовину так же хорошо справляться с подобной тревожной ситуацией.
- А теперь, - распахнула Мэгги дверь в коридор, - прошу следовать за мной как можно быстрее.
Она взглянула поверх растрёпанных детских головок на коллег-воспитателей.
- Джессика, Эверетт, присматривайте за последними парами и убедитесь, что мы никого не потеряем.

Однако прежде, чем она переступила порог, случилось нечто непонятное. Отколь ни возьмись возник странный синий туман; он заполнял дортуар, светясь, словно радиоактивные отходы. На протяжении нескольких секунд, вынудивших её сердце замереть от страха, Мэгги думала, что из самоуничтожавшегося реактора на нижнем уровне произошла утечка атомного топлива. Не успели, с отчаянием решила она, мы все покойники.

Но поскольку фосфоресцирующий туман не проявлял стремления прожечь плоть до костей, она поняла, что мгновенного испепеления можно не опасаться. Не менее интригующим было то, что этот дым никак не походил и на газовую атаку. Мэгги была жива, вполне могла дышать и всё ещё была в сознании; происходящее просто в голове не укладывалось. Единственное, что она чувствовала, своеобразное покалывание по всему телу, как от статического электричества. И что это значит? – встревожилась она, инстинктивно поёжившись от прикосновения тумана, ничего не понимаю!

Синий дымок быстро растекался, с каждой секундой становясь всё гуще и плотнее, и уже через пару мгновений полностью поглотил детей и взрослых.
- Мэгги? – послышался зов Эверетта из облака закручивавшегося света, и голос его чуть ли не тонул в хоре испуганных криков и восклицаний смешавшихся и дезориентированных детей. Она слышала топот по ковру десятков в панике разбегавшихся крошечных тапочек, поскольку стройный ряд малышей превратился в форменный кавардак.
- Мэгги! - снова крикнул Эверетт. - Где ты?
- Сюда! - закричала она в ответ. Отчаявшись спасти хотя бы одного из своих драгоценных подопечных, она ринулась в туман и схватилась за Нуна. К счастью, этот её воспитанник не впал в панику, как его однокашники. Однако он храбр! - сказала себе Мэгги. Воистину человек превосходящий! Она обняла Нуна за талию так крепко, что чуть не задушила его.
- Не бойся! – горячо воскликнула она. – Я с тобой.
- Я и не боюсь, - ответил мальчик, чья гордость явно была задета подобным предположением. Этот миниатюрный мужчина сохранял алертную гордую осанку, не отстраняясь от Мэгги и в то же время не уступая её объятиям. - Но нам надо уходить отсюда. Немедленно.

Да! - подумала Мэгги. Конечно! Она сможет вернуться за другими детьми позже, или же Эверетт и Джессика о них позаботятся. Прежде всего, она должна была обеспечить Нуну безопасность, подальше от этого противоестественного тумана.
Но только она приняла решение, как почувствовала, что Нун буквально растворяется в руках. Его тело, казалось, истаивало, становясь таким же туманом, как тот, что клубился вокруг.

- Нет! - в ужасе закричала она, изо всех сил пытаясь удержать мальчика, но испарявшийся ребёнок проскользнул, как дым сквозь пальцы, оставив её в одиночестве и с пустыми руками.
- Нун! – крикнула она так громко, что в горле запершило, но было уже поздно. Мальчик пропал.

Таинственный туман отхлынул, рассеявшись так же быстро и необъяснимо, как и появился, и оставив в спальном помещении троих взрослых, объятых недоумением и ужасом. Не только Нун исчез в тумане - как видела Мэгги, и все ребята попросту растворились.
- Где они? – пронзительно вскричала Джессика, в ужасе вцепившаяся руками в волосы. Ее лицо от шока было белым, как мел, который они иногда использовали на уроках. – Куда они пропали? Где они?

Мэгги чувствовала себя примерно также. Её самообладание терзали панический ужас, грозивший обернуться полноценной истерикой. Как могла полная комната детей просто взять и исчезнуть? Это было похоже на магию – притом чёрную! - но Мэгги никогда не верила в подобное. Я же психолог, чёрт возьми, думала она, стараясь не рассыпаться на части, но всё это сильно походило на какую-то страшную сказку. На Крысолова, уведшего за собой любимых детей всего Хамельна...

- 20 минут до радиационной стерилизации.

Мэгги была так ошарашена необъяснимым исчезновением детей, что понадобилось несколько секунд для того, чтобы до неё дошла вся суровость предупреждения робота-автомата. Стерилизация - ха! - подумала она с горечью. Она понимала, что это был всего лишь смягчённый вариант названия полномасштабного ядерного взрыва. И почему бы и нет? Если дети погибли, с какой бы стати нам остаться в живых?

Эверетт тронул её за руку.
- Мэгги, нам нужно спешить.

Джессика уже спасалась бегством из покинутого дортуара, где оставались Эверетт со своей невестой.
- Нет выбора, Мэгги. Нам надо идти.
- Но дети... - прошептала она. Её глаза обшаривали углы комнаты с рядом двухъярусных кроватей, словно в уме всё никак не укладывалось, что могло исчезнуть сразу так много малышей. Только пустые кровати встречали ее безнадёжный взгляд. – … группа Эпсилон?
- Они ушли, Мэгги. Я не знаю, как, но ушли, - и он взглянул с тревогой на таймер над дверью, отсчитывавший минуты и секунды до термоядерного взрыва. - Пожалуйста, мы должны поторопиться!

Неохотно отвернулась Мэгги от опустевшей спальни, позволяя увлечь себя в коридор, где они присоединились к толпе спасавшихся. Эверетт был совершенно прав, она это понимала; здесь нечего было делать. Кризалис стал Хамельном и то славное будущее, над приближением которого они столько работали, которому посвятили столько трудов, было вырвано у них неизвестными силами. Она могла только надеяться, что, где бы ни были сейчас Нун и его товарищи, это место было очень далеко от радиоактивного ада, каким собирался стать Кризалис.

*****


Я должен был убить этого самодовольного американского ублюдка, когда у меня был шанс! – неистовствовал Дональд Арчибальд Уильямс, набиравший код доступа на электронном замке сверхсекретной лаборатории разработки бактериологического оружия Уровня 4. Его и всегда-то красное лицо просто-таки пылало и было всё в поту вследствие безумной пробежки от жилья, где он, пользуясь случаем вздремнуть, очнулся, почти задохнувшись. Рёв аварийной сирены довёл его до мигрени, тяжёлые удары сердца мучительно отдавались в висках, как и каждый звук тревоги. Я знал, что от него будут проблемы, с той минуты, как его увидел.

Он также послал парочку проклятий по адресу Сарины Каур, втянувшей его в этот чёртов проект. Не то чтобы у него тогда было так уж много вариантов; сорвав завесу с его собственных, весьма неоднозначных с точки зрения легальности попыток клонирования человека – как и с его несчастных жертв - Каур шантажом легко принудила его к вступлению в Кризалис. И вот теперь, когда всё это безрассудное предприятие с грохотом валилось в пропасть, он не мог не задаться вопросом: не лучше ли было ему с самого начала отказаться плясать под чужую дудку?

Громкое шипение раздалось изнутри лаборатории, и герметичная металлическая дверь открылась. Только три человека во всём Кризалисе имели доступ к лабораториям Уровня 4: Каур, Виктор Лозиньяк и он сам. Теперь, когда будущее внезапно стало таким неопределённым, Уильямс намерен был воспользоваться этой привилегией и обеспечить себе страховку, которая в любом случае поможет ему преодолеть поджидавшие впереди житейские бури и непогоду. Ничто иное, как уникальное новейшее биологическое оружие, которое можно использовать в качестве разменной монеты, думал он, формулируя отчаянные новые планы на ходу. Русские просто обязаны заинтересоваться бактериями-любимицами Каур, и есть ещё американцы…

- Внимание. 22 минуты до радиационной стерилизации, - объявил голос по громкоговорителю, продолжая неумолимый отсчёт. Остро ощущая, как быстро тикают секунды, Уильямс оставил без внимания костюмы бактериологической защиты, висящие у входа на Уровень 4, и торопливо прошёл во внутренние помещения лаборатории. Пустые стальные чаны, ожидавшие огромные количества только что прибывшего из Америки пептона, покоились на стерильно белых плитках среди пластиковых труб. Уильямс нервно оглянулся через плечо, почти что ожидая быть захваченным врасплох или Севеном, или Сариной Каур, вошедших как раз вовремя, чтобы поймать его с поличным. Он не был уверен, кого больше страшился. Пожалуй, всё-таки Каур; насколько он знал, Севен никогда хладнокровно не приказывал казнить кого-либо из подчинённых.

Между ним и объектом его импровизированной торговой экспедиции находилась ещё одна герметичная дверь. Потные пальцы набрали удручающе длинную числовую последовательность на вмонтированной клавиатуре, и Уильямс с нетерпением поджидал момента проверить благонадёжность замка. Он с силой потянул за блестящую хромированную ручку двери, через минуту услышал долгожданное шипение выходящего воздуха и поспешно вошёл в сейсмостойкую камеру.

Здесь, за пределами досягаемости всех, кроме доктора Каур и её самых надежных соратников, в прохладе, за толстым слоем металла, хранилась запертая картотека и холодильник, подключённый к собственному генератору на случай какого-либо ЧП. Сперва Уильямс набросился на картотеку, спешно открыв верхний ящик и перебирая ряд плотно стоявших папок. Наклейка, на которой значилось “Carn-Strep—gen.18.7”, обозначала нужную ему папку. Да! - с жадностью подумал он. То, что я искал.

Там находилась расшифровка точной последовательности генов последнего поколения плотоядного стрептококка Сарины Каур. Обладая этим рецептом, как он знал, и некоторыми средствами, кто-нибудь достаточно продвинутый при желании сможет воссоздать страшные плотоядные бактерии, и, возможно, даже улучшить их. Сам Уильямс хотел всего лишь использовать формулу, чтобы купить себе комфортное пребывание на пенсии где-нибудь подальше от тех, кто, может быть, будет его разыскивать. Вест-Индия, скажем, или Южная Америка.

Он кинул быстрый взгляд на соседний холодильник, содержащий живые образцы модифицированных бактерий стрептококка А. Пару минут Уильямс раздумывал над тем, чтобы прихватить с собой тщательно запечатанный образец микроорганизма-убийцы - для дополнительной страховки - но осторожность взяла верх над жадностью. Транспортировка живой, устойчивой к антибиотикам бактерии, пусть и в нерушимом пластиковом контейнере, предвещала солидную нервотрёпку, особенно учитывая неопределённость исхода из Кризалиса.

- За двумя зайцами погонишься… - пробормотал учёный. Формулы бактерии более чем достаточно. Он засунул в карман сложенный лист бумаги с записанной генетической последовательностью, а затем посмотрел в сторону выхода. В его голове будто колокол гудел.

- Внимание. 21 минута до радиационной стерилизации.

Время убираться отсюда, понял Уильямс. Вопреки своему извращённому поступку, он рывком открыл дверцу рефрижиратора, подвергая уязвимые бактерии воздействию комнатной температуры, не говоря уж о грядущей ядерной катастрофе. Вот тебе, шантажистка чёртова, мстительно сказал себе Уильямс. Пусть твои микроскопические маленькие монстры сгорят в пламени вместе со всем этим гнусным местечком!

С украденным рецептом биологического кошмара и наполовину выработанными планами на будущее Уильямс выбежал с Уровня 4 в поисках безопасности - и того, что припасла для него судьба.



запись создана: 11.10.2015 в 17:34

@темы: ТОС. Переводы, ТОС. Книги, Грег Кокс. Евгенические войны