12:56 

Владыка Ада. Часть I, главы 5 - 6.



Глава 5.

В середине ночи Хан был разбужен какими-то пронзительными криками и воплями. Немедленно перейдя от состояния полной разнеженности к состоянию такой же полной боевой готовности, он с фазером в руке вскочил на ноги. Картина, представшая его глазам, была полна смятения и хаоса.
Спавший до того лагерь теперь являл собой кучу сбитых с толку и взволнованных людей, говоривших и кричавших одновременно. Раздалось даже несколько винтовочных выстрелов, но в кого именно стреляли, Хану понять не удалось.

- Что там такое, Хан? – спросила Марла, приподнявшаяся на примитивном ложе, где ещё минуту назад он покоил её в объятиях. В тоне женщины слышалась обеспокоенность, но паники не было. - Что случилось?
- Пока не знаю, - последовал мрачный ответ. Протянув ей нож, который предусмотрительно положил рядом, Хан добавил. - Оставайся здесь.

Источником людского гвалта являлся, судя по всему, полупотухший костёр на другом конце лагеря. Как был, босиком, Хан ринулся в ту сторону, решительно рассекая волны неистовствовавшей толпы.
- Дорогу! – командовал он, распихивая преграждавших путь. - Пропустите меня!
Через несколько секунд он добежал до костра, где виднелись явственные свидетельства ужасной трагедии. Свежая кровь забрызгала скомканные одеяла, лежавшие вокруг очага, а лица ближайших колонистов стали пепельно-серыми от шока и горя. Доктор Гидеон Хокинс, медик колонии, был уже тут, но известного афро-американца ждал не нуждавшийся в лечении пациент, а только следы его крови на простынях.

- Дмитрий! – раздался чей-то истерический возглас. - Он схватил Дмитрия!
Дмитрий Бласко, химик, на Земле работал над программой Хана по созданию биологического оружия. Бласко выжил при разрушении лабораторий во время войны, казалось, для того только, чтобы встретить столь же насильственный конец на Сети Альфа V.
- Кто «он»? - быстро спросил Хан и при звуках его повелительного голоса людской гомон разом стих. – Что значит «схватил»? Когда?
- Какой-то зверь, Повелитель! - воскликнула побледневшая дежурная. Винтовка М-16 американского производства в её руках была обращена дулом в сторону темноты, царившей за изгородью из колючих кустов. Женщина словно ожидала, что в любой момент кто-то бросится на неё из тени. - Он внезапно перепрыгнул через стену, схватил Дмитрия и скрылся прежде, чем кто-нибудь успел сообразить, что происходит!
- Бог ты мой! - воскликнул Хокинс, сжимая бесполезную сейчас аптечку. Отчаяние отразилось на угловатом лице врача, когда-то одного из самых выдающихся хирургов Земли; он вынужден был отказаться от практики накануне Евгенических войн. – Бедный малый!

Хан молча проклял судьбу. Их первая ночь на планете ... и вот уже один человек потерян. Он надеялся, что горящие костры и колючие кусты будут держать диких зверей на почтительном расстоянии, но теперь стало ясно, что он недооценил их лютость. Или степень их голода.

- Что за зверь? - спросил он.
- Не могу сказать с полной уверенностью, Ваше превосходительство, - ответила явно расстроенная женщина-охранник. Хан узнал в ней Парвати Рао из его дворцовой стражи. - Было темно, и все случилось так чертовски быстро...
Она рылась в памяти, удерживая взгляд и винтовку нацеленными в опасную тьму.
- Что-то вроде льва, мне кажется, или тигра ... но больше, массивнее!
Хан кивнул. Расплывчатое описание Рао звучало вполне правдоподобно – бескрайняя степь была бы идеальной средой обитания для подобного хищника.

Он подошёл вплотную к изгороди, которая не спасла Бласко. По верху колючих ветвей шла вереница капель крови. Это кровь химика или зверь сам поцарапался о шипы?
- Осторожнее, Ваше превосходительство! – раздался низкий голос. Хан нисколько не удивился столь быстрому появлению Хоакина на месте происшествия. - Зверь может быть поблизости!
Хан поднял фазер.
- Ты прав, мой друг, - согласился он. - Я настороже.
И он устремил взгляд поверх стены в первобытную ночь, надеясь уловить движения таящегося в ней монстра.

Однако сочетание света звёзд и сияния Сети Альфа VI давало весьма скудное освещение, и даже превосходное зрение Хана не могло приподнять покров непроглядной ночи, не говоря уж о том, чтобы проникнуть под сень травы и кустов. Там могли бы затаиться десятки, даже сотни кровожадных хищников, обитавших в этой саванне и ничем не выдававших своё присутствие.
"Тигр, тигр, ночной кошмар,
Затаённый в чаще жар...."
На мгновение ему почудился блеск пары янтарных глаз, смотревших на него из тени под группой пальм. Его палец лёг на спусковой механизм фазера, но он не хотел попусту тратить драгоценную энергию.
- Хоакин! – тихо подозвал он телохранителя. – Подойди!
Но к тому времени, как гигант-израильтянин подошёл к Хану, светящиеся глаза исчезли, словно животное припало к земле.
- Что там, Повелитель? – спросил Хоакин.
- Теперь ничего, - ответил Хан, покачав головой. – Может, там ничего и не было.

Хан отошёл от ограды. Выслеживание зверя придётся отложить до утра, однако меры предосторожности следовало удвоить. Возможность второго нападения была вполне реальна.
- Разожгите костры посильнее и удвойте часовых, - приказал он Рао. - В случае необходимости используйте все дрова, что есть, завтра соберём ещё.
Его глаза изучали лагерь в поисках наиболее безопасных зон.
- Скажите всем, пусть переместят одеяла ближе к центру лагеря, подальше от изгороди. Нам нужно держаться на максимальном расстоянии…
Леденящий душу вопль, раздавшийся с другой стороны лагеря, прервал Хана на полуслове. Марла! - подумал он в тревоге, прежде чем осознал, что крик доносился немного не с того направления.

Выхватив из огня горящий сук, Хан бросился к месту нового нападения, прыгая через костры и уклоняясь от колонистов, в панике бегущих ему навстречу. Хан чувствовал себя как лосось, с трудом прокладывающий путь против течения, но очутился в северо-западном углу лагеря как раз вовремя, чтобы мельком заметить нечто громадное и косматое. В красноватых отблесках догоравшего костра был виден также человек, беспомощно бившийся в огромной пасти этого дикого существа. Воздух был пропитан густым запахом свежепролитой крови.
Чудовище сделало прыжок и мощные задние лапы легко подняли его над изгородью из колючих кустов. Нет, мстительно подумал Хан, теперь ты от меня не уйдёшь! С молниеносной быстротой он прицелился, яркий малиновый луч прошил темноту и жуткий рёв боли и ярости доказал, что выстрел достиг цели.

Раненое животное по инерции пролетело над оградой и рухнуло в заросли по ту сторону; секундой позже до ушей Хана донёсся какой-то треск, шелест высокой травы, но неистовый шум почти сразу стих. Интересно знать, оно мертво, думал Хан, или просто затаилось?
Его так и тянуло выйти и поискать тушу, но здравый смысл подсказывал дождаться рассвета, учитывая, что за колючим барьером вполне могли бродить целые стаи этих хищников. Кроме того, было и более неотложное дело: надо было узнать, кто погиб.

- Кто? - спросил он у двух зрителей, привлечённых вспышкой фазера Хана. Это были близнецы Даниэль и Эми Катцель, их генетические профили отличались только одной хромосомой.
- Горински, - ответил Даниэль.
- И Лютьен, - добавила Эми.
Двое? При этих новостях сердце Хана упало. Он видел, как унесли только одну жертву.
- Оба? - недоверчиво спросил он.
Брат и сестра в унисон кивнули.
- Было две атаки, - пояснила Эми, - одна за другой.
Её передёрнуло при этом воспоминании.
- Горински стояла на страже, - рассказывал Даниэль, - но это существо схватило её прежде, чем она смогла сделать хоть один выстрел.
Лежавшая на залитой кровью земле винтовка подтверждала слова мужчины.
– И тогда второй зверь перескочил через забор и набросился на Лютьена...

Та-а-ак, подумал Хан, эти животные ещё и охотятся группами. Полезные сведения, но куплены уж слишком дорогой ценой. Двое мужчин и одна женщина, подвёл он итог потерям. Одним махом численность населения Нового Чандигарха сократилось.
Хан сжал кулаки; в его душе бушевали бессильная ярость и отчаяние. Он проделал путь через всю Галактику и три столетия вместе со своими товарищами не для того, чтобы они пошли на корм разным местным хищникам! Он поднял винтовку и бросил оружие Хоакину, который, как и доктор Хокинс, даром времени не терял и сейчас привычно занял место подле Хана.
- Ступайте к другим, - приказал он Эми и Даниэлю, которые посматривали на фазер Хана так, словно он был их единственной надеждой. - Хоакин и я подежурим.

Как статуя стоял Хан позади окроплённой кровью колючей изгороди и все органы чувств сверхчеловека были нацелены туда, где подстерегали добычу окружавшие лагерь грозные тени. Когда и где, спрашивал он себя, демоны ночи вновь нанесут удар?

Нет, больше сегодня спать он не будет.
И, как он подозревал, никто другой тоже.

Глава 6.

Останки Эрика Лютьена обнаружились меньше, чем в трёх метрах от ограды лагеря. Всё, что осталось от несчастного сверхчеловека - несколько вызывающих дрожь ужаса обрывков плоти и осколки костей, в том числе начисто скальпированный череп. Высокая трава была вымазана засохшей кровью; крылатые санитары, напоминавшие доисторических размеров земных кондоров, уже слетались к остаткам пиршества неведомого хищника. Хан был вынужден отогнать огромных птиц винтовочным выстрелом, прежде чем смог подойти к костям.

- Соберите останки, - приказал он спасательной партии, с восходом солнца вышедшей из лагеря.
Было ещё далеко до полудня, но обволакивающе-душная жара была точь-в-точь, как в мартовской Калькутте. Затвердевшая на солнцепёке земля вокруг лагеря не сохранила никаких отпечатков, но было достаточно легко следовать через высокую траву по кровавой дорожке к месту ужина убийцы Эрика.
- Ни один из моих последователей не станет добычей падальщиков, раз в моих силах этому воспрепятствовать.

Он тщетно искал глазами труп самого зверя. Предавалось ли это животное кровавой трапезе, невзирая на раны, или бросило тело колониста и другой хищник случайно на него наткнулся? Вопреки своим словам Хан опасался, отыщутся ли также легко останки Бласко и Горински. С той же долей вероятности их могли унести далеко в степь.
Весьма зловещее утро их первых суток на Сети Альфа V.

- Бог ты мой, Хан! - воскликнула Марла, отводя глаза при виде чудовищной картины. Ее алебастровая кожа стала ещё бледнее, и Хан боялся, что её сейчас стошнит. – Какой кошмар!
Без сомнения, наблюдать сцены подобной зверской расправы в мирном XXIII веке можно было редко, однако Хан, выходец из другой, куда более жестокой эпохи, не моргнув глазом смотрел на кровавое зрелище.
- Тебе нужно выучиться быть сильнее, - посоветовал он женщине без всякой недоброжелательности. – Мы теперь живём в первобытном мире, где природа орудует зубами и когтями.
- Знаю, - ответила она сдавленным от лёгкой дурноты голосом. С явным усилием Марла взяла себя в руки, усмирив рвотные позывы, и заставила себя наблюдать за тем, как Парвати Рао собирала раскиданные по траве останки. - Я постараюсь, - пообещала она Хану.
Он улыбнулся, довольный выказанным ею мужеством. Изначально он сомневался, что её решение присоединиться к розыскной партии было мудрым, но памятуя инцидент с Зулейкой Уокер, он понимал, почему она не захотела оставаться в лагере. Хорошо, подумал он, что при этом она не оказалась обузой.

- Вы совершенно уверены, Повелитель, что вы поразили зверя?
Харульф Эрикссон вытянул шею и сделал вид, что старательно разыскивает раненого зверя. Насмешливый подтон в его голосе противоречил вполне безобидной формулировке вопроса.
- Может быть, впопыхах или из-за темноты вы промахнулись?
Хан охотно оставил бы Эрикссона в лагере так же, как и Марлу, хотя и по совершенно разным причинам. Но лучше уж иметь ухмыляющегося скандинава под рукой, чем давать ему возможность мутить воду в отсутствие Хана. Как гласит поговорка, держи своих друзей близко, но врагов ещё ближе.
- Моя рука была тверда, - возразил Хан. Больше никаких нападений на лагерь после того, как он подстрелил убегавшего зверя, не было. Кроме всего прочего, это значило, что луч фазера распугал стаю этих хищников. Хану трудно было представить, что какое бы то ни было животное из плоти и крови, сколь бы сильным и наводящим страх оно ни было, могло уйти далеко, получив в бок заряд установленного на поражение фазера.
- Так где же тогда, Ваше превосходительство, труп? – сардонически вопросил Эрикссон, что вызвало убийственный взгляд Хоакина, зловеще-многозначительно поднявшего винтовку.
Хан сделал другу знак успокоиться: сейчас над ними довлели более существенные угрозы, чем насмешки Эрикссона. В самом деле, где труп-то?

- Хан, посмотри-ка во-он туда!
Марла указывала на запад, где стая гигантских кондоров описывала круги в небе. Что-то явно привлекло внимание санитаров, какая-то падаль, укрытая в зарослях кустарников и молодых пальм примерно в полутора километрах. Возможно, это было искомое животное, а может, тела двух пропавших жертв, или и то, и другое.
- Отличное наблюдение, - одобрительно сказал Хан и обратился ко всему отряду. – Нам туда!
- Как прикажете, - сказал Эрикссон с сомнительным почтением в голосе.
Хоакин пошёл впереди, прорубая трёхсотлетним мачете путь через густой кустарник.

Отряд продвигался медленно; солнце пылало уже высоко над горизонтом, и красный комбинезон Хана вскоре стал мокрым от пота. Однако устаивать привал было рискованно, ведь судьба раненого хищника оставалась неясной. На тот случай, если здесь и при дневном свете таились опасности, Хан держал фазер наготове.

Донёсшееся откуда-то слабое мычание заставило его посмотреть в ту сторону как раз вовремя, чтобы узреть стадо пасущихся в саванне огромных бизоноподобных животных. А вот и естественная пища тех хищников, что наведались в лагерь прошлой ночью, размышлял Хан. И, возможно, подходящая добыча для нас.
Отряд ненадолго остановился, разглядывая травоядных.
- А это прелюбопытно, - сказал Хан Марле, которая втайне была благодарна за эту небольшую передышку. - Для инопланетного мира здешние флора и фауна кажутся странно привычными. Кондоры, зубры, пальмы, какая-то разновидность больших хищных кошек... Я скорее ожидал бы увидеть внеземные формы жизни, что-нибудь более экзотическое.
- Такого рода параллельная эволюция, что удивительно, прослеживается во всей известной нам Галактике, - сообщила ему Марла, отирая струившийся по лбу пот. - Вспомни мистера Спока, например. Его народ, вулканцы, поразительно похожи по внешнему виду на людей, несмотря на то, что эволюционировали на другой планете в далекой солнечной системе.
Её ореховые глаза всматривались в нетронутый рукой человека ландшафт.
- Глядя на всё это, я склонна предположить, что с точки зрения биологии Сети Альфа V находится где-то на уровне эры земного плейстоцена с поправкой на тенденцию к гигантизму крупных позвоночных.
Она посмотрела вверх, где парил огромный кондор. По оценке Хана, размах крыльев этой птицы составлял почти шесть метров.
- Конечно, - добавила Марла, - слишком рано, чтобы утверждать что-то со всей определённостью.
- Говоришь прямо как учитель истории, - улыбнулся ей Хан. Теория Марлы пришлась ему по вкусу – почётнее покорить мир гигантов, чем планету каких-нибудь пигмеев. В эпоху плейстоцена доисторический человек выжил и процветал. Хан и его люди, находящиеся на невообразимо более высокой ступени развития, тем более это сделают.
- Вперёд, - нетерпеливо обратился он к своим спутникам, желая вернуться поскорее к государственным делам. - Давайте завершать.

Достигнув, наконец, зелёной чащи, они были вознаграждены видом какого-то большого, рыжеватой масти зверя, растянувшегося в перистой тени группы пальм и платанов. Неподвижная задняя часть была скрыта подлеском, но кошачья голова и передние лапы были отчётливо видны. Изумлению Хана не было предела: верхнюю челюсть огромной кошки украшала пара огромных бивней!
- Саблезубый тигр! – пробормотал он.
- Smilodon Fatalis, - подтвердила Марла, её гипотеза выглядела всё правдоподобнее и правдоподобнее. - Такие бродили по Земле более миллиона лет назад. Во время плейстоцена, если быть более точной.
Зверь достигал по меньшей мере метра в длину, возможно и больше. Хан прикинул, что массивное тело должно было весить не менее двухсот килограмм. Громадные острые клыки были размером с кинжал, а необычайно крепкие передние лапы выглядели достаточно мощными, чтобы свалить бизона, не говоря уж о взрослом человеке. Коричневые с золотом полосы разрисовывали мохнатую шкуру, обеспечивая хищнику отличное укрытие в чуть выгоревшей к лету траве.
Отметина от ожога на правом боку ясно указывала, что это действительно был тот самый зверь, в которого стрелял Хан.

- Он мёртв? - спросил Хоакин, предусмотрительно встав с мачете наголо между Ханом и неподвижным саблезубом, но Хан отстранил телохранителя, чтобы получше рассмотреть животное.
Выглядела большая кошка вполне безжизненной: смилодон лежал на земле, не издавая ни единого звука, его глаза были закрыты. Несколько мегакондоров, побеспокоенных людьми, торопливо удалились от туши и расселись в кронах близлежащих пальм, но Хан не видел никаких признаков того, что падальщики уже начали кормиться у трупа.
Почему они выжидают?

Парвати Рао, которой выпала крайне неприятная обязанность собрать изуродованные останки Лютьена в холщовый мешок, была менее терпеливой.
- Проклятое чудовище! – рявкнула она на людоеда и упёрла в полосатую морду дуло винтовки. – Ты должен был сдохнуть, а не Лютьен, Бласко и Горински!
- Стой! – крикнул предупреждающе Хан, но обезумевшая от жажды мести женщина-воин не обратила на это восклицание никакого внимания.
Сзади раздался электронный гул, Хан обернулся и увидел Марлу, сканирующую саблезубую кошку трикодером.
- Берегись! – закричала она. – Он жив!

Как будто уловив смысл этих слов, «мёртвый» смилодон вдруг взревел. Янтарные глаза сверкнули дикой яростью, пасть оскалилась, обнажив клыки и острые как бритва зубы. Свирепый рык совершенно заглушил голос Марлы.
Быстрый как молния взмах передней лапы - и выскочившие когти впились в Рао, в мгновение ока располосовав левое бедро. В ужасе закричав, женщина упала на землю и хищник ринулся в атаку...
Малиновый луч ударил зверя прямо между глазами. Смилодон встал на дыбы, безуспешно цепляясь когтями за воздух, а затем как камень рухнул на травянистый дерн. Выключив фазер, Хан послал быстрый взгляд Марле.
- Теперь кончено, - сказала она, держа трикодер направленным на смилодона. - Он мертв.

Но не так быстро, как хотелось бы, с горечью подумал Хан. Опустив фазер, он поспешил к Рао. Горячая кровь бежала из глубоких ран по бедру индианки, стиснувшей зубы от невыносимой боли. Хан на мгновение пожалел, что не включил в поисковый отряд Хокинса; он сделал так просто потому, что не склонен был рисковать единственным врачом колонии.
- Аптечку! - крикнул Хан.
Марла торопливо протянула ему одну из многочисленных аптечек Звёздного флота, предусмотрительно оставленных колонистам капитаном Кирком. Препараты, так же как и футуристического вида инструменты, были Хану абсолютно незнакомы, и он отошёл, уступив место Марле. Сейчас он молился только о том, чтобы её флотская подготовка включала навыки оказания первой помощи и хоть какие-то знания о полевой медицине.

- Спаси её, - коротко сказал Хан. - Я не могу потерять ещё одного верного мне солдата.
Марла сглотнула.
- Я историк, а не врач, но сделаю всё, что смогу, - обещала она, проводя над ранами Рао небольшим ручным сканером. - Сломанные кости, разорванные сосуды ... это выглядит плохо.
Она вынула из аптечки серебристый металлический прибор и прижала его к плечу Рао. Хан услышал шипение сжатого воздуха.
- Это должно помочь унять боль, - пояснила Марла, и Хан отметил на лице Рао признаки немедленного облегчения. Марла потянулась за каким-то подобием хирургического лазера. - Теперь я попробую остановить кровотечение.

Действуя довольно сноровисто, Марла остановила кровь и перевязала раны, заключив верхнюю часть ноги в нечто вроде быстро схватывающегося гипса.
- Это на первое время, - сказала она Хану, - но мы должны доставить её в лагерь, к врачу. Ей нужен отдых, чтобы оправиться от шока и потери крови.
- Разумеется, - согласился Хан.
По его указанию Хоакин и Эрикссон мигом соорудили из веток простые носилки-волокуши и осторожно положили Рао на подстилку из травы и листьев. Несмотря на всю серьёзность ситуации, Хан испытывал некоторое удовлетворение, впрягая Эрикссона в эти своеобразные носилки с лежавшей на них Парвати.
- Вперёд! - приказал он скандинаву.
- Присматривай за пациенткой, - добавил он, обращаясь к Марле, и бросил на запятнанный кровью подлесок оценивающий взгляд. - Хоакин и я скоро последуем за вами. Мне нужно ещё кое-что сделать.
Марла выглядела озадаченной, но вопросов не задавала. Вера и благоразумие, одобрительно отметил он, весьма похвальные качества в женщине.

Он проводил глазами Марлу и Эрикссона, тащившего волокуши, и повернулся, чтобы осмотреть мёртвого смилодона и близрастущий кустарник. Тщательное изучение не выявило ни каких-либо следов двух пропавших колонистов, ни признаков присутствия других саблезубых. Хан заключил из этого, что раненому смилодону удалось найти относительное укрытие в чаще, но, вероятно, его постоянное логово было где-то ещё.
Я отыщу это логово, поклялся он, но не сегодня.
Хан кивком головы подозвал Хоакина и вытащил из-за пояса кинжал. Опустившись на колени рядом с бездыханным зверем, он приподнял его голову за уши и одним взмахом перерезал горло.
- Давай заберём трофей, - сказал он телохранителю.

***

Как Хан и предвидел, его появление в лагере с золотисто-коричневой шкурой людоеда спустя время, потребовавшееся на свежевание немаленькой туши, вызвало очень бурную реакцию. Возгласы искренней радости и крики облегчения сопровождали Хана, пока он, накинув на плечи полосатую шкуру, как древний Геркулес, проходил по Новому Чандигарху. Шедший за ним Хоакин был нагружен бивнями хищника и изрядным количеством мякоти.
- Сегодня на ужин свежее мясо! – несколько театрально провозгласил Хан. – Обойдёмся без благотворительности Звёздного флота!
За этими словами немедленно последовал взрыв ликования, но Хан был не таким глупцом, чтобы полагать, что одна мёртвая кошка – и конец угрозе со стороны саблезубых. На Сети Альфа V пролилась первая кровь, и хотя Хан видел, что эта кровь частично отомщена, но в сердце своём чувствовал - основные сражения за колонию только начались.
Тяжело в учении – легко в бою, как гласит пословица, подумал он. Здесь это так же верно, как и везде.

В его отсутствие укрепления Нового Чандигарха были значительно усилены. Забор из шипастых кустов стал вдвое выше, а буферная зона голой земли простиралась уже на два метра. Огромные стальные грузовые контейнеры, установленные внутри ограды по четырём сторонам света, служили сторожевыми башнями. Прожекторы, запитанные от портативного генератора, стояли наверху этих импровизированных наблюдательных вышек.
Превосходно, подумал Хан. Саблезубым хищникам, привыкшим скрадывать добычу, будет нелегко застать их ночью врасплох. Он очень хотел, чтобы принятые меры безопасности избавили лагерь от дальнейших бесчинств, по крайней мере, пока они не раздобудут достаточно подходящего материала, чтобы построить крепкий высокий частокол. Громоздкие грузовые контейнеры смотрелись настолько внушительно, что Хан сделал зарубку в памяти: надо будет преобразовать их в ангары или крепкие боксы для хранения особо ценных грузов после того, как из них вынесут провиант.
Палатки плотного трёхсотлетнего брезента, извлечённые из запасников «Ботани Бэй» и теперь раскинутые в лагере, обеспечили укрытие от подступавшей ночи.

Хан навестил Парвати Рао, благополучно перенёсшую волокуши, и тщательно осмотрел посёлок. Он был рад заметить, что, как он и приказал, каждый колонист, как мужчины, так и женщины, был вооружён винтовкой, пистолетом, клинком или же топором. Для начала неплохо, пришёл он к выводу, но нам нужно больше оружия. Сгодятся копья, луки, стрелы...
Единственный фазер Нового Чандигарха надёжно висел у него на поясе, но Хан знал, что он не сможет бесконечно на него полагаться. В конце концов его энергия иссякнет, также, кстати, как и ограниченный запас пуль и пороха. Чем скорее колония наладит производство собственного вооружения, тем лучше.
Но сначала Хана ждала более мрачная обязанность.

- Гибель наших любимых товарищей - Эрика Лютьена, Дмитрия Бласко и Нади Горински - отрезвляющее напоминание о стоящей перед нами сложной задаче покорения этого сурового мира. Но нет причин отчаиваться, - обратился Хан к своему народу. - Я хотел бы напомнить вам, что каждый из нас уже однажды обманул смерть, пробудившись для новой жизни через сотни лет, в то время как враги наши давно канули в Лету.
Панихида состоялась незадолго до заката, до того, как на лагерь опустилась ещё одна ночь возможного террора. Чтобы уберечь от дальнейшего осквернения дикими зверями останки Лютьена, их кремировали. То, что тела двух других жертв до сих пор не были найдены, беспокоило душу Хана, хотя он постарался сдержать горечь в голосе, проводя церемонию.
- В память наших покойных друзей мы обязаны мужественно и решительно преодолеть стоящие перед нами трудности. Только воздвигнув империю на лоне этой неприступной девственной природы мы сможем быть уверены, что имена наших товарищей будут помнить вечно!

На угрюмых лицах собравшихся плясали отблески костра. Его треск и летящие огненные искры походили на гнев, пылающий глубоко в сердце Хана.
Однажды, в самое ближайшее время, пообещал он себе, я поохочусь на саблезубов. В их собственном логове.

Предыдущая глава здесь


@темы: Чехов, ТОС. Переводы, ТОС. Книги, Сулу, Спок, МакКой, Кирк, Грег Кокс. Владыка Ада, Эпизодические персонажи

Комментарии
2015-03-14 в 09:15 

helen stoner
I don't believe in the no-win scenario (c)
Спасибо!

     

TOSонулся сам, TOSони другого

главная