12:43 

Владыка Ада. Глава 4.



К закату на пологом берегу реки, которую Хан уже окрестил рекой Каур в честь своей трагически погибшей матери (прим.переводчика: Сарина Каур, учёный-генетик, погибла 18 мая 1974 года при взрыве ядерного реактора в подземных лабораториях - 1-ая книга трилогии.) - создателя проекта Кризалис, лагерь в основном был заложен. По указанию Хана высокая, по грудь, трава была скошена и настил из красновато-коричневого грунта образовывал круг метров пятидесяти в диаметре. Стена из специально выкорчеванного терновника окружила лагерь, чтобы преградить путь ночным хищникам саванны. С этой же целью в лагере несли дежурство несколько вооружённых ружьями часовых. С десяток дымивших костров, призванных служить дополнительной защитой, горели внутри ограждения, давая свет и тепло. В темно-фиолетовом небе, словно дилитиевые кристаллы, сверкали звезды.
- Я чувствую себя путешественницей во времени, - диктовала Марла трикодеру, закончив описание поселения, - попавшей, возможно, как раз в XVIII век, в период основания колонии Ботани-Бей в Австралии...
Колонию, напомнила она себе, заселяли преступники, приговорённые к каторге и высланные из Англии. Бывшие в их числе женщины были осуждены за воровство и проституцию. Марла подумала, что, как офицер Звездного флота, изгнанная за бесчестный поступок, она бы в чём-то им соответствовала.

В её душе боролись вина, страх и вдобавок азарт, который нельзя было отрицать. Хотя она всегда будет сожалеть о том, что нарушила Устав и предала капитана Кирка, при мысли о строительстве новой жизни вместе с Ханом она в глубине души испытывала восторг. Всю жизнь Марла ощущала себя не на своём месте и не в своём времени, мечтая о великих деяниях - и великих людях - прошлого. Наконец-то она сама будет творить историю рядом с одной из самых энергичных и харизматичных фигур в истории человечества: Ханом Нуньен Сингхом.
Она не была наивной. Будучи историком, она знала, что на первых порах новая жизнь будет трудна и опасна. Первое поколение колонистов Ботани-Бей в течение почти пяти лет существовало, постоянно балансируя на грани голодной смерти, отвоёвывая право на жизнь в стране, где они были чужаками. Многие первопроходцы вовсе не перенесли этот сложный этап и погибли от болезней, голода и даже стали жертвами каннибализма.
Но у них не было такого лидера, как Хан! - яростно напомнила себе Марла. Она верила в него. Вместе они одержат победу над всем, что Сети Альфа V для них припасла. До тех пор, пока они есть друг у друга, это будет стоить того.

Пересекая лагерь, Марла взглянула на светящийся дисплей трикодера. Она обещала Хану провести полную инвентаризацию припасов колонии и хотела убедиться, что ничего не забыла.
Ночь была жаркая и сухая, роились и раздражающе жужжали насекомые. Теоретически, по прогнозам «Энтерпрайза», они прибыли сюда в самый разгар жаркого сезона, за несколько месяцев до сезона дождей. Марла подняла глаза на звёзды. Будем надеяться, что к его началу у нас появится крыша над головой, подумала она.

На фоне незнакомых созвездий резко выделялось небесное тело - большой оранжевый шар, похожий на небольшую луну. Это, должно быть, Сети Альфа VI, догадалась она: безжизненная планета была ближайшей соседкой Сети Альфа V. Из брифинга на борту «Энтерпрайза» Марла помнила, что обе планеты в настоящее время находились на синхронных орбитах. Это означало возможность в течение следующих нескольких месяцев часто наблюдать Сети Альфа VI на небосклоне. Марле было интересно знать, ступят ли когда-нибудь на эту планету она и потомки Хана, накопят ли достаточно ресурсов для выхода в космос. Учитывая, что колония начинала с азов, для этого потребуется смена многих поколений...

Поискав глазами Хана, она увидела его невдалеке, что-то напряжённо обсуждавшего с Лиамом Макферсоном. Как говорил Хан, долговязый рыжеволосый шотландец был во время Евгенических войн одним из его главных научных советников, и Хан, очевидно, прислушивался к мнению Макферсона относительно будущего Нового Чандигарха.
Марла остановилась, не желая прерывать явно занятого Хана, а, увидев в нескольких шагах от Хана стоявшего на страже и скрестившего руки поверх широкой груди Хоакина, и вовсе почувствовала себя неуютно. Бандитского вида телохранитель не оставлял Хана ни на минуту, и Марла с трудом выносила его постоянное присутствие, особенно когда вспоминала нанесённый им лейтенанту Ухуре зверский удар. Слава Богу, Хан не позволил Хоакину повторить это; мужчина и так явно перестарался.
Как будто услышав эти мысли, Хоакин повернул голову в сторону Марлы. Его вечно насупленный вид стал ещё мрачнее, во взгляде таилась неприкрытая вражда. Наши чувства взаимны, поняла она и, несмотря на удушающую жару, мурашки озноба побежали по её спине.
Зловещий взор свирепого телохранителя был ей неприятен, поэтому Марла отвернулась и направилась к ближайшему костру. На самом деле ей не было холодно, но она рассчитывала, что дым мог отогнать облако окружавших её гнусо- и комароподобных существ. В очередной раз отмахнувшись, впрочем, без особого успеха, от этих вредителей, она перепроверила перечень. Ага, «Энтерпрайз» оставил нам около десятка мощных плазменных ламп. Они должны проработать двадцать пять лет или около того. И есть ещё примерно 250 килограммов кремниевого термобетона. Интересно, сколько укрытий из этого можно построить?

Сосредоточившись на трикодере, она неожиданно налетела сзади на какую-то женщину. Женщина, по виду настоящая амазонка, с тёмной кожей и заплетёнными чёрными волосами, сердито повернулась к Марле.
- Смотри, куда прёшь, ты, флотская шлюха!
Ядовитый тон женщины застал Марлу врасплох.
- Извините, - поспешно сказала она. - Я прошу прощения.
- Это, интересно, за что же? – подбоченилась женщина. - За твою неуклюжесть или за то, что дважды помешала нам на «Энтерпрайзе»?
Из-за полуночной жары разгневанная женщина отказалась от комбинезона в пользу одежды из легкой золотистой сетки, в которую была облачена в анабиозе. Сверкающие металлизированные волокна облегали скульптурные контуры сильного тела и великолепно развитые мускулы.
- Не думай, чтобы кто-нибудь здесь забыл, кто выпустил Кирка из декомпрессионной камеры!

Марла попятилась, прекрасно сознавая, что эта амазонка была на голову выше и по крайней мере в пять раз сильнее.
- Мне очень жаль! – попыталась она оправдаться. Не то чтобы она ждала от женщины понимания. - У меня не было выбора. Капитан бы умер!
- Тоже мне потеря! - с усмешкой проговорила амазонка. - Он такой же незначительный человечишка, как и ты.
Она продолжала наступление на Марлу, а со стороны сидевших у огня донеслись грубый смех и поощрительные выкрики.
- Покажи ей, Зулейка!
- Преподай мисс-двадцать-третий-век урок!
- Разможжи ей череп!
Неужели весь лагерь хочет видеть меня мёртвой? - в отчаянии спрашивала себя Марла. По-видимому, сомневаться в этом не приходилось.

Женщина (Зулейка?) с силой толкнула Марлу, и та почувствовала, что земля внезапно ушла из-под ног. Марлу отбросило на несколько метров, будто к ней привязали неисправный реактивный ранец. Рухнув в пыль, она ещё несколько показавшихся бесконечными секунд по инерции скользила плашмя, прежде чем, наконец, остановиться. Ошеломленная падением, женщина подняла голову как раз вовремя, чтобы увидеть, как Зулейка выхватила из костра горящий сук и устремилась к Марле с явным намерением с ней покончить.
- Ты не одна из нас! - выплюнула женщина, возвышаясь над упавшей. Она подняла факел высоко над головой, в то время как Марла силилась вспомнить хоть какие-нибудь приёмы самообороны, которыми у неё не было случая воспользоваться со времён Академии. - Тебе здесь не место!
Это нечестно! - подумала Марла, поднимая руку в безнадёжной попытке блокировать грядущий удар. Я историк, а не боец!
Факел устремился вниз, рассыпав, как метеор, во все стороны вихры искр и Марла сжалась в ожидании огненного удара. Она уже чувствовала на лице опаляющий жар пламени.

- Что это значит?! – властным голосом воскликнул кто-то. Сильная рука схватила Зулейку за запястье, перехватив факел на полдороге. Внушительная тень упала между Марлой и её врагом. – Прекрати немедленно!
Пылающий огненный шар отодвинулся и Марла бросила взгляд поверх пламени. Лицом к лицу с Зулейкой стоял Хан, крепко сжимая руку амазонки в своей.
- Объяснись! - потребовал он, надавив так сильно, что Зулейка взвизгнула от боли.
При виде разъярённого Хана высокомерие женщины куда-то испарилось.
- Повелитель! - выпалила она и безупречные черты её лица выражали тревогу. - Она предала тебя!
- Это касается только меня и её, - резко оборвал он женщину, разжав пальцы. Зулейка, опустив факел, отшатнулась. Её взгляд в панике метался в поисках поддержки, но никто не выступил в её защиту, даже те, кто с энтузиазмом аплодировал минутами ранее.

С презрением отвернувшись от Зулейки, Хан наклонился и предложил руку Марле. Волна облегчения поднялась в душе Марлы от его прикосновения, придав смелости, и она снова порадовалась его силе, когда он легко поставил её на ноги.
Жестом собственника Хан положил руку ей на плечо.
- С тобой всё хорошо? - настойчиво спросил он. – Может быть, позвать врача?
Марла вспомнила, что среди последователей Хана был один врач. Его звали Хоукинс, или Хокинс, или как-то наподобие.
Скорее напуганная, чем раненная, она отрицательно покачала головой.
- В этом нет необходимости, - прошептала она. С моей-то везучестью врач тоже захочет меня прикончить!

Удовлетворённый ответом, Хан снова обратил внимание на Зулейку.
- Постарайтесь уяснить, все вы, - заговорил он, возвысив голос с тем, чтобы весь лагерь мог услышать каждое слово. - Эта женщина находится под моим покровительством и любой, кто осмелится угрожать ей, будет держать ответ передо мной! – Хан обвёл лица присутствовавших колонистов грозным взглядом. – Я выразился достаточно ясно?
Нестройный хор поддакнувших голосов был ответом на этот вопрос, но Марла не могла не отметить неохотный, вялый характер откликов. Для её разочарованных провалом попытки захвата товарищей по несчастью она всё ещё была персоной нон грата, невзирая на диктат Хана. Поздравляю, Марла, уныло сказала она себе, ты умудрилась стать изгоем даже среди ссыльных.
Она сморгнула набежавшие слезы, измотанная как ужасом неминуемой смерти, так и своим своевременным спасением. Её ноги подкашивались, и она поникла, оперевшись на Хана.
Он всё, что у меня есть, поняла она. Без Хана я оказалась бы в полной изоляции.

В степи, за мерцающим сиянием костров, какой-то зверь испустил громоподобный рёв, и от смутного страха по телу Марлы прошла дрожь.

***

Ужин состоял из флотских пайков в саморазогревающихся упаковках. Хотя Хан с самого начала поставил задачу, чтобы колония как можно скорее стала самодостаточной, и рассчитывал приберечь провизию с «Энтерпрайза» и «Ботани-Бей» на случай экстренных ситуаций, для первого вечера на Сети Альфа V он сделал исключение. Завтра они смогут начать охотиться.

Марла сидела в одиночестве у тлеющего костра на внешней окраине лагеря, копируя записи личного дневника на диск; как она надеялась, эти данные когда-нибудь станут источником ценной информации о первых днях Нового Чандигарха. Издали она видела Хана: он останавливался на несколько минут у каждого костра, смеясь и подбадривая людей. Марла понимала, что это было нужно для поддержания общего морального духа, но, несмотря на это, не могла избавиться от ощущения потерянности, словно первокурсник Академии, впервые угодивший в бурлящий университетский котел. Очевидно, веселье и дух товарищества, исходившие от других костров, только усилили чувство изоляции.

Там, за оградой лагеря, окутанная ночной темнотой саванна, с её таинственными шорохами и вскриками, жила своей жизнью. Неизвестный зверь рыкнул и испустил долгий вой, что заставило Марлу пожелать более глубоких знаний по ксенобиологии. Надоедливые насекомые, не обращавшие внимания на дым, становились с каждым часом всё агрессивнее, гудели у ее лица и атаковали каждый сантиметр незащищенного тела. Муравьи-вампиры с Борго III по сравнению с ними были вегетарианцами.
Марла поймала себя на том, что тоскует по климат-контролю «Энтерпрайза». Прекрати немедленно, прошептала она, слишком поздно плакать по убежавшему молоку. Где постелила – там и спи.

Она запила тушеные помидоры и обезвоженные яйца последним глотком воды из походной фляги. Кипячёная вода была тёплой и безвкусной, но она мигом допила всё и обнаружила, что хочет ещё. Увы, прогулка вниз к реке Каур для пополнения запасов воды была бы не лучшим вариантом: Линг и ее отряд сообщили о больших плотоядных рептилиях, обитавших на мелководье.
Марла не удивилась бы наличию и других хищников, бродивших сейчас по этим инопланетным дебрям. У «Энтерпрайза» не было времени для полноценного исследования биосферы. По крайней мере, нам не нужно волноваться относительно враждебно настроенных туземцев, подумала она, уж об этом капитан Кирк позаботился – Сети Альфа V была необитаема.

Ночной мрак стал совершенно непроглядным к тому времени, когда Хан окончательно завершил обход лагеря и присоединился к Марле. Он опустился рядом с ней, скрестив ноги, и мерцающий оранжевый свет пламени заиграл на резких чертах величественного лица, так же хорошо знакомого теперь Марле по давним историческим портретам, как и по собственным наблюдениям. Блестящая кожа цвета меди словно подсвечивалась изнутри, как будто в нём горело какое-то неутолимое пламя. Церемониальный сикхский серебряный кинжал, или кирпан, был заправлен за пояс вместе с фазером. Несмотря на трудный, полный хлопот день, он выглядел как никогда оживлённым и полным сил.

Когда Марла впервые увидела Хана спавшим в той, похожей на гробницу, нише на борту «Ботани Бэй», от одного взгляда у неё перехватило дыхание.
Как и сейчас.

- Приношу свои извинения за то, что оставил вас ужинать в одиночестве, - приветливо проговорил он. - Иногда обязанности командира имеют приоритет над личными проблемами.
- Всё в порядке, - ответила она. – Я понимаю.
Марла перевела глаза на стоявшего поодаль Хоакина, охранявшего Хана, как банериамский ястреб. Он подозрительно посматривал на Марлу, словно ожидал, что при первой же возможности она ударит Хана ножом. Неужели он не понимает, подумала она, расстроенная недоверчивым взглядом телохранителя, что, несмотря на всё случившееся на «Энтерпрайзе», я предпочла бы умереть, чем причинить Хану вред?

Её смущение не укрылось от острого взгляда Хана.
- Это всё, Хоакин, - обратился он к бдительному телохранителю. – Теперь оставь нас.
- Но, ваше превосходительство... – запротестовал было Хоакин, встревоженный перспективой оставить Хана наедине с Марлой.
Хан снисходительно улыбнулся волнению своего верного слуги.
- Не беспокойся, мой старый друг, - низкий звучный смех вырвался из его груди, - полагаю, что уж от одной-то женщины я как-нибудь сумею себя защитить.
И он бросил довольно лукавый взгляд на Марлу.
- Не то чтобы я думал, что мне придётся это делать.
Хоакин неохотно покинул сцену, но не раньше, чем кинул предостерегающий взгляд на Марлу, вздохнувшую с облегчением, когда громадная фигура телохранителя растаяла в темноте.
- Вы должны простить Хоакину его усердие, - сказал Хан. - На Земле у меня было много врагов, и Хоакин был моим последним оборонительным рубежом против предателей и убийц.
При этих воспоминаниях голос и лицо Хана помрачнели.
- Он обязан мне жизнью и сделает что угодно, чтобы защитить меня.
- Понятно, - тихо сказала Марла. По крайней мере, в нас есть что-то общее, подумала она, хотя она по-прежнему не могла избавиться от образа Хоакина, наносящего удар Ухуре. Она не была уверена, что когда-либо будет в состоянии это забыть.

У костра воцарилась тишина. Теперь, когда они, наконец, остались с Ханом один на один, Марла обнаружила, что язык словно прилип к гортани. Её осенило – ведь с момента поражения Хана они впервые были предоставлены сами себе. После своей неудачной попытки и до прибытия к Сети Альфа V Хан находился на гауптвахте судна под усиленной охраной, а сама Марла – под арестом в своей каюте. Они лишь ненадолго встретились на слушании, когда Марла согласилась разделить с Ханом ссылку. Таким образом, в значительной степени они были отделены друг от друга - до сих пор.
С чего бы начать, думала Марла.

- Спасибо, - проговорила она, - что спасли меня ... недавно.
Хан отмахнулся от её слов простым движением руки, словно не придал особого значения нападению Зулейки.
- Настанет время – и мои люди примут вас, - пообещал он.
У Марлы были на этот счёт свои сомнения, но она решила не противоречить. На уме у неё было кое-что более важное.

- Хан, - начала она, - мы пока не говорили о том, что произошло на «Энтерпрайзе», когда я помогла капитану Кирку вернуть себе корабль.
Хан в раздумии кивнул, и Марла в ожидании ответа затаила дыхание. Ей было заранее страшно от того, что она может услышать, но, к добру или к худу, она должна была знать, обвинял ли он ее за то, что их выбросило на эту отдалённую и нецивилизованную планету. Неужели в глубине души он также сильно не доверяет ей, как и его люди? Пожалуйста, только не это, отчаянно взмолилась она, я не смогу вынести ещё и его ненависти.
- Вначале я был зол, - признал Хан. Он говорил медленно, словно вслушиваясь в каждое слово. – Но потом, в одиночном заключении, у меня было время поразмыслить, и вскоре я понял, что сам создал патовую ситуацию. Я не должен был принуждать вас к выбору между лояльностью ко мне и долгом перед капитаном.
Он пожал плечами.
- Это мой просчёт и моя полная ответственность.
Хвала богам, подумала Марла, чувствуя себя так, словно с неё сняли тяжёлый груз. Она снова ощутила удары собственного сердца и обнаружила, что может свободно вздохнуть.
- Я боялась, что ты никогда меня не простишь, - призналась она хриплым от волнения голосом.
Хан улыбнулся и взял ее руку.
- Что сделано, того не воротишь, - сказал он. - Ты доказала свою верность, когда добровольно захотела сопровождать меня в эту глушь.
И добавил, будто глядел вперёд, в будущее, оставив прошлое позади.
- И нет никакой необходимости когда-нибудь к этому возвращаться.

Обгоревшее полено переломилось с резким, похожим на пистолетный выстрел, звуком и рухнуло в огонь. По ту сторону изгороди безымянный зверь рёвом призывал сородича.
Хан поднялся. По соседству с костром пара тёмно-синих флотских одеял были расстелены поверх слоя свежескошенной травы. Это была, может, и не самая комфортабельная постель, какую когда-либо видела Марла, но, по крайней мере, травяной матрас был достаточно толстым и упругим.
- Пойдём, - сказал Хан, помогая Марле встать. – Уже поздняя ночь, и впереди у нас много долгих дней. - Он слегка подтолкнул её к приглашающе расстеленным одеялам. – Постель нас ждёт.
Марла думала, что скончается от счастья прямо тут, не доходя до постели.

Позже, после того, как они занялись любовью в той мере, в какой им позволяло их ненадёжное укрытие от постороннего взора, они, обнявшись, лежали у огня. Голова Марлы покоилась на плече Хана, а обнажённая рука была перекинута через его грудь. Сети Альфа VI сияла на небе. Не так романтично, как подлинная Луна, думала Марла, но для меня и этого вполне достаточно.
- Расскажи мне о себе, - проговорил Хан, перебирая разметавшиеся рыжие пряди. - Ты знаешь всю мою историю, а я так мало знаю о твоём прошлом.
- Ну, рассказ будет недолгим, - сказала она. – Вплоть до недавнего времени моя жизнь была довольно скучна.
Хан одарил её весьма скептическим взглядом.
- Не надо ложной скромности, - в его голосе прозвучал упрёк. - Ты офицер Звёздного флота, исследователь космоса. Я не поверю, что в твоей жизни не было увлекательных приключений.
- Но это так, - настаивала она, - более или менее.
Она плотнее прижалась к Хану, несмотря на свои протесты ободрённая проявленным интересом.

- Мои родители погибли при сбое транспортера, когда я была ещё очень маленькой, так что выросла я у старой тёти и её мужа. Они были славные люди, но держались несколько отчуждённо и странновато. Я всегда чувствовала себя вторгшейся в их вполне упорядоченную жизнь, вращавшуюся вокруг прогрессивной теории субпространств.
Она печально улыбнулась.
- Не самая подходящая среда для юной энергичной особы!
Хан кивнул.
- Могу тебе только посочувствовать. После гибели матери в Великой пустыне Тар меня взяли к себе дальние родственники. Инженер и его жена. Во многом восхитительные люди, но далеко не ровня мне по умственному развитию, поэтому я проводил много времени за книгами.
- Я тоже! - пришла в восторг Марла. Она была рада тому, что, даже происходя из совершенно разных эпох, они имели много общего. – В основном, историческими. Прошлое всегда казалось мне более красочным и интересным, чем современная Земля.
- Меня тоже больше влекло к героям прошлого, - согласился с ней Хан. - Александр Македонский, правитель Ашока Великий, Наполеон – вот кто вдохновлял меня в молодости.

В это я могу поверить, подумала Марла. С кого ещё, как не с легендарных завоевателей прошлого, мог брать пример Хан Нуньен Сингх? Его легко можно было вообразить среди них и она знала - его величайший триумф был впереди. Наши потомки запомнят Хана как первого великого правителя Сети Альфа V.

- Поэтому ты вступила в Звёздный флот? - спросил он.
Марла вернулась мыслями в своё прошлое.
- Ну, ничего удивительного в этом не было. Сначала я хотела стать историком, но это сообщество своей замкнутостью и сосредоточенностью на науке слишком походило на моих опекунов, так что вместо этого я выбрала Академию Звёздного флота. Наверное, я думала, что если Земля стала слишком спокойным и предсказуемым миром, то я всегда смогу найти на последнем рубеже тот азарт, которого мне не хватало.
- И нашла? - он прижал её крепче.
Она пожала плечами, устраиваясь поудобнее в его объятиях.
- Лишь отчасти. Если честно, не думаю, что капитану Кирку было от меня много пользы. Я почти никогда не сопровождала его в десантах, даже когда нас забросило в 1969 год, - у неё вырвался вздох сожаления. - Всё, что от меня тогда потребовалось, это подобрать гардероб для членов десанта, чтобы они не выделялись на фоне людей того времени.
Она начала осознавать, что в то время как «Энтерпрайз», благодаря «эффекту рогатки» опасной «чёрной дыры», попал в 1969 год, Хан и его сотоварищи как раз и были зачаты в сверхсекретной лаборатории штата Раджастан. Кто бы мог подумать, что триста лет спустя оба в конечном итоге окажутся на Сети Альфа V?
- Если Кирк не нашёл применения твоим талантам, - нахмурился Хан, - так это его ошибка.
Его лицо слегка омрачилось, когда он заговорил о капитане.
- Я сразу увидел, что ты исключительная женщина.
Комплимент Хана был оценён ею по достоинству, однако враждебный тон причинил некоторый дискомфорт, и Марла поспешила сменить тему.

- Оглядываясь назад, могу сказать, что на «Энтерпрайзе» случались и очень напряжённые моменты. Мы выдержали несколько жестоких ионных бурь, не говоря уже о встречах с клингонами, ромуланцами, горнами и другими враждебными расами. Вместе со всеми я словила инопланетный вирус и провела несколько часов, провозглашая себя кронпринцессой Вселенной. Я даже встретила Ричарда Львиное Сердце, ну или кого-то вроде него, - при этом воспоминании она покраснела, - в увольнительной на одной причудливой планете.
Хан слушал внимательно, и овладевшее ею чувство безграничного доверия толкнуло Марлу открыться полностью.
- И даже при всём том, - призналась она, - на «Энтерпрайзе» я никогда не чувствовала себя дома. Были приключения, да, но это были не мои приключения, я просто случайно им подвернулась. Мне хотелось чего-то своего, особенного, – кого-то вроде тебя.
- Ты не разочаруешься, - пообещал Хан, приподнимаясь над ней и заслоняя небо. Его пламенный поцелуй волновал больше, чем любой ионный шторм.

Вот теперь всё так, как должно быть, думала Марла, со всем пылом отвечая на его страстный порыв. Лучше, чем Академия, чем «Энтерпрайз». Это то, что я искала все эти годы.
Что бы ни пришло потом.

Начало здесь


@темы: Чехов, ТОС. Переводы, ТОС. Книги, Сулу, Спок, МакКой, Кирк, Грег Кокс. Владыка Ада, Эпизодические персонажи

Комментарии
2015-03-10 в 15:27 

helen stoner
I don't believe in the no-win scenario (c)
Спасибо!

2015-03-11 в 20:11 

helen stoner, пожалуйста!

     

TOSонулся сам, TOSони другого

главная