13:38 

Владыка Ада. Часть II - Потерянный рай. Глава 3.



Год 2267. День первый.

Жужжание транспортации прекратилось и Хан впервые почувствовал под ногами поверхность Сети Альфа V. Его глаза, привыкшие к рассеянному свету на борту «Энтерпрайза», сощурились от назойливого блеска полуденного солнца, сиявшего на ярко-сапфировом небе славного нового мира. Он ощущал себя кем-то вроде Колумба или Армстронга, готовившимся пересечь границу огромной и неизведанной территории.
Здесь я построю империю, поклялся он себе, более великую, чем та, что я оставил в прошлом.

Комбинезон глубокого красного цвета облегал мускулистое тело Хана. Несмотря на ослепительный солнечный свет, он высоко держал подбородок, гладкие чёрные волосы были стянуты на затылке в узел. Тёмно-карие глаза смотрели на мир с уверенностью и нетерпеливым предвкушением. Но когда он поднял было руки, чтобы заслонить глаза от света, прочные стальные оковы на запястьях тут же напомнили о себе.
Не то чтобы Хан обвинял за это капитана Кирка. В конце концов, Хан на короткое время захватил «Энтерпрайз» и запытал капитана почти до смерти, так что предосторожность Кирка была вполне логичной. Я бы сделал то же самое, признался себе Хан.
Офицеры службы безопасности «Энтерпрайза» в полном составе уже находились здесь же, дабы обеспечить неукоснительное следование договору, заключённому между Ханом и капитаном. Меньшая часть с фазерами наизготовку стояли рядом с не выказывающим раскаяния сверхчеловеком, а большинство наблюдали за последователями Хана, молча ожидавшими своего лидера поодаль.

По настоянию Кирка Хан - и ещё кое-кто - транспортировались на планету последними. Лучше уж было держать беспощадного диктатора-сикха под присмотром так долго, как это было возможно: капитан не желал повторения побега Хана из-под стражи.
Нежные пальцы коснулись руки мужчины и он бросил взгляд на спустившуюся вместе с ним женщину. Марла МакГайверс, в прошлом лейтенант Звёздного флота и сообщница Хана в недолгом захвате «Энтерпрайза», как и в возможном его уничтожении.
Женщина XXIII века, родившаяся спустя почти триста лет после Хана и прочих эмигрантов, была стройной красавицей. Тёмно-красная униформа Звёздного флота подчёркивала изящную фигуру, короткая юбка и полированные чёрные сапоги открывали стройные ножки, а её рыжеватые волосы свободно струились по плечам именно так, как нравилось Хану.
- Так это и есть наш новый дом, - прошептала она с опаской.
Ореховые глаза, искусно обведённые бледно-голубыми тенями, оглядывали лежавшую перед ними долину неукрощённой реки. На другом берегу колючие кустарники и разбросанные пальмы расчерчивали пунктирными линиями травянистую саванну. На северо-востоке и севере вырастали покрытые снегом вершины гор; несомненно, до них было несколько дней пути. Карканье и резкие крики слышались сквозь неумолчный шум бегущего потока - какие-то местные птицы, имеющие внушительный размах крыльев, не спеша кружили над равниной, но были ли то хищники или всего лишь падальщики, Хан не мог сказать.
Он пожал женскую руку, стараясь успокоить и при этом не повредить хрупкие кости обычного человека. В отличие от Хана и его последователей, Марла не была генетически улучшенным сверхчеловеком. Неудивительно, что она встречала новую жизнь с некоторым трепетом. Ей многим пришлось пожертвовать и Хан был глубоко тронут этим. Как и Ева ради Адама, говорил он себе, она отвернулась от рая XXIII века ради пустыни со мной. (прим.переводчика - речь идёт о Еве "Потерянного рая", а не Ветхого Завета).

Молодой русский энсин - Чехов, кажется – прошёл через кольцо безопасников. Хан помнил, что юноша проявил мужество во время недолгого захвата «Энтерпрайза» и был в числе тех, кто пытался перехватить у сверхлюдей контроль над инженерным отсеком. То, что попытка русского провалилась, никак не умаляло его доблести в глазах Хана.
- Простите, мистер Хан, - сказал он немного нервно, - но я должен сообщить вам, что «Энтерпрайз» в ближайшее время покидает планету. В соответствии с указанием капитана Кирка, провиант для вашей колонии уже доставлен, - молодой офицер махнул рукой в сторону разновеликих металлических карго-контейнеров, стоявших на безопасном расстоянии от илистых берегов реки. - Кроме запасов с «Ботани Бэй», капитан Кирк также снабдил вас некоторыми важнейшими технологическими новшествами со складов нашего корабля.
- Понимаю, - одобрительно кивнул Хан. - Уверен, что всё сделано согласно инструкциям капитана.
Кирк приходил в транспортерную «Энтерпрайза» перед спуском Хана на планету. Их прощальная встреча обошлась без улыбок и длинных напутствий, как и следовало ожидать от двух недавних противников.
- Так же, как уверен, что мой народ и я будем процветать и преуспеем в значительно большей степени, чем ожидает Джеймс Т. Кирк.
- Конечно, - дипломатично согласился Чехов. Он взглянул на оковы на руках Хана и снял с пояса какое-то электронное устройство. - Если вы просто поднимете руки, сэр, я сейчас же удалю эти браслеты.
- Спасибо, мистер Чехов, - сказал Хан, хитро улыбнувшись. - Но в этом нет необходимости.

Вытянув руки перед собой, он крепко сжал кулаки и, сконцентрировавшись, напряг все свои силы. Его глаза сузились, губы искривились. Мышцы и сухожилия сверхчеловека вступили в противоборство с неприступными стальными манжетами и сплавы XXIII века уступили напору. Без помощи Чехова или кого-либо другого наручники, обхватывавшие запястья Хана, щёлкнули с металлическим скрежетом, освободив руки.
Вот так-то лучше, подумал Хан, с удовольствием наблюдая выражение испуга, появившееся на лицах тюремщиков. Не стоит им забывать, кто здесь воистину превосходящий человек.

Русский судорожно сглотнул, а безопасники насторожились и явно перешли в состояние повышенной боевой готовности. Полдюжины фазеров были немедленно нацелены на Хана, но их царственная мишень не выказала никаких признаков тревоги. Спокойно, не торопясь, он поднял пустые ладони, демонстрируя отсутствие намерения причинить Чехову вред.
Несколько сбитый с толку молодой энсин передал Хану совершенно бесполезный теперь электронный ключ и повернулся к Марле. Сожаление смягчило выражение лица Чехова, когда он обратился к своей вскорости будущей-бывшей сослуживице.
- Э-э ... кое-кто из ваших друзей на «Энтерпрайзе» попросили меня передать это, - сказал он, протягивая небольшой предмет, завернутый в смятую металлическую фольгу. – Вспоминайте нас иногда.
Хан смотрел, как Марла развернула вещицу, оказавшуюся медальоном в форме эмблемы Звёздного флота. Лейтенант была явно тронута подарком и её голос, когда она заговорила, чуть хрипел от волнения.
- Спасибо тебе большое! - грустная улыбка чуть приподняла уголки её губ. - Приятно знать, что на корабле меня ненавидят не все.
- Ненавидят вас? Nyet! Никто вас не ненавидит, - проговорил Чехов, пожалуй, чересчур поспешно.

Если судить по нахмурившимся и вмиг окаменевшими ликами краснорубашечникам, молодой русский не был до конца правдив, заподозрил Хан. Без сомнения, многие сослуживцы Марлы смотрели на неё как на предательницу, запятнавшую честь мундира. Хан лишь надеялся, что она не думала о себе так же.
Я докажу ей, что её выбор мудр, пообещал он. У неё не должно быть никаких сожалений.

- Вы уверены в том, что делаете, лейтенант? - спросил Марлу Чехов, испытывая очевидное нежелание оставлять её с Ханом. - Ещё не слишком поздно всё изменить.
Энсин внимательно следил за выражением лица женщины, ища признаки сомнений.
- После того, как «Энтерпрайз» покинет планету, вы можете навсегда остаться в положении отверженной.
В ответ на это предложение молодого человека Хан рассвирепел. Да как смеет этот щенок пытаться подорвать верность Марлы, как будто, связав свою судьбу с моей, она обрекла себя на печальную участь? Резкие слова упрёка уже готовы были сорваться с его губ, но Марла заговорила первой.
- Ценю твою заботу, Павел, но всё нормально, - она взглянула на Хана без следа нерешительности. - Я отдаю себе отчёт в том, что делаю.
Чехов угрюмо кивнул.

- Тогда осталось лишь одно, - он достал из-за пояса фазер, протянул мощное огнестрельное оружие Хану и пояснил. – Пригодится для защиты от враждебных форм жизни, как и ружья с «Ботани Бэй».
- Отлично, - произнёс с удовлетворением Хан. Даже с учётом собственных превосходящих качеств с таким оружием он чувствовал себя увереннее. – Передайте мою благодарность капитану Кирку за эту предусмотрительность.
Больше обсуждать было нечего: Чехов и безопасники не собирались медлить с возвращением на корабль. Хан молча наблюдал, как они исчезали в вспышках энергии транспортера «Энтерпрайза». Мысленным взором он видел на мостике Кирка, отдающего команду и уводящего свой великолепный космический корабль прочь от Сети Альфа V, к далёким глубинам Галактики.
Хан позволил себе мимолетное сожаление. Если бы только Кирку не удалось восстановить контроль над «Энтерпрайзом»! Насколько же лучше было бы командовать таким судном, оснащённым внушающими трепет фазерными батареями и фотонными торпедами. Угнанный в 1996 году из так называемой Зоны 51 (прим.переводчика – в Зоне 51 в Неваде разрабатываются экспериментальные летательные аппараты; согласно 2-ой книге трилогии, при создании DY-100 были использованы технологии разбившегося в Розуэлле в 1947 году шаттла ференги) «Ботани Бэй» был для своего времени образцом конструкторской и инженерной мысли, но по сравнению с «Энтерпрайзом» этот примитивный «корабль спящих» походил на утлую лодку. Какую бы межзвёздную империю он бы, возможно, создал, имея в своём распоряжении такой устрашающий корабль!
Но этого не случилось.

Ну и ладно, подумал Хан, поворачиваясь спиной к прошлому. Его будущее здесь, на Сети Альфа V, и он был полон решимости сделать его наилучшим из возможных. Хану пришли на ум бессмертные строчки Мильтона: «Целый мир лежал пред ними, где жильё избрать им предстояло промыслом Творца».
Глубоко вдохнув горячий и сухой воздух, Хан оглядел свои новые владения. Оценивая планету с точки зрения наиболее благоприятного места для высадки, именно эта конкретная область привлекла его внимание. Регион, расположенный в южном полушарии планеты, походил на плодородные долины реки Инд, послужившей колыбелью индийской цивилизации. Протекавшая рядом река была заключена с обеих сторон в бесконечные километры субтропических лугов.
Теоретически, в соответствии со сделанным на борту «Энтерпрайза» планетарным моделированием, близость к реке позволила бы обеспечить всем необходимым сельское хозяйство, особенно после прихода сезона дождей, в то время как раскинувшиеся степи, несомненно, изобиловали дичью – также, кстати, как и охотящимися на неё хищниками, озабоченно вспомнил Хан.
Это оказалось, в общем и целом, достойное место, где можно было основать колонию и впоследствии с неизбежностью распространить свою власть на всю планету. Начнём, подумал он.

Не отделённый больше от своего народа навязчивыми приспешниками Звёздного флота, Хан направился к толпе ожидавших и подобно ему генетически созданных братьев и сестер из далёкого ХХ века. Выжившие члены экипажа космического корабля «Ботани Бэй» когда-то последовали за ним, покинув мрачные дни Евгенических войн ради неизвестного будущего, в поисках новых миров, которые можно было бы подчинить. Сорок один мужчина, не считая его самого, и около тридцати женщин, кроме Марлы. Оглядев толпу людей, чьи простые костюмы напоминали его собственный, он увидел лица многих самых преданных помощников: Сюзетт Линг, Лиама Макферсона, Вишвы Патила, и, конечно же, верного телохранителя ещё с прежних времён Хоакина Вайса.
Последний, устрашающего облика мужчина, чьё флегматичное лицо было так же лишёно эмоций, как гранитная глыба, шагнул вперёд и занял место рядом с Ханом, как будто и не было всех этих веков, проведённых в анабиозе. Давным-давно Хан вытащил Хоакина из израильской тюрьмы, где воинственный супермен отбывал пожизненное заключение за множественные насильственные действия и убийства, и знал, что этот мускулистый шатен с радостью умер бы, прежде чем позволил бы кому-либо нанести Хану вред.
- Приветствую тебя, мой старый друг, - сказал Хан, пожимая мощную руку. – Мы снова вместе, как и раньше.
Хоакин хмыкнул в знак согласия.

Отпустив телохранителя, Хан возвысил голос, обращаясь к своим людям.
- Друзья, товарищи, собратья! Настало наше время! Разве я не обещал вам новый мир, чистый, неиспорченный, который мы могли бы возглавить? Преодолев и время, и пространство, мы наконец его достигли. Здесь, на этой девственной планете, мы посадим свое семя. Мы построим цивилизацию, лучший общественный строй, подобный которому Вселенная раньше никогда не видела!
Ответные приветственные крики раздались от большинства, но не ото всех собравшихся. Хан отметил несоответствие, но предпочёл не обращать на это внимания ... пока.
- Сначала мы должны доказать, что мы достойны того, чтобы выжить, - продолжил он. – Первые дни не будут лёгкими. Мы должны найти пищу и кров. Помните, этот чужой мир, несомненно, содержит угрозы, которые мы не можем пока себе вообразить. Но обещаю вам, братия мои, следуйте за мной, и я еще раз поведу вас к величию!
- Как на Земле? – в раздавшемся из толпы голосе звучала ирония. – Или как на «Энтерпрайзе»?
Глаза Хана сузились, а челюсти сжались.
- Кто говорит? - холодно спросил он. - Покажись.

Из толпы появилась фигура высокого блондина и Хан признал в ней Харульфа Эрикссона, скандинава, который на Земле был одним из иностранных наёмников-боевиков Хана. С львиной гривой ярко-жёлтых волос, грубой бородой и сильно развитыми мышцами Эрикссон являл собой картинное воплощение его предков-викингов.
- Я говорю, - заявил он с отчётливым акцентом. - И не только за себя.
Взгляд Хоакина немедленно загорелся убийственным гневом и он сделал порывистое движение в сторону Эрикссона, но Хан остановил его, подняв руку.
- Нет, - сказал он строго. - Пусть продолжает.
Эрикссон не нуждался в поощрении, чтобы продолжать злословить.
- Почему мы снова должны следовать за вами, Хан, когда вы вели нас ни к чему иному, кроме как от одной катастрофы к другой! Мы ушли с Земли, потерпев поражение на собственной планете, над нами взяли верх люди низшей породы, и все потому, что мы ошибочно доверились вам. Затем мы провели века затерянными в космосе, путешествуя в криогенном состоянии, в то время как системы жизнеобеспечения корабля отказали и многие из наших доблестных товарищей погибли во сне! И, наконец, вы пробудили нас с целью захвата «Энтерпрайза» только для того, чтобы опять быть побеждёнными, на этот раз Кирком и его слугами, включая вот её!
И он обвиняющим жестом ткнул пальцем в Марлу, которая вздрогнула, но не сникла от этих язвительных слов Эрикссона. Хан улыбнулся, довольный тем, что она устояла.

По правде говоря, подобный вызов он предвидел. Сверхвозможности уже неоднократно приводили к сверхамбициям и Хан догадывался: это только вопрос времени, прежде чем кто-то из его последователей попытается его свергнуть. Теперь, по крайней мере, он знал, с какой стороны пришла угроза.
- Понятно, - ответил Хан, сдерживая праведный гнев.- А разве ты уже забыл, что стало с остальными Детьми Кризалис?
Он намекал на сверхсекретный проект, в рамках которого с помощью методов генной инженерии были рождены и Хан, и все остальные (прим.переводчика – проект Кризалис объединял лучших генетиков, микробиологов и других учёных и ставил целью генетическое улучшение человеческой расы. 1-я книга трилогии).
- Их всех давно уже нет, они уничтожены века назад обычными людьми, превосходившими их по численности как миллиард к одному. Мы, те, кто выжили из этой благородной породы, сделали это благодаря моему смелому решению покинуть Землю и искать новую родину среди звезд. Ты, Харульф Эрикссон, жив только потому, что я предоставил тебе ячейку на борту «Ботани Бэй».
Хан сцепил руки и прижал их к сердцу.
- Твоя благодарность, - саркастически заметил он, - переполнила моё сердце.

Эрикссон хмуро встретил насмешку Хана, не желая пока сдаваться.
- Вы, возможно, были нашим лидером на Земле, - признал он, - но это было столетия и световые годы назад.
Он с опаской покосился на фазер, но продолжал говорить, подстрекаемый другими симпатизирующими ему, которые группировались за Эрикссоном как шакалы, жаждущие при случае добить льва.
- Новый мир требует нового лидера, - провозгласил он. – Почему им должны быть вы?
- Потому что я Хан!
Если бы перед ним была трибуна, Хан разрушил бы её ударом кулака. Вместо этого он отвернулся от Эрикссона и скрывавшихся за ним прочих шакалов и обратился непосредственно ко всему народу.
- Говорят, завоевания без риска всё равно, что победа без славы. Мы терпели неудачи, это верно, и несли тяжёлые потери, но так всегда бывает с отважными пионерами, достаточно смелыми, чтобы раздвигать горизонты. Мы заплатили высокую цену за то, чтобы достигнуть этих берегов, и принесём, быть может, ещё большие жертвы, но вот там лежит бессмертие, само идёт к нам в руки. Давайте объединим наши усилия и создадим могущественную империю!

На Земле в XX веке разногласия и борьба за власть между Детьми Кризалис с неизбежностью привели к Евгеническим войнам, и их результат был катастрофой для всех. Хан в буквальном смысле провёл годы в глобальном противостоянии своим же собратьям и не собирался позволять истории повториться.
Он снял фазер с пояса и у всех на виду протянул его Марле. Мне не нужно оружие, чтобы подавить это мелкий бунт, с презрением подумал он. Только сила моей собственной непреклонной воли.
- Более трёхсот лет назад каждый присягнул мне на верность, - напомнил он собравшимся. - Но если кто-либо желает оспорить законность моей власти, пусть сейчас сделает шаг вперёд … и вырвет её голыми руками!

Он устремил взгляд на Эрикссона, молча призывая мятежного скандинава сделать ответный ход. Прошло несколько долгих секунд, в течение которых вся планета, казалось, затаила дыхание. Прикрытый с флангов с одной стороны Хоакином, а с другой Марлой, безоружный Хан стоял лицом к лицу с таким же безоружным претендентом на власть. Часть его надеялась, что Эрикссон возьмет приманку и можно будет пресечь зарождающийся мятеж в зародыше. "Теперь весна, и корни не глубоки у сорных трав, - думал он, вспоминая мудрость великого Шекспира, - но если их оставить, они по саду быстро разрастутся и заглушат растенья без присмотра."
Но Эрикссон оказался не настолько храбр. Он остался там, где стоял, глядя на Хана в угрюмом молчании, пока время не истекло и не стало очевидно, что сегодня Хан победил.
- Так тому и быть, - торжественно произнёс он, забирая у Марлы фазер. Возможно, сейчас это к лучшему, подумал он; его люди были немногочисленны и нелегко было бы пожертвовать трудоспособным мужчиной. Колонии для расширения понадобится разнообразный генофонд, а каждый мужчина и каждая женщина здесь обладали уникальным сочетанием хромосом, которые должны быть сохранены на благо грядущих поколений.

Желая быть великодушным победителем, Хан простёр руки и символическим жестом обнял плодородную долину и, словно вызывая в памяти присутствовавших свою исчезнувшую столицу на севере Индии, проговорил.
- Добро пожаловать, мой народ, в Новый Чандигарх, место рождения славного Ханства Сети Альфа V!
Большинство изгнанников встретили эти слова криками «ура!», но можно было с уверенностью сказать, что некоторые звучали сердечнее и искреннее других. Эрикссон и его коварные приспешники, потерпевшие неудачу в первой попытке государственного переворота, слились с общей массой, но Хан знал, что почти наверняка не слышал среди ликующих криков бородатого норвежца. Придется повнимательнее за ним присматривать.

В настоящее время, однако, приоритет имели насущные вопросы выживания.
- Линг, - отдал он приказ азиатке, на Земле служившей в возглавляемых им лично силах безопасности. - Возьмите десяток добровольцев и начните сбор дров. Патил, соберите команду и спуститесь к реке, принесите воду. Помните, что, прежде чем пить, её нужно вскипятить. Макферсон, давайте обсудим вопрос об укрытиях...
До наступления темноты надо было сделать очень многое.

Начало здесь


@темы: Чехов, ТОС. Фики, ТОС. Переводы, ТОС. Книги, Сулу, Спок, МакКой, Кирк, Грег Кокс. Владыка Ада, Эпизодические персонажи

Комментарии
2015-03-08 в 09:01 

helen stoner
I don't believe in the no-win scenario (c)
Спасибо за продолжение!

2015-05-08 в 14:56 

Dukasha
Я слишком эстет, чтобы сознательно создавать убожество. Именно поэтому я не создаю ничего. :-D
Если судить по нахмурившимся и вмиг окаменевшими ликами краснорубашечникам - окаменевшим.
Оценивая планету с точки зрения наиболее благоприятного места для высадки, именно эта конкретная область привлекла его внимание. - а вот это совсем печаль. Кривое употребление деепричастного оборота. Либо "при оценке планеты с точки зрения... область привлекла", либо "оценивая планету... он обратил внимание".

     

TOSонулся сам, TOSони другого

главная